Gintama-TV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Флешбек » Два дебила - это сила, три дебила - это мощь


Два дебила - это сила, три дебила - это мощь

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

Участники:
Namiyamy Shisui, Kamui
Время действия:
Примерно три месяца назад
Описание:
Обеды капитанов, адмирала и приглашенных гостей - это обычное дело. И редко, конечно, что-то непредвиденное случается во время таких мероприятий. Обычно все тихо и мирно проходит, поскольку выступать против космических пиратов так же глупо, как и лезть без всякого оружия в клетку к голодным львам. Правда, иногда попадаются и такие индивидуумы, которые отличаются глупостью и лезут на рожон. Но, конечно, потасовку могут устроить сами космические пираты. В обычных организациях, однако, сложно "хозяевам" развязать своеобразную войну, ведь они не лишены разума и знают, что им это не будет выгодно. Но не стоит забывать, что адмирал в Харусаме - полный идиот...
Очередность постов:
Namiyamy Shisui
Kamui
Местонахождение:
Космос, флагманский корабль пиратов Харусаме

0

2

Уже десять минут Шисуи пофигистичным взглядом сверлил центр своей тарелки, на которой горкой возлежал какой-то разноцветный салат. Этот салатик Шисуи принесла миловидная девушка. Правда, миловидной была её правая сторона. А вот левая отличалась литой сталью, шипами и бородавками на лице. Надо отметить взгляд, которым она одарила Шисуи, когда тот, не видя её левой стороны, пытался флиртовать. Такого удивления глава Намиями не видел даже у Тайке. Впрочем, такое же выражение приняло и лицо Шисуи, когда он увидел вторую половинку девушки. И девушки ли?
«И что я тут забыл?» – в который раз задался Шисуи, отпивая вина и снова скучным взглядом оглядывая всю собравшуюся «братию». Сестрица в очередной раз сделала ему подарочек, пинком отправив на этот обед к Харусамэ. Конечно, Шисуи знал, как важно было поддерживать связь с космическими пиратами. Они были известны во всей вселенной, в том числе и на Земле. И эта известность нужна была самим Намиями, как воздух. Да и сами намиямовцы были полезны. Работая на важного чиновника Эдо, они получили репутацию «невидимых» наемников. Всю работу, которую им давала важная шишка, они выполняли тихо и незаметно. Харусамэ тоже на это купились, решив держать клан наемников при себе и использовать при первой же возможности.
Сам блондин к пиратам относился нейтрально. Шисуи много раз наблюдал силу и мощность Харусамэ. Например, на тех же званых обедах. Все начиналось с какой-то банальной мелочи, и через некоторое время превращалось во что-то грандиозное, массовое и кровавое. Особенно отрывались почтенные Ято. Блондин даже как-то присвистнул, увидев, как один, довольно крупных размеров Ято, в лепешку раздавил зазевавшегося гостя. Так смачно, что Шисуи позавидовал этому Ято, потому, что сам был бы не прочь раздавить кого-нибудь. Но все же глава Намиями всегда старался избегать такого месива, в которое превращалось обеденное помещение, сохраняя невозмутимый вид. Но везение рано или поздно покидает и вместо себя подкладывает свиноподобную рожу такому незаметному наемнику, как Шисуи.
Глупый адмирал Харусамэ отчего-то противно засмеялся, словно захрюкал, тем самым вырывая задумчивого главу клана из нирваны, в которую он улетел из-за нудной и скучной болтовни. Наткнувшись взглядом на рыжую макушку, Шисуи нахмурился, силясь вспомнить, как зовут эту довольно известную личность в Харусамэ, которая не так давно навела шумиху в Йошиваре.
- А как обстоят дела вашего клана, Шисуи-доно?  Все также плохо? – внезапный вопрос, заданный противным голосом адмирала Або, блондин сначала проигнорировал. Главе Харусамэ совершенно необязательно знать о делах Намиями. – Шисуи-доно? Шисуи-доно?!            
- Ну, что вы! – Шисуи, откинув челку со лба, хитро посмотрел на лидера Харусамэ. – Все просто отлично, адмирал Або. На Земле много работы, которая заставляет наш клан процветать. – блондин притворно улыбнулся и прищурил глаза, соображая, каким путем лучше будет убить этого тупого свиноподобного адмирала. На ум приходило множество изощренный пыток, которыми вполне можно было довести адмирала до нервного и физического истощения. Что-что, а психологически надавливать на противника Намиями умели намного лучше, чем физически.
Свиноподобная морда до противности громко заржала, окончательно доводя Шисуи до нервного тика. Ну, не любил глава Намиями находиться рядом с такими уродливыми личностями, пусть даже это был сам адмирал галактического преступного синдиката, которому нужно было приторно подлизываться, чтобы сохранить доверительные отношения. Блондин был и остается эстетом, ценя прекрасное и красивое. Однако не все галактические жители обладали «прекрасными данными». Они больше напоминали зверей: диких и неотесанных. Таковым примером, как раз служил адмирал Харусамэ.  Учитывая то, что Намиями в корне произошли от зверей и ими же являются, понятно, почему блондин раньше недолюбливал свой клан. Но времена меняются, и Шисуи смерился со своей участью зверя, став ленивым и беспокойным. А вот человеческая внешность меняла все. Жители земли были по-настоящему красивыми и всегда привлекали к себе внимание. Поэтому глава клана всегда любил бродить по городам и кварталам, наслаждаясь и запоминая образы встречающихся людей.
«Подавись и умри. Умри и подавись, нервный адмирал Оболтус».
Вовремя узрев, как свиная и хитрая морда адмирала нахмурилась, пристально смотря на Намиями, блондин лишь запихал в себя невкусный салат, манерно вытирая руки салфеткой и снова улыбаясь и кивая на то, о чем щебетали капитаны и другие главы кланов, которые, как и Шисуи, были приглашены на обед. От Шисуи также не ушел тот момент, когда адмирал прошептал что-то одному из капитанов Харусамэ подозрительно косясь на блондина, заставив того невольно насторожиться.

Отредактировано Namiyamy Shisui (2013-01-01 22:36:55)

+1

3

Особой любви Камуи не питал к этим званным обедам, которые ему приходилось посещать время от времени. Халявная еда - это, конечно, хорошо, ничего не скажешь, но, пожалуй, это единственный плюс подобных мероприятиях нет. Кому хочется сидеть с практически незнакомыми людьми, доверие к которым может стоить жизни и пары-тройки миллионов, за одним столом и болтать о какой-нибудь ерунде на подобие нынешней стоимости маунтов в онлайн-игре, к которой недавно пристрастились Аманто в Альфа Центавре, или же об удачных (Или неудачных) делах той или иной организации? Кстати говоря, адмирал-идиот завел разговор с приглашенным гостем, главой Намиями, как раз о делах этого прекрасного клана Аманто, о котором ходит так много слухов! Даже до ушей капитана седьмой дивизии дошли какие-то сведения о Намиями. Если Камуи не изменяла память, у их главы было два таланта: первый - сногсшибательное обаяние; второй - фехтование. Поговаривают, что он весьма неплох во втором, и что однажды этот тип занял первое место в каком-то там фехтовальном соревновании на своей планете или что-то вроде этого, деталей не знает никто. Вряд ли кто-то считал кровавый клан Намиями могущественным и сильным. Скорее, клан просто "крепкий среднячок" - не сильный и не слабый. Так его можно было оценить только по слухам.
Кинув оценивающий взгляд на Шисуи, Камуи довольно улыбнулся. Что-то в этом Аманто было. От него пахло кровью, сражениями... Скольких он убил? И кого предпочитает убивать? Как часто убивает? Капитан не знал о нем ровным счетом ничего, но запах, который учуял Ято, говорил сам за себя. Быть может, этот лидер Намиями даже сильнее Самурая-сана? И, может, на самом деле клан очень силен, но этого не показывают для того, чтобы держаться в тени? Нет, все говорили, что они сильны и влиятельны. Но разве это интересовало парня? Нет, ему это было безразлично. Авторитет вообще ничего не значил, а свою настоящую силу эта организация не смогла ещё показать. Клан Намиями был известен как Кровавая аристократия. Разве это сразу значило, что они все крайне кровожадны и достаточно сильны? Конечно, нет. По крайней мере, так полагал Камуи. Правда об этих Аманто была покрыта мраком. Наверняка им есть, что скрывать. Виновато в этих подозрениях, наверное, незнание. Слухи о них, конечно, ходили, но какие-то уж больно размытые.
Адмирал шепнул что-то одному из капитанов. Опять этот болван что-то замышляет? Разве ему не надоело строить из себя интригана? Впрочем, наверняка он решил просто убрать лидера этого замечательного клана, а в этом нет никакой интриги. Но зачем? Ему не будет никакой выгоды от этого - Намиями не мешают, их существование, в общем-то, неудобств и не приносит. Или адмирал знал то, чего не знает капитан седьмого отряда? Скорее всего, все именно так. Плевать на выгоду. Это отличный шанс увидеть Шисуи в деле. Совсем скоро станет известно, на что способен глава клана Намиями. Вдруг он не бесполезен? Может, он кажется таким лишь на первый взгляд? Нет, запах не лжет... Он точно пролил много крови. Это настоящее животное. Запах зверя и крови... что может быть прекраснее?... И дадут ли молодому капитану хоть немного подраться с ним? Или же лидера моментально схватят и уволокут в тюрьму? Это было бы весьма печально, ибо тогда Шисуи так и останется загадкой. Какую же все-таки силу хранит это тело?
"Давай, Адмирал-идиот. Делай свой ход". Камуи решил просто ждать начала сражения. Главу Намиями не завалят за секунду, так ведь? Улыбаясь, парень продолжил трапезу. Это было не так вкусно, как земная еда, но тоже съедобно. Ято нужно много сил для предстоящей битвы. Он уже решил для себя, что она будет, даже если адмирал прикажет ему остановиться. Что значат вообще слова этого идиота? Это ничтожество не имеет права на существование вообще. Такой Аманто, как капитан, ни за что не позволит портить ему веселье.
- Скажите, Шисуи-сан, а Вы сильный? - поинтересовался Ято с улыбкой - это было довольно бестактно с его стороны, однако. Но давно пора сменить тему. Пока что Оболтус не хотел делать ход. Скорее всего, этот тип ждал удачного момента. А вот Ято ждать не намеревался, а потому решил спросить напрямую у главы. Разговор о силе гораздо интереснее беседы о взлетах и падениях Намиями.

+1

4

Улыбка бывает разной. Счастливой, испуганной, искренней, презренной, сдержанной, жалкой, блаженной. Их множество. И, тем не менее, большинство жителей этой большой вселенной явно недооценивают улыбку. Ни Амантно, ни жители Земли. Мало кто из  них осознает, что улыбка, простое мимическое движение, совсем не так проста, как некоторым кажется. За ней можно спрятать , воистину, множество эмоций и качеств, о которых собеседник и не подозревает.
За столом Шисуи улыбался самой настоящей вымученно-приторной улыбкой. Фальшивой. Однако эта фальшь работала на славу. Никто и подозревать не мог, что обаятельный с виду Намиями, прошлой ночью безжалостно убил нескольких рядовых Харусамэ, которые проникли  на личный прогулочный корабль главы Намиями. Подсылать пешек, которые даже проникнуть во вражескую территорию скрытно не могут, - как и ожидалось от Адмирала-Оболтуса. Или же он решил с помощью нескольких шавок разобраться  с Шисуи? Вот так просто: взять и убить накануне званного обеда? Чтобы потом с печальным и крайне тупым выражением лица произнести, что Намиями трагически погиб в своей обители? Крайне глупо.
Блондин вообще не понимал такого отношения. Намиями почти, что самый нейтральный клан среди Аманто. Да, они тоже имеют связь с правительством Эдо. Да, они тоже занимаются  контрабандой оружия и прочих разрушающих веществ. Но все же Намиями ещё ни разу не переходили дорогу Харусамэ. И на это были свои причины, заключающиеся, отнюдь, не в физической силе.
Шисуи уже было плевать, что выкинет идиотский Адмирал. Сетсу предупреждала блондина, чтобы тот ничего не использовал против Харусамэ. Старшая сестрица либо не хотела, чтобы её «любимый» братик погиб во вражеском имении, либо просто недооценивала главу клана, считая его слабаком и все тем же маленьким ребенком. При любом конфликтном случае она предлагала разобраться чисто дипломатическим языком. И с каждым разом, на званных обедах, все труднее становилось удержаться, чтобы не выпустить на волю своего личного зверя. Сложно быть главой клана. Ни тебе драки, ни тебе убитых, прожженных болью, тел. Никакого веселья, право!
Уловив на себе ещё один заинтересованный взгляд, блондин лишь чуть обернулся, искоса смотря на объекта. Капитан седьмого отряда. Шисуи знал не понаслышке и о самом отряде, и о капитане, и о тех, кого постигнет участь встретить их на своем пути.  Представители сильнейшей расы во вселенной – Ято. Слыл их капитан тем, что искал сильнейших людей, с которыми он же и вступал в схватку. Намеревался ли Ято проверить свою силу или силу противника, или же просто получить удовольствие – Шисуи не интересовался. Да, и много в этом мире тех, кто по принципу этого рыжего мальчишки, так поступает? Намиями считал, что достаточно. Ято боялись, как какого-то апокалипсиса, и старались обходить стороной. Но Шисуи откровенно не лез в дела других, заботясь только о своем клане. Ну, или о себе.
А вот вопрос, заданный бестактным мальчишкой, заставил Намиями поперхнуться и снова взглянуть на капитана седьмого отряда. Внутри начал просыпаться «он». Вообще, Гривастый просыпался всего лишь несколько раз за всю жизнь Шисуи. Обычно это сопровождалось теми ещё метаморфозами. Благо сейчас, повзрослев, он от них избавился.
- Сильный? – сам себе задал вопрос блондин и осмотрел свое тело на наличие силы, - Возможно. Смотря о какой силе, Вы спрашиваете, Камуи-доно.
Если до этого на лице Намиями жила лишь фальшивая улыбка, то сейчас по нему расползалась немного хищная ухмылка, говоря о том, что блондин прекращает играть в милого и податливого главу Намиями.
- Кстати, о силе. – вновь заговорил Шисуи, переводя взгляд на Адмирала. – У Вас слабые пешки, уважаемый Адмирал. Их не учили, что проникать на чужую территорию, переговариваясь о жанрах новой эро-комедии, крайне неприлично и некорректно? Или же они, то есть Вы, решили подбросить мне посмотреть на досуге новый фильм? Игру? Но Вы могли бы это сделать сами, не подсылая своих собачек. Ведь получается, я зря их… убил? Ой, простите. – Шисуи притворно прижал ладонь ко рту, делая вид, что нечаянно проболтался. На самом деле, блондину просто надоело принимать участие в этом фарсе, именуемым обедом. Хотя нет, Намиями осточертело до нервных тиков созерцать свиноподобную зеленоватую рожу Адмирала-лоха. Тут уже речи идти не может о дипломатическом разговоре.
Какая, к чертям, дипломатия с этими пиратами, которые с высокой звезды плевали на это, сестрица? Чем ты думала, дорогая моя нээ-сан? Я лучше рожу ему разобью. Диломатичнее будет.
Не обращая никакого внимания на реакцию Адмирала и его верных подданных, Шисуи перевел взгляд на Камуи и вопросил:
- Так, о какой Вы там силе спрашивали?

Отредактировано Namiyamy Shisui (2013-01-08 14:30:41)

+1

5

О какой же силе спрашивал Камуи? Конечно, о физической. Другая, пожалуй, его не интересовала. Духовная и физическая сила связаны между собой, они-то и составляют общую картину "мощи человека". Однако Камуи все равно интересовала больше физическая сила, хоть она и зависит от духа, но все же она является окончательным результатом роста человеческой силы, она является показателем. Потому-то парень и спрашивал о реальной силе. Никто же не собирается сражаться с помощью магии или жизненного опыта. Впрочем, вопрос Шисуи был каким-то философским. Точного ответа на него дать нельзя, поскольку, когда решаешь задуматься над ним, внезапно понимаешь, что и сам не можешь ответить на вопрос. И ты спрашиваешь сам себя: "А, собственно, что такое сила?". И в качестве ответа здесь уже не подойдет простое определение из Толкового словаря. Зачем вообще глава Намиями спросил об этом? Наверняка он просто хотел запутать юного капитана или что-то в этом роде. Но стоит помнить, что для Ято существует только одна сила - физическая. Прочая же может интересовать только таких слабаков, как Кагура. А разве Камуи был слабаком?...
Шисуи рассказал очень познавательную и короткую историю о похождениях "пешек" многоуважаемого Адмирала. Признаться, эта повесть даже понравилась Камуи. Жаль, конечно, что многоуважаемый глава Намиями не стал вдаваться в подробности и не описал подробно всю картину произошедшего. А как было бы приятно послушать подробное описание этой прекрасной и неравной битвы! Разве не приятно слушать об убийствах? Разве это не греет душу? Конечно, Ято предпочитает участвовать в сражениях, а не слушать различные сказочки о них, но иногда интересно послушать какую-нибудь правдивую историю своего нового знакомого. Ведь обычно именно из историй складывается общее впечатление о том или ином человеке. Это лучший способ для составления психологического портрета. Из разговоров же многого не узнаешь.
Слова многоуважаемого гостя заставили нервничать адмирала. Он что-то начал нашептывать своим приближенным. Они усердно - именно усердно - кивали, чтобы дать понять оболтусу, что ситуация под контролем. Было видно, что Аманто напрягся и был совершенно недоволен происходящим. И Камуи, пожалуй, удивляло то, что адмирал был весьма сдержан в этот день. У него были ещё какие-то планы на Шисуи? Он не хочет просто так его убирать? Ему нужно шоу? И зачем он вообще посылал каких-то слабаков для расправы над главой? Чего он все-таки хотел добиться? Рыжий полагал, что нужно напрямую спрашивать об этом свинмирала, но, увы, сейчас было крайне неподходящее для этого время. И не потому, что идиот уже был на грани. Все дело в том, что рядом был не кто иной, как Намиями Шисуи, которому разговор капитана и великого адмирала-придурка слушать не следует.
- Я спрашивал о силе в целом - той силе, что находится внутри Вас. И я все же повторю вопрос: сильный ли Вы, Глава Намиями-сан? - спокойно и с улыбкой произнес парень. Ответ ему был нужен не в виде слов, в виде действий. Пусть глава покажет свою силу, этого будет вполне достаточно. Рыжий бросил косой взгляд на жирдяя, который продолжал о чем-то шептаться с другими Аманто. Уродец криво улыбнулся самой отвратительной улыбкой на свете - лучше бы её вообще не было. Похоже, что они уже все решили. "Ну наконец-то". Можно было со скуки помереть за то время, что Аманто потратили на разговоры. Неужто они так ненавидят своих подчиненных?
- Что ж, Шисуи-доно, я рад, что Вы успешно прошли мою проверку, - "Какая проверка? Он блефует." говорил Або, - и с радостью хочу Вам сообщить, что Вы доказали свою мощь. - "Что он несет?..." - Однако никто не смеет убивать моих подчиненных безнаказанно.
Ято удивился. "Когда это адмирал-оболтус стал беспокоиться о своих верных подчиненных?". Что-то здесь было не так. Впрочем, это было и неважно, ибо все только начинается. Болтовня этого дебила никогда не несла какой-то смысловой нагрузки, а потому не стоило даже вслушиваться в ту ахинею, что он посмел нести на званном обеде. Вот Або махнул рукой. И вот пираты встали рядом с Шисуи, и каждый из них направил на него свое оружие. Капитан был уверен в том, что это не конец. Давай же, Гривастый-сан, повесели народ! Покажи свою мощь!
Адмирал все ещё криво улыбался.
- Ну я же сказал, что никто не смеет убивать моих подчиненных безнаказанно.
Странно то, что он несколько раз это повторил. То ли для большей драматичности, то ли просто забыл о том, что уже говорил эти слова. Ох, свинмирал, свинмирал, память у тебя девичья!

+1

6

Шисуи задумчиво почесал подбородок. Сила… А действительно ли Шисуи был сильным? Блондин озадачился. Врать рыжему капитану не хотелось. Но и правды сказать он не мог. А что тут скажешь? И на какой ответ надеется этот Ято? Ясно, что на положительный, иначе это был бы не Ято, а тот пародирующий аманто из нового мюзикла «Ято и семь гномоворков». Шисуи присутствовал на премьере этого мюзикла, и когда аманто, играющий за Ято, внезапно с криками бросился на главу клана, то блондин с разворота впечатал свой ботинок ему в живот и, под бурные аплодисменты всех зрителей, актер улетел со сцены в космос. Шисуи ещё тогда предложили присоединиться к мюзиклу и вот так каждый раз, в середине мюзикла, вышвыривать актера за пределы сцены. Но блондин вежливо отказался и сказал себе, что больше в этот местный амантовский театр даже Нириши не пустит.
Но все же, возвращаясь к силе. Камуи был сильным. Он был монстром, о котором уже слагали легенды и снимали фильмы ужасов. Правда, его фигово пародировали в мюзикле. Но капитан седьмого отряда Харусамэ действительно силен и, видимо, Шисуи вызвал у этого рыжего типичный интерес, раз спросил о силе. И не означает ли это, что он, Ято, хотел проверить это на практике?
«Что ж… Мне уже надоел этот фарс».
- Не знаю. Силен ли я или же слаб? Независимо от того, что я скажу Вам, мои слова Вас все равно не удовлетворят.  – Шисуи хмыкнул сам себе и посмотрел на адмирала-оболтуса, который уже вовсю шептался со своими подданными. Блондин лишь подавил в себе желание откровенно заржать, ибо выглядело это все настолько комично, что просто невозможно было оставаться невозмутимым. Шисуи даже тихо прыснул, когда адмирал улыбнулся своей несомненно «прекрасной» улыбкой. – Тем более я…
Глава Намиями не договорил, так как его нахально перебил адмирал Або. Брови блондина удивленно поднялись, а губы сжались в плотную полоску. Такой наглости Шисуи ожидал от адмирала Харусамэ, но как-то не думал, что тот посмеет перебить его. Слишком глупым казался этот свинтус. Точнее он и был глупым. Как вообще можно было таким родиться? Наверное, родители его часто баловали. Шисуи сразу представил адмирала в розовых рюшечках, в чепчике, с соской во рту и с сексапильной нянечкой…
Когда главу клана окружили пираты, блондин не выдержал и буквально взорвался громким смехом на весь зал, заглушая все разговоры-шепотки, затыкая самого адмирала и вызывая шокированное удивление на некоторых рожах других глав клана. Было настолько смешно, что Шисуи чуть ли не похрюкивал от смеха, стучал по столу одной рукой, а другой держался за живот. Блондин аж всхлипывал – настолько ему стала смешна эта комедия. Он обязательно перескажет её на семейном ужине, как только доберется до дома.
- Мерзкий, уродливый, тупой, глупый, жирный, свиноподобный орк. – медленно и с расстановкой сказал Шисуи, вставая и вытирая выступившие слезы от продолжительного «ржания». – Вас даже адмиралом назвать сложно. Вы думали над тем, как за Вашей спиной Вас поливают протухшей грязью? Ах, простите. Я забыл, что «думать» и «Вы» – это несовместимые вещи. Я даже уверен, что и сейчас Вы меня вовсе не понимаете. – печально завершил Шисуи и, схватив за оружие рядом стоящего пирата, дернул того на себя, беря его под захват и выворачивая ему шею. Ещё несколько пиратов отправились в полет так же, как и тот артист из мюзикла. Неужели пираты адмирала, его личные шавки, действительно настолько слабы? Блондин ловко увернулся от какого-то дряхлого топора и перепрыгнул через стол, успевая стащить с него бутылку вина. Оказался он как раз за креслом адмирала и, откупорив бутылку, вылил её содержимое на голову свину.
- Ваше вино такое же отвратительное, как и Вы. – вылив остатки на закипающего гневом адмирала, Шисуи бросил бутылку в рыжего капитана. - Хотите её проверить, Камуи-кун? Силу, про которую Вы спрашивали. Вы же тоже заскучали на этой «вечеринке», да? – блондин хищно улыбнулся. О проблемах, которые свалятся на Намиями после такого издевательства над адмиралом Харусамэ, Шисуи старался не думать, полностью отдаваясь предстоящему веселью.

+1

7

Как Шисуи и говорил, происходящее выглядело невообразимо комично, причем самым забавным было то, что адмирал был просто в бешенстве. Если подумать, Камуи впервые видел его в таком состоянии и, честно говоря, он приятно удивлен — этот свинтус просто прекрасен в гневе. Со своей привычной улыбкой на губах он наблюдал за происходящим и внимательно слушал все, о чем говорил Гривастый и Або. Слова последнего больше напоминали бред свихнувшегося и напуганного олигофрена, иначе сказать и нельзя, поскольку логики и связи в его словах практически не было. Он просто устроил истерику из-за ужасных слов Намиями. В будущем, конечно, он скажет, что знал заранее о намерениях Шисуи и что заранее предугадал такое развитие событий, но всем присутствующим будет известно, что все это блеф чистой воды. Адмирал — не стратег и не тактик. Он относится к тому разряду Аманто, что обычно просто просиживают штаны на кресле. Головой такие инопланетяне не думают, поскольку они — всего лишь марионетки. Старейшины вряд ли бы позволили занять место адмирала пиратов Харусаме какому-нибудь перспективному и дальновидному мужчине с развитым интеллектом и прокачанной работоспособностью. Гораздо выгоднее иметь такого вот оболтуса, как Або. Но на самом деле Ято не особо интересовало развитие пиратов Харусаме, может быть только совсем немного, но занять кресло адмирала рыжий был бы таки не прочь. Дело вовсе не в том, что он хочет каких-то глобальных изменений или ещё чего-то сверхъестественного, просто высокая должность в такой неимоверно крутой организации может обеспечить дополнительными врагами с, возможно, неплохой силой. А что ещё нужно для счастья Камуи, кроме как сильные люди, которые желают сразиться с ним?
— Давно пора, — проговорил Камуи, с улыбкой увернувшись от брошенной в него бутылки из-под вина. Он поднялся со своего места и медленно направился к Шисуи. Парень остановился где-то в пяти метрах от своего оппонента. — Я уже боялся, что мне никогда не удастся схлестнуться в бою.
Надери ему зад, Камуи! — заорал Або. Его слова космический пират просто пропустил мимо ушей. Болельщики ему не нужны, ибо и без них он может прекрасно сразить своего противника. — Только не разнеси мой корабль!
После этих слов оскорбленный адмирал смерил Шисуи презрительным взглядом и с надменным видом удалился, бубня под нос что-то на подобие: «Мерзкий? Уродливый? На себя бы посмотрел, обезьяна волосатая. Четвертовать бы его, а затем скормить космическим пираньям на Альфа Центавре. Я ему ещё покажу, покажу…». Наверное, не хотел пострадать во время схватки. Камуи, к сожалению, не мог обещать, что сохранит корабль в целости и сохранности, но, скорее всего, если Або не растратил остатки своего мозга, то прекрасно понимает, что без жертв в данном случае не обойтись. Как вообще кто-то из 7-ой дивизии может сражаться аккуратно, не пытаясь уничтожить окружающую местности? Стоило хотя бы вспомнить о планете, которую населяют Ято. Там нет ни одного целого здания, поскольку постоянные сражения просто не позволяют домам находиться в целости и сохранности хотя бы парочку дней. Тяжело живется, но и в этом есть какая-то своя прелесть.
— Самое время для веселья, — сказав это, Ято оскалился. Прибежали некоторые представители из других дивизий, что явно не понравилось рыжему. — Не мешайтесь.
Те, казалось бы, не собирались слушать какого-то там капитана 7-ой дивизии, а просто начали наступление на врага народа. Тем не менее, Камуи не собирался с кем-то делить свою жертву, а потому решил вальяжно вырубить всех присутствующих, что он, собственно и сделал, после чего, быстро подбежав к Гривастому, подпрыгнул и попытался ударить того ногой в грудь. Возможно, ударить его удастся. Возможно, Шисуи отпрыгнет. Возможно, Шисуи всадить шпагу Каму и в ногу, но и сам потом пострадает. А, возможно, Шисуи превратится в маленькую феечку и полетит собирать пыльцу. Кто знает, что стоит ожидать от этого Аманто.

+2

8

Слух у Шисуи, когда он злился и подбирался к звериной форме, был отменным. Ему не составило труда услышать ворчание зассавшего оставаться здесь адмирала Харусамэ, который в скором темпе собирался покинуть обеденный зал. Терпение главы клана достигло своей точки апогея и Шисуи готов был тот час же броситься и по-особому жестоко зарезать эту жирную свинью, которая каким-то образом является адмиралом крупнейшего преступного синдиката.
- Обезьяна? – нервно прошептал Шисуи. На лбу заходили желваки и блондин, уже конкретно забив на все последствия, пробасил так, что б уж скрывшийся за дверью адмирал точно услышал его. – И эта жирная трусливая с*ка – адмирал известных пиратов? Я был лучшего мнения о Харусамэ.
Впрочем, здесь и сейчас остался тот, кто по мнению Шисуи, мог вполне вписаться в адмиральское кресло вместо Або. Молодой отпрыск Ято, впитавший в себя все истинные традиции это клана – тот, кто желал проверить силу Намиями и непременно к этому шел, разбираясь с теми, кто стоял у того на пути. Намиями же тоже хотел испытать силу Ятодзуку: ему ещё ни разу не удавалось сойтись в битве с этими аманто. Не было ни времени, ни повода, ни достойной встречи – все-таки блондин редко бывал сейчас в космосе, постоянно обитая на Земле, а самому искать встречи с каким-нибудь Ято ради сражения… Сетсу бы сразу назвала его дебилом и огрела бы любимой подушкой. 
Шисуи отпрыгнул в сторону, когда быстрый и ловкий Камуи пытался ударить его ногой в грудь. На ходу доставая шпагу, блондин делает два быстрых шага в сторону, пытаясь нанести удар со спины, но вместо этого разрезает лишь пыльный воздух.
- Полагаю, что с тобой не нужно сдерживать силу? – быстро спрашивает Намиями, потому что теперь он первый бежит в атаку. Кровь буквально закипать внутри блондина, от чего он только ускоряется. Зверь начинает скулить и проситься наружу. Он тоже хочет крови. Крови противника, которого будет разрывать его пасть. Он хочет сражения, свободы и безумия. У Шисуи против воли начинают удлиняться клыки и когти на пальцах. Понимает он это запоздало, но нет времени думать. В сражении с Ято нет времени на раздумья - нужно моментально атаковать, парировать и снова нестись на потенциального противника. Здесь правят лишь сплошные животные инстинкты и желание сражаться. Поэтому блондин с безумной ухмылкой делает выпад шпагой на рыжего капитана, совершая обманчивый маневр, и вместо удара шпагой, замахивается ногой, удар которой точно рассчитан на попадание в живот Камуи.

+1

9

— Я был бы очень оскорблен, если бы Вы сдерживались в бою со мной, Шисуи-сан, — с улыбкой пролепетал Камуи. И действительно, ему ведь хотелось узреть всю его силу, всю, а не какую-то малую часть. И верно то, что он бы очень огорчился, если бы Шисуи, такой хитрюга, не позволил бы увидеть её всю, увидеть, какими сильными могут быть Аманто. Однако сила главы Намиями все же была до сих пор под вопросом. Что-то, конечно, на корабле Харусаме говорили о нем, о его способностях и ещё чем-то, о чем Камуи было абсолютно не интересно слушать, однако все эти разговоры ни черта ровным счетом не значили и не стоили. Доверять чисто субъективной оценке космических пиратов очень глупо, особенно, если дело касается силы, об этом рыжеволосый прекрасно знал. Ведь часто так случалось, что все их легенды о непобедимых двухголовых гигантах и прочем оказывались абсолютной ересью. С их «непобедимыми» Ято справлялся в два счета. Впрочем, время от времени попадались действительно сильные индивиды, способные нанести неплохой урон даже представителю сильнейшей расы во вселенной. И Камуи надеялся на то, что именно таким «действительно сильным» окажется Шисуи. Конечно, он не верил в то, что Гривастый его прикончит, да даже вряд ли победит, но существовала вероятность, что ему удастся хотя бы поранить космического пирата.
И глянул бой, Полтавский бой!..
После попытки ударить Намиями в грудь капитан более или менее ловко увернулся от удара шпаги. Честно говоря, Камуи не был особым фанатом боев с какими-либо видами оружия, по его мнению, лучше всего использовать кулаки, хотя, признаться, он и сам время от времени использовал свой зонт. Однако все равно ничто не сравнится с чисто кулачным боем. Но, наверное, можно было сделать поблажку. Может, эта шпага придает ему больше силы, как катаны самураям? Кто знает, может, именно благодаря ей Шисуи одержит победу над Ято?
Обманный маневр Шисуи удался, и Камуи, получив неплохой удар в живот, отлетел на несколько метров назад. Урон, который получил Ято, был незначительным (если он вообще был) — признаться, парень ожидал большего, — а потому быстро поднялся на ноги и пошел в атаку. Он ринулся в сторону главы семьи Намиями, схватил за горло и прижал к стене. Так как мужчина был выше ростом, а рыжеволосый явно желал видеть его лицо перед своим, Шисуи приходилось стоять с согнутыми ногами, что, возможно, не было слишком удобным, но Камуи это мало волновало. Тут он заметил, что что-то в облике Намиями изменилось… да, кажется, он начал превращаться в клыкастую и когтистую фею, способную причинить боль даже такому монстру, как капитан. Рука его сильнее сжала горло противника, лицо исказила безумная улыбка, которая нередко появлялась во время боя. Наверное, если бы Камуи сильнее сжал его горло, то Шисуи бы умер. Но нет, так закончиться не должно было. Даже если рыжий и планировал прямо сейчас убить своего противника, вряд ли бы ему это удалось…

+1

10

Скорости Ято было не занимать. Не успел Шисуи сориентироваться, как ощутил на своем горле сильный захват жестких пальцев, а в следующее мгновение уже оказался прижатым к стальной ржавой стене зала. Шпага выпала из руки и отлетела куда-то в сторону, обидно сверкая острым лезвием, когда на неё попадал свет. Намиями не следил за полетом своего оружия – сейчас все его внимание было сконцентрировано на противнике. Воздух из легких вышибло на несколько секунд, но привычное и натренированное самообладание вернулось сразу же, и блондин вцепился сильной хваткой в руку, сжимавшей его горло. Когти, вылезшие совсем кстати, впились во всю длину в тонкое запястье Ято, оставляя в ней пять глубоких дырочек.
Лицо рыжего капитана расплылось, когда тот усилил хватку. Губы блондина расплылись в хищном оскале, с головой выдавая то, что дальше Шисуи будет действовать не на инстинктах главы клана Намиями, а на инстинктах обыкновенного животного. Так как блондин стоял на полусогнутых ногах, ему было удобно в следующий момент сделать подсечку Ято, чтобы тот потерял равновесие и ослабил хватку, а потом резко хватая того за свободную руку и выворачивая её за спину на довольно опасный угол. Обычный человек бы кричал и мог умереть от болевого шока из-за вывернутой кости, но, в конце концов, Шисуи прекрасно знал, с кем имеет дело. Ято не важны ранения и увечья. Они будут сражаться до победного, наслаждаясь битвой, наслаждаясь кровью и безумием, концентрация которого в воздухе обеденного зала стала максимальной и зашкаливала все допустимые нормы. Что Камуи, что Шисуи. Сейчас они напоминали хищных зверей, инстинкты которых кричали: «сражаться».  Не дать врагу ни единой передышки, атаковать, блокировать и снова атаковать. Только в битве можно понять и узнать противника. Только в битве можно дать волю той сущности, которую прячешь глубоко в себе за маской услужливого главы клана теневых наемников.
Только сейчас, сражаясь с сильным Ято, блондин мог почувствовать себя наконец-то живым.
Шисуи блокировал следующую череду ударов рыжего парня, поясницей натыкаясь на стол, разрушенная сервировка которого оставляла желать лучшего. Да, все началось именно за этим проклятым столом! Поэтому, недолго думая, блондин разламывает стол пополам, а потом и на более мелкие части. Как только Намиями вспоминал свиноподобного адмирала, его ухмылки и слова, Шисуи не просто злился – он впадал в неконтролируемую ярость.
— Знаешь, ты… — хрипло начинает глава клана, вытирая кровь с подбородка. С виска тоже стекала струйка крови, как и с левой руки, на которой висел целый нетронутый браслет, впитывающий в себя попадающую на него кровь, — Ты больше подходишь на роль адмирала, Камуи. И как вы только терпите этого слабого недоумка?
Шисуи стремительно приблизился навстречу рыжему Ято, резво направляя свой когтистый кулак в его скулу. Блондин не успел понять, попал он или же Камуи все-таки успел выставить блок. В следующий момент в зале раздался взрыв от попавшего заряда какой-то пушки, и все заполонило раздражающим дымом. А после этого зал заполнила новая партия свежего мяса, по глупости принявших шкуры рядовых аманто Харусамэ, вооруженных различным хламом в виде оружия.
— Кажется, все только и хотят, что помешать нашему сражению. Как это неприлично со стороны вашего Оболтуса. — безумная ухмылка снова исказила лицо  главы клана и он бросил взгляд на Камуи. Их взяли и окружили плотным кольцом какие-то слабаки. Какие-то слабаки смеют мешать их бою! Непростительно!  И Шисуи точно знал, что у Ято были те же мысли.
«Сегодня Глупый Адмирал потеряет бОльшую часть своих пешек», — думал Шисуи, выворачивая голову первому попавшемуся аманто.

+1

11

Всё тонет в безумии, подчиняется инстинкту, мир сокращается до одного зала, только до них двоих, теперь уже не существует больше ничего, кроме них самих. Кажется, словно всю свою жизнь они только и делали, что сражались друг с другом, сама их битва — наслаждение, бесконечное, вечное, сводящее с ума. Жизнь, казалось бы, обретает смысл только в такие моменты.
Короткая передышка. Сбивчивое дыхание. Сердце бешено колотится, ликует, прыгает в груди. Раны на лице и теле кровоточат, но боль гаснет, её рыжеволосый даже не замечает, она не играет никакой роли. Он смотрит на своего противника, безумно улыбается и жаждет лишь одного — продолжения. Но Шисуи неожиданно приспичило поговорить, как девушке после секса. Самое неподходящее время, однако.
Капитану не казалось удивительным то, что Намиями посчитал его достойным звания адмирала. Подобные «комплименты», в общем-то, никак не заботили его. Он, несомненно, желает стать адмиралом, вот только от мнения Шисуи уж точно не будет зависеть, станет он им или нет.
— Меня самого удивляет то, что этого слабака ещё терпят, — честно признаётся Камуи. У него, откровенно говоря, нет желания обсуждать в данный момент что-либо, единственное, что его интересует, — битва, но сказать это всё же решает. Пустые разговоры могут лишь помешать.
Шисуи начинает стремительно приближаться к рыжеволосому. Удар Намиями Ято удаётся блокировать; он уже собирается сам нанести удар, но неожиданно раздаётся выстрел из пушки. Камуи непроизвольно останавливается и оглядывается. Космические пираты решили помешать им, они окружают капитана и Намиями, готовятся напасть в любой момент. Теперь уже на прицеле у них были они оба.
Камуи терпеть не мог, когда кто-то ему мешал сражаться. Сейчас ему попался великолепный противник, Аманто, сражением с которым он хотел быть действительно насладиться. Но капитану стоило остановиться, помочь своим «товарищам» из Харусаме превратить Шисуи в отбивную, но, честно, сейчас, после того, как он увидел часть силы главы Намиями, после того, как ему уже удалось ощутить вкус битвы с ним, у Камуи не было никакого желания отдавать свою жертву кому бы то ни было ещё. Если бы Шисуи оказался слабым, то рыжеволосый спокойно бы отдал его на растерзание пиратов, а так — нет, всё-таки этот Аманто — его добыча.
— Очень неприлично, — соглашается Камуи, кровожадно улыбается и говорит, обращаясь уже к пиратам, — Сколько же можно повторять? Я не люблю, когда мне мешают.
И Камуи, ослеплённый безумной жаждой крови, теряет над собой всякий контроль, перестаёт осознавать, что именно он делает, в итоге он бросается на космических пиратов, бьёт что есть мочи каждого из них, кому-то сворачивает шеи, отрывает конечности, кого-то отправляет в полёт, в пылу сражения даже не осознаёт, что получает ранения, забывает абсолютно обо всём. Наслаждения от сражения со слабаками меньше, но он всё-таки присутствует, больше всего счастья приносит, впрочем, другое — то, что у него появилась возможность предаться бою, забыться и стать истинным собой. Настоящий Ято должен жить на поле боя, должен чувствовать вкус битвы каждый день, должен стать силой во плоти, должен повиноваться только своему инстинкту и никогда не подавлять его. И сейчас капитан как никогда приблизился к этому идеалу, сейчас он ощущал вкус настоящей жизни и ликовал, что после его ожидает ещё большее наслаждение — продолжение боя с Шисуи. Именно ради этого Камуи пошёл на своего рода предательство. Для него самого это не имело никакого значения. Возможность сразиться с главой Намиями, с сильным Аманто, гораздо важнее, чем хорошие отношения с пиратами Харусаме.

+1

12

Laissez-moi presider
Cette Fete des Fous
Comme on en fait chez nous
Ou l'on sait s'amuser

Раз, два, три.
Скулы сводило от нахальной улыбки, однако это не мешало блондину с закрытыми глазами мотать головой из стороны в сторону, уворачиваясь от ударов, которые сыпались со всех сторон от посредственного вида аманто-стражников. Всё настроение хорошего боя с Ято постепенно испарялось и терялось на фоне обезумевшего скота, которые из штанов лезли, лишь бы задеть и достать главу клана или рыжего оппонента. Или обоих сразу.
Четыре, пять, шесть.
Шисуи отсчитывал свои шаги, слегка наклоняясь и позволяя наконечнику булавы пролететь в сантиметрах от правого уха. Вскинув руку с длинными звериными когтями, главе клана не составило заметных усилий, чтобы разорвать противнику горло, продавливая и окрашивая пальцы в вязкую кровь. Презрительно посмотрев на свою руку, утопающую в чужой противной жиже, он пнул мертвое тело от себя подальше. Отвратительная мерзость, не стоящая даже таких незначительных усилий.
Семь, восемь, девять.
Взгляд зацепился за блеснувший кончик шпаги. Поддев его носком туфель, подбросив вверх, перехватил, позволяя любимому оружию удобно расположиться в его ладони. Он чувствовал где-то на интуитивном уровне, как нагрелось лезвие, желавшее сражений. Больше! Больше! Больше! Больше крови! Раскрасить этот корабль в кроваво-красный флаг! Пусть всё будет утопать в этих прекрасных оттенках! Пусть украсят этот обеденный зал атласные ленты из кишок, а вместо люстр повесят выдернутые с мышцами хребты. Вместо пафосных кресел, оббитых бархатом, - спины тех, кто смел шутить сегодня здесь. Шисуи полагал, что здесь собрались не пираты Харусамэ с прилагающимися приглашенными гостями в лице преступных глав клан, а шуты. Адмирал – шут, подданные – шуты, все предельно просто. Этот званый обед - всего лишь развлекательная декорация, весьма позорная и жалкая. Если этот подарок от генерала Оболтуса, который превышал численность существ уже ранее находившихся здесь, собирался его убить, то крупно просчитался. Такая свора не способна задеть его. А это если учесть, что в данный момент он был не единственным, кто с тем же настроением расправлялся с аманто. Камуи не изменял своей прежней скорости и весьма шустро разделывал подлетающее амантовское мясо.
Блондин, точными взмахами шпаги полосуя по мишеням, больше похожих на зомби, едва успел пригнуться, прежде чем раздался мощный взрыв, снесший свой волной оставшийся сброд, распластав их кровавыми пятнами у дальней стеклянной стены. Понимание того, что только что произошло, пришло лишь тогда, когда в его макушку впечатался знакомый бумеранг старшей сестрицы. Процедив сквозь зубы: «Явилась», и еле поднявшись, он отцепил от себя оружие Сетсу и запустил его обратно. Из раны хлестала кровь, но Шисуи, привыкший к такому обращению за всю свою далеко не славную жизнь, невозмутимо созерцал полностью разрушенный зал. Что ж, максимальную силу Ято он так и не оценил, но все же Камуи этим лишь только заинтриговал. Хотелось сразиться с ним на полную мощь и желательно, чтобы им никто не мешал. Он был уверен в том, что сразись они на пределах своих возможностей, то от корабля бы и щепки не осталось.
— Весьма печально, что нас прервали. — блондин выдавил из себя скорбную улыбку. Он действительно сожалел. — Вынужден уйти сейчас. За мной пришли. — глава клана скосил глаза в сторону заманчиво хрупкой тени своей сестры, которую за дымом от взрыва было плохо видно. Шисуи повернулся спиной и пошел на выход, но, сделав тройку шагов, остановился и вновь обернулся, смотря на Гадмирала безумным зверским взглядом.
— В следующий раз сразимся там, где нам никто не помешает. — низко прорычал он, позволяя шкуре Гривастого испариться, оставляя лишь Намиями Шисуи, главу клана. — До новых встреч, Камуи-доно.
Более ничего не говоря, Шисуи уверенно пошел дальше. Да, он получит нагоняй от сестры и шутки от остальных членов клана. Однозначно, это был не самый лучший день в его жизни, но все же именно сегодня он открыл для себя ещё одно чудовищно-сильное существо. Сразиться с которым вновь было бы только в радость.
«Значит, вот, каковы из себя эти известные Ято? Занимательно~»

Отредактировано Namiyamy Shisui (2015-10-10 23:50:10)

+1

13

Чего и следовало ожидать — бой с космическими пиратами Харусаме по сравнению с недавней непродолжительной, но восхитительной схваткой с Шисуи, — просто неумелая пародия на сражение, жестокая ошибка. Один слабый удар — и один из пиратов разлетается на куски, словно самое хрупкое стекло во вселенной. Разве есть в том, чтобы так легко побеждать своих врагов, хоть что-то интересное? Аманто пытаются причинить хоть какой-нибудь весомый вред Камуи, но им удается оставить лишь неглубокие царапины, которые капитан даже не замечает. Их удары — словно укусы маленьких комаров или мошек, разве такими слабыми должны быть пираты? И как их вообще только взяли в Харусаме? Рыжеволосый продолжает на автомате наносить удары, расшибать о стены, потолок и пол, разрывать на куски, сворачивать шеи. Впрочем, даже кровь слабаков в какой-то степени удовлетворяет жажду крови, но удовлетворение от этого все равно в несколько раз слабее, чем от боя с сильным противником. По этой причине нечто внутри Камуи истошно вопит о том, что нужно сразиться с кем-то сильным, с кем-то наподобие Намиями Шисуи.  Сражаться бок о бок с Шисуи — да, пожалуй, это весьма занятно, но все же сражаться с ним куда веселее! Почему же эти слабаки желают отобрать у ято возможность насладиться боем с главой Намиями? Впрочем, у рыжеволосого еще будет возможность сразиться с ним — чуть позже, когда весь этот мусор отправится на тот свет. Мысль о скором продолжении боя с Шисуи заводит Камуи, он начинает жестче, быстрее и напористее наносить удары по своим противникам, входит наконец во вкус и не замечает, как корабль постепенно превращается в руины, посреди которых валяются бездыханные тела космических пиратов.
Когда уже практически не остается тех, кто может помешать бою с Шисуи, когда Камуи думает, что совсем скоро сможет вновь продолжить сражение, происходит нечто совершенно неожиданное — взрыв, бумеранг в голове Гривастого и эти отвратительные слова, означающие, что продолжения — сегодня, во всяком случае, — не будет. Досаде нет предела, но тут уж ничего не попишешь. Рыжеволосый, откровенно говоря, и не понимает, что толком-то произошло и по какой причине глава Намиями вдруг осознал неожиданную потребность уйти, скорее всего, это было как-то связано с прилетевшим ему в голову бумерангом, но как-то сомневается ято в том, что такая рана могла нанести ему такой ущерб, что он даже сражаться не сможет, — вернее, он даже не желает допускать такой мысли, что подобная мелочь способна каким-то образом помешать его веселью. Тем не менее Камуи осознает, что раз уж Шисуи говорит, что ему необходимо уходить, то ему это действительно нужно, и сбегает он от рыжего вовсе не потому, что испугался.
— Какая жалость, — искренне говорит ято, хотя обычно такие слова — сарказм.
В следующий раз — звучит весьма многообещающе. Камуи не сомневается, что если глава Намиями говорит, что в следующий раз они снова схлестнутся в бою, то так оно и будет, поэтому, несмотря на разочарование, рыжеволосый криво улыбается, не прикрывая глаз, и произносит последние слова, которые вполне можно перевести как «до скорой встречи»:
— Я буду с нетерпением ждать нашего следующего сражения, Гривастый-сан.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Флешбек » Два дебила - это сила, три дебила - это мощь