Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Вечный сериал » Квест №1.11. "Загнанный в угол зверь всегда выпускает свои когти".


Квест №1.11. "Загнанный в угол зверь всегда выпускает свои когти".

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

- Название: "Загнанный в угол зверь всегда выпускает свои когти"
- Участники: Takasugi Shinsuke, GM
- Описание:
Покинув кофейню "Спиногрызлин", Такасуги направился в подземелье, чтобы встретиться с подельником и передать ему взрывчатку, дабы тот устроил незабываемый "фейерверк" у здания Терминала.
Однако, подельник-пироман оказался скрытым агентом Лагеря Смерти, который за крупный мешок денег смог выманить такую большую "рыбку", как глава Кихейтая. И особые инспектора Лагеря уже пришли по его душу, чтобы окончательно загнать в угол самого разыскиваемого преступника. Да, только сдастся ли одноглазый самурай или же будет бороться, не имея при себе оружия? Время покажет.
- Цель: схватить Такасуги Шинске и отправить в Лагерь Смерти.
- Очередность постов:
Takasugi Shinsuke
GM

0

2

Знаете, обычно подземелья ассоциируются с мраком, сыростью, затхлостью, запахом земли и камней. Где-то вдалеке эхом отдается звук капающей воды, в то время как странные звуки то и дело раздаются в неприятной близости. Путник, тихо шурша подошвой и одеждой, напряженно вглядывается в полумрак слабо освещенный мерно потрескивающим факелом и пытается по неясным очертаниям окружающей обстановки найти верный путь из этого логова страха и уныния. И вот-вот из-за угла покажется чья-нибудь ужасная тень, внезапный порыв ветра затушит спасительный огонь и незадачливого путника поглотит тьма.
   Но вы же не думаете, что все подземелья, несмотря на жуткое название, так выглядят?~
Есть тщательно «вылизанные» подземелья… Таковым была и тайная база террористов.
Условно нейтральное место, о котором знали лишь немногие, связанные с криминальным миром. Здесь находила себе временное пристанище контрабанда, которую привозили со всех краев галактики, тут же подельники могли спокойно встретиться и договориться об очередном мрачном деле, иные же приводили сюда ценных «языков», которым уже не дано было когда-либо вернуться отсюда…
Десятки разветвленных коридоров, с тщательно обтесанными каменными стенами и люминесцентным достаточно ярким освещением, множество комнат, скрытых за массивными железными дверьми.
   По сравнению с шумом кафе и улицы, напряженная, звонкая от звука ламп и стука мужских туфель тишина казалась наслаждением. Шинске спокойно шел по пустынным коридорам, направляясь к заветной цели – небольшой комнате в конце коридора «В», где у него назначена была встреча с подельником-пироманом. Этот нервный, заикающийся мужчина с обожженным лицом, выжженными бровями и вечным шухером на голове не то, чтобы был идеальным надежным напарником в вопросах крупных террористических актов, однако мог бы стать идеальной пешкой для создания небольшой шумихи на одном важном мероприятии. Этот пироман боготворил Кихейтай и мог бы сыграть отличную службу, так почему бы не воспользоваться этой возможностью? Тем более, что эта рыбка была ключевым звеном на пути более крупных акул-подрывного дела.
   Пустота начинала слегка удивлять. Редко когда в этих коридорах кого встретишь, но настолько одинокими они никогда не были. Такасуги поправил танто, заткнутый за пояс, и цыкнул, подумывая о том, не раскурить ли кисэру.

Отредактировано Takasugi Shinsuke (2013-11-01 01:09:55)

+2

3

Миура Сатин - Старший инспектор Лагеря Смерти.


  Находиться вдали от Земли – уже привычное дело. Рассекать простор Вселенной на «мертвом» корабле – это из разряда таких банальных вещей, как просто открыть глаза. Шум, который всегда имеется здесь, на его уровне, – это шум, без которого он не мог больше спокойно жить. Он научился наслаждаться. Наслаждаться жизнью там, где, не прекращая, стонут и плачут заключенные.
  Он неимоверно любил неспешным шагом прогуливаться по коридорам, среди камер и пыточных отсеков, а главное: наблюдать и слушать. Ни что так не успокаивало, как вид мучающих смертников, которые попали в их ловчие сети. Из которых они, к их сожалению, никогда не выберутся. Да и сама их поимка приносило какое-то сумасшедшее удовольствие, отказаться от которого он вовсе не желал.
  Идти по сырой земле было несколько непривычно, но старшего инспектора это мало волновало. Все-таки на литом полу Лагеря он чувствовал себя роднее, но заострять внимание на чувствах, когда ты при исполнении своих обязанностей, дело негодное. Так и упустить свою цель можно легко. А цель сегодня была крупной. Не зря они так долго и старательно все планировали и подготавливали. В конце концов, не хотелось упасть в грязь перед Командором, ибо буквально пару минут назад его известили о том, что захват объектов, кодовые номера которых были «6895» и «6899», произошел успешно, и те инспекторы уже вернулись на борт. Поэтому ему ещё скорее хотелось поймать свою цель и также исчезнуть с этой Земли, которая угнетала только одним своим видом.
  Цель обнаружилась через пару поворотов. Продолжая также бесшумно ступать по поверхности, он затаил дыхание и сделал невесомый взмах рукой, тем самым, приказывая пиромана-пешку выйти в свет. Вот и начался тот долгожданный спектакль, ибо теперь все действующие лица были на месте. Осталось только подобрать подходящий момент, чтобы скрутить цель и устранить пешку.
  - Какой же ты, Пироман-кун, нервный. – сам себе шепотом проговорил инспектор, смотря на заикающегося пиромана, который нервно трясся и обтекал потом. Противное зрелище. – подумал мужчина и скривился, хотя тут же немного оживился, предвкушая дальнейшие события, и гаденько усмехнулся. Что ж, пора бы и ему выходить на сцену. И он очень надеялся, что цель его не разочарует.

0

4

Стук-стук…
Стук-стук…
Стук-стук…
Тихое цоканье ботинок эхом разносилось по коридорам. Ни звука в ответ. Один за другим повороты встречали безликостью и пустотой. На полу было множество следов людей и Аманто, но где они были сейчас? Воздух отдавал чем-то горелым и одновременно неприятным… Шинске остановился не доходя до нужного поворота к коридору В и раскурил трубку. Глухой звук ламп и отдаленный то ли уличный шум, то ли звук шагов в других коридорах, то ли шум воды в трубах.
Слишком тихо… Слишком чисто для обычной зачистки…
Будь здесь какой-то очередной криминальный переворот, то коридоры не были столь опрятными. Несколько лет назад здесь так же было тихо. Но стены все были в крови, а коридоры кишели изуродованными трупами. Это был первый и последний раз, когда правительство попыталось внедрить в ряды преступников своих ищеек и устроить облаву, когда проходила передача оружия от пиратской группировки Аманто Кихейтаю. Найти более глупое время – стоило еще постараться. С одной стороны можно было понять правительство – в одном месте собрались несколько важных в криминальной сфере лиц. С другой стороны, они же встретились для передачи оружия… Новенького, жаждущего крови и азарта боя. В общем-то последствия той резни убрали достаточно быстро. На следующий день коридоры вновь были безликими и чистыми и повсюду то тут, то там сновали воры, убийцы, подельники. С тех пор это подземелье получило звание защищенной от вмешательства извне точки и всегда было достаточно многолюдно. Преступники могли бояться тут только если друг друга.
Шинске уже успел пожалеть, что не взял с собой кого-либо в напарники. Слишком большая самоуверенность обычно приводит к бедам, не так ли? Хотя кто мог предугадать такой внезапный поворот судьбы. Все напоминало какой-то спектакль с дешевыми декорациями.
Такасуги выдохнул тонкую струйку сизого дыма и повернул в Коридор В. Дверь в переговорную комнату была приоткрыта. Подойдя к ней, Шинске услышал тихое бормотание. Террорист открыл дверь шире, слегка пнув ее носком ботинка. За столом в комнате сидел пироман. Обхватив голову руками он лихорадочно что-то бормотал себе под нос, то и дело вздрагивая и ударяясь ногой о столешницу.
- Урагико-сан?~ - Шинске стоял в дверном проеме, не спеша заходить в комнату. Прищурившись он наблюдал за подельником.
- А?! Ааа.. ‼ Такасуги-сама! Я так рад Вас видеть. Встреча с Вами для меня – это самое лучшее, что могло со мной произойти. – Пироман резко вскочил из-за стола, дернулся было по направлению к террористу, но остался на месте. – Я всегда с большим восхищением наблюдал за деятельностью Кихейтая! Для меня большая честь иметь возможность лично с Вами поработать… Позвольте мне продемон….
Навязчивое жужжание.. Слишком много меда он льет, даже для такой шушеры…
Такасуги аккуратно убрал трубку и положил руку поближе к спрятанному танто.
…мент. Уверен, что вы оцените по достоинству‼! Что же Вы стоите? Проходите сюда, пожалуйста. Я вам все покажу… - Пироман быстро достал чемодан, поставил его на стол и дрожащей рукой пригласил Лидеру Кихейтая присесть за стол.
Интуиция сигналила, что надо сматываться. Что это все фарс и пироман – наживка. Комната была довольно небольшой, без запасных выходов, так что убежать не было бы возможности. Шинске кинул быстрый взгляд по обе стороны коридора В. Все чисто и тихо.
-…..ПОЖАЛУЙСТА, Проходите..Ик! Садитесь! – Урогико нервно посмеялся, изображая подобие улыбки.
Такасуги достал танто и отошел на пару шагов назад от двери.
- Выходи! Этот спектакль подошел к концу.
- ..Я не понимаю… - Пироман лихорадочно начал оглядываться, будто забыл реплику в своем сценарии. И тут декорации изменились. Даже не так. Изменился ритм спектакля и общее настроение. Вступили скрипки и барабаны, отбивая смертельный ритм.

Отредактировано Takasugi Shinsuke (2013-12-26 19:56:58)

+2

5

Меня искренне воротит от этого дерьма. Неужели люди настолько упали в своем развитии? – Миура сморщился, наблюдая за подставным Пироманом, и Целью, которая вступила с ним в контакт.
Сатина бесило буквально все. И эта проклятая Земля, и города, и эти прогнившие насквозь людишки, которые ради себя, ради собственной выгоды могли пожертвовать всем. Что уж и говорить о чести и гордости. Эти слова забыты во времени. Хотя и сам Миура когда-то был далек от образа статного и строго инспектора. Да, в то самое время, когда ходил по пятам за шефом и уговаривал забрать с собой, в Лагерь. Тогда уж Сатину было глубоко плевать на собственную честь и гордость. Да и на другие качества личности ему тоже было все равно. Слишком уж хотелось вырваться из бесконечного каторжного существования в деревни под надзором неугомонной бабки. Хотелось жить. И ради этого, ради того, что он имеет сейчас, ему приходилось и подлизываться, и унижаться, и служить ковриком, об который можно было вытереть ноги. Но все это стоило того, чтобы стиснуть зубы и терпеть.
И по-прежнему хотеть жить.
Сатин расплылся в ухмылке, отгоняя от себя лишние мысли и полностью сосредотачиваясь на объекте. Если Цель была человеком здравым и не глупым, то уже, наверное, догадался, что Пироман – не более, чем пешка в чьей-то игре.  Не умела пешка ни врать, ни играть, ни вообще что-либо нормально делать. Казалось, что может быть проще, чем просто сказать ранее проработанные слова и после получить за это приличную сумму денег?
Но не с этим трясущимся индивидом, у которого глазки так и бегают после каждой сказанной фразы. Нет, ну что за глупость. Дебилизм. Ужас. Миура не знал, как ещё описать то, что нес Пироман.
- Я не понимаю…
- Спектакль ещё и не начинался. – пробормотал Миура в тишине, которая образовалась после того, как Пироман все же заткнулся и перестал нести то, что по мнению инспектора, являлось тем ещё зловонием. Сатин вздохнул и пошел вперед, уже не скрывая своей ауры и присутствия. Больше времени терять нельзя. Нужно скорее заканчивать здесь свою работу и валить. Валить с этой Земли, куда подальше!
- Такие дешевые постановки и спектаклем-то назвать сложно. Омерзительно. – Миура позволил себе снова усмехнуться и посмотреть в глаза Цели. – Не так ли это, Такасуги Шинске-кун?
Пироман как-то сразу повеселел с появление инспектора. Но сам же Миура ничего веселого не видел, поэтому извлек свое оружие и в следующую секунду обе руки пешки валялись на полу, а само тело было вдоль рассечено насквозь. Кровь залила ближайшее пространство, и испачкало одежду инспектора, от чего тот недовольно поморщился, но заостряться особо не стал, ибо его Цель требовала к себе цепкого внимания.
- Что ж, мне по сценарию полагается сказать, что у Вас есть право выбора. «Сдаться добровольно или сдаться принудительно»? Но, знаете ли, мне не очень нравятся эти реплики. И Вам, полагаю, тоже, Такасуги-кун?
Держа в руках свои танто, Сатин кинулся вперед.
Охота на регистрационный объект №6066 объявляется открытой.

+1

6

Коридор В.
В значит Вендетта? Или Враг? А быть может Возможность?
Здесь в пустынных подвалах криминального логова, один на один с сильным врагом... Здесь, где царит запах свежей крови и звучат отдаленные крики жертв лагеря Смерти... Здесь, где по иронии судьбы у Такасуги нет меча, а противник работает с двумя ножами... Может ли быть здесь Возможность? Или это лишь место для Врага, а в печальном будущем и вендетты Кихейтая за смерть своего лидера?...
- Что ж, мне по сценарию полагается сказать, что у Вас есть право выбора. «Сдаться добровольно или сдаться принудительно»? Но, знаете ли, мне не очень нравятся эти реплики. И Вам, полагаю, тоже, Такасуги-кун?
Такасуги Шинске прищурился. Перед ним стоял никто иной как представитель Лагеря Смерти. Отвратительнейшего места, которого страшились даже самые безбашенные преступники. Эти ребята знали толк как превратить смерть в долгоиграющий ад. Как проводить пытки, которые бы не стали использовать даже в преступных или больных, извращенных целях. Хотя, впрочем, люди разные бывают~
Никакого промедления. Жизнь или смерть. Ад или Свобода.
Миура резко кинулся вперед, стремительно сокращая дистанцию, и со свистом разрезал воздух перед собой, попытавшись одим ударом покончить с лидером Кихейтая.
Шинске едва заметно цыкнул и успел только отшагнуть и поставить блок своим танто, как Сатин, не мешкая, сопроводил удар подсечкой. Встреча с холодным каменным полом была по-настоящему звенящей. Неудачно упав на спину и нехило приложившись затылком, Такасуги едва успел заметить как враг уже нацелился пронзить плечо террориста, как пронзают этномологи крылья бабочек прежде, чем те обретут покой в красивой рамочке под стеклом.
Быстро!
Едва увернувшись от удара, Шинске резко приподнялся и вскинул руку с танто перед собой, предлагая противнику практически самому напороться на острие. Внезапная боль пронзила правую руку. Краем глаза Шинске заметил, как на белоснежной рубашке появляется багровое пятно. Таки не совсем увернулся.... Рана была не глубокой, но все равно довольно неприятной.
Миура шустро отскочил и выставил скрещенные клинки, уходя от прямого удара и защищаясь. Все же на его стороне была скорость, а не сила. Такасуги воспользовался отступлением и вновь поднялся на ноги, встав напротив противника. Прямой взгляд глаза в глаза. Один на один. Шинске осклабился.
- На равных~
На мгновение на лице Сатина промелькнуло недоумение. Шинске посмотрел ниже на алое марево разливающееся на левом боку инспектора. Проследив за взглядом террориста Миура явно не пришел в восторг и зло цыкнул.
Сейчас или никогда...
Есть мгновения, которые превращаются в минуты, а минуты в часы. И этот момент был одним из таких.
Враг на секунду отвлекся. Такасуги без привычного оружия и ранен. Но преимущество все еще за ним - дверь рядом и есть возможность отступления. Возможность есть. Та самая. Нет времени размышлять и медлить. Только действовать.
И Такасуги сделал ход.
Стремительно сократив дистанцию, Шинске ударил. Мощный нисходящий удар, разрубающий противника от плеча до бедра.

По крайней мере таким бы он был, будь в руках у террориста катана, а не танто....

Самурай, каким бы он ни был, никогда не может просто сбежать. Даже, если есть Возможность, то он использует ее как Возможность нанести смертельный удар, а не как Возможность убежать.
И Шинске... Такасуги Шинске, Лидер Кихейтая, был не тем, кто мог убежать. Не тем, кто мог сдаться.
Но тем, кто шел только вперед. До конца.

+1

7

Дальнейшее действие напоминало Сатину то, что он обычно часто видел на корабле. Заключенные самураи. Но самые опасные из них – это самураи, прошедшие войну. Сильные, волевые, упорные. Опасные. С ними всегда было сложно вести дела и переговоры. А допросы… они никогда не проходили мирно, без пыток. «Бушидо», «кодекс», «честь» - этим руководствовались самураи до смерти. Миура не понимал этого. Или не признавал? Возможно, всему виной было детство и продолжительная жизнь за пределами планеты. "Самураи – низший сорт цивилизации. Позор нации." – так говорил шеф и так же думает сам Сатин. В Лагере Смерти не важно, самурай ты или бомж – все зависит от тяжести преступления, за которое наказание для всех одинаково: изъятие у виновного какой-либо свободы. Преступник никогда более не будет свободен, если однажды попал в сети «тварей из Ада».
Быстрые нападающие удары сменялись контрударами и блоками. Без промедления, на чистых инстинктах. Просчитывая в голове возможные варианты дальнейших событий. Миура был относительно доволен, что у Такасуги нет в руках достойного оружия. Однако, стоило немного расслабиться и результат не заставил себя ждать. Неглубокая, но ощутимая царапина, медленно заливающаяся кровью, неприятно отдавала тупой болью на спину и при движении заставляла стиснуть зубы. Болело не так уж и сильно, но неприятно и раздражающе. А ещё Сатин почувствовал, как левый глаз непроизвольно дернулся. Зеркало под рукой у него не было, чтобы посмотреть, как глазные яблоки секунду назад стали красными. Отличительный признак того, что инспектор раздражен.
Передышка короткая. Сатин отвлекся от Такасуги на мгновение, зубами доставая из плечевого кармана форменного пиджака внезапно зашипевшую рацию. И допустил свою первую оплошность за последние лет семь-восемь – отвлекся от противника. За что и поплатился.
В глазах резко потемнело, сердце пропустило удар и бешено застучало о грудную клетку, разгоняя кровь по телу. Ноги слегка подогнулись. Удар Такасуги в основном пришелся на плечо, из которого тут же обильно просачивалась кровь, крася бежевую форму в резкий, алый цвет. От плеча до середины груди. Ощутимо настолько, что хотелось взвыть от боли. Но терпимость и высокий болевой порог, годами отточенный под руководством генерала, сделали свое дело – Миура смог отвлечься от разрушающей тело раны и окончательно сосредоточится на Такасуги.
Самое время для этой техники. - Сатин стиснул зубы и отшатнулся. Чтобы в следующий момент выдохнуть, закрыть глаза, сделать шаг вперед и раствориться в воздухе. Моментальное перемещение. Не каждый сможет увидеть незаметное, слишком быстрое для человеческого восприятия, движение вперед. После того, как Сатин закрыл глаза, расслабляясь, он сделал не один шаг, как показалось, а сразу два. Впрочем, ничего особенного тут не было - так моментально перемещаться могут все инспектора в Лагере, но на это затрачивается слишком много энергии. Поэтому никто так часто не применяет это. За исключением одной единственной женщины среди всего персонала Лагеря.
Оказавшись за спиной Такасуги, Миура вытянул руки и сложил танто параллельно друг другу, направляя острые стороны от себя, и вихреобразным движением с разворота нанес прямой атакующий удар, предположительно оставляющий глубокие раны на спине противника. Сатин вложил в этот удар все свои силы. Ему будет очень позорно, если он проиграет какому-то самураю. Он, главный инспектор, всегда задерживающий подобных тварей. Проиграть преступнику – никогда.
Выплюнутая перед ударом противника рация, снова издала какой-то странный шаркающий звук и из неё послышался женский смех.
Помяни черта…
– Разрешите отчитаться, Босс~тян! Главный разыскиваемый революционер «неуловимый» Кацура Котаро пойман, обезврежен и вырублен мною. Гордитесь мной, Босс~тян, это было совсем не просто! Остались только вы. Вы же умерли, да? Вы сдо-о-охли! Я так и передам Хетсу-сану... – и снова раздался ненавистный женский смех, который Сатина просто выбешивал. Держась за плечо, он наступил на валяющуюся рядом рацию, раздавливая её на куски. В помещении повисла тишина, нарушаемая тяжелым дыханием инспектора.
Повернувшись к самураю, он ехидно уточнил:
- Поиграем в это «сражение» дальше, павший «самурай»?

+1

8

Возможность! Да! Она самая!
Разящий удар. Такасуги чувствовал как острие, будто его собственные пальцы, вонзается в плоть противника, как теплая кровь разливается по лезвию, насыщая жажду черного зверя. На секунду мир будто замер и в звенящей тишине Шинске услышал громкое биение сердца противника, отчаянную пульсацию крови, судорожный вздох.
Добивай! Добивай!!! УБЕЙ! - Коротко выдохнув, почти рыкнув, Такасуги перехватил нож, чтобы нанести последний удар в самое сердце противника. Металический запах крови разносился по всей комнате, пробуждая звериные инстинкты. Черный зверь, раненый зверь стенал в оковах тела, желая свободы, желая мести, желая нести смерть. Кровавый клинок, грязно поблескивая в искусственном, мертвом свете ламп пронзил...пустоту.

Сатин исчез.

Подставился, использовал скорость, слепую зону и сделал свой ход. Время остановилось.
Капля крови с раненого плеча Такасуги с противным звоном разбилась о жесткий пол. По инерции Шинске стал оборачиваться, понимая, что противник за спиной, и пытаясь уйти от разящих клинков. Сердце пропустило удар. Черный зверь бессильно взвыл.
Боль. Уничтожающая, оглушающая, стирающая сознание. Зеленый глаз распахнулся, казалось уже ничего перед собой не видя. Рот судорожно пытался поймать воздух. С гулким звоном на пол упала разрубленная на двое кисэру. Шинске перевел взгляд и поймал на себе хладнокровный взгляд Сатина.

Возможность исчезла.

Такасуги повезло. Он успел обернуться и тем самым не дал поразить себя в спину. По бедру разливалась бурая кровь из двух параллельных ран на боку. Шинске сделал один неловкий шаг вперед и упал на колени перед противником. - Как унизительно... Где-то вдалеке он услышал, как что-то разбилось и едва различимые слова Миуры.
- ..играем......ажение» даль....авший ...самур....?

Шинске хотелось смеяться. Неужели его противник настолько измотан, что даже не в состоянии нормально говорить? Облизнув пересохшие губы Такасуги саркастично ухмыльнулся. Но не услышал ничего, кроме пульсации крови. Сатин казалось на мгновение оказался в противоположном конце комнаты и вновь оказался на месте. Картинка переставала быть четкой. Тело не слушалось. Боль заполнила все. Тело, сознание.
Шинске опустил голову. Быть убитым здесь... сейчас...бессмысленно.. Взгляд упал на ботинки Сатина, решившего видимо, что с жертвой покончено. Ухоженные, начищенные, не заляпанные грязью и кровью даже после такого кровавого сражения. Хриплый, судорожный вздох. Звериный рык. Нет...сенсей.. я еще не..

Такасуги не смог встать. Не смог даже поднять голову, вскрикнуть, оказать сопротивление, продолжить сражение...
Лидер Кихейтая, Такасуги Шинске, был повержен. Черный зверь упал к ногам противника.
Сатин одержал победу в этой битве. Но более Миура никогда не мог полагаться на свою скорость.
Последнее, что смог сделать Шинске перед тем как потерять сознание - вложить остатки сил в удар и вонзить танто Миуре в сухожилие на правой ноге.
После этого мир погрузился во тьму.

Отредактировано Takasugi Shinsuke (2014-03-04 00:12:19)

+1

9

Правую ногу инспектора пронзила моментальная боль, которая тут же стрелой пробежалась по нервным окончаниям и нещадно залупила по мозгам, телу и, естественно, по самой ноге.
- Ублюдок. - Миура протяжно взвыл. Из ноги торчало лезвие павшего самурая. Прикусив нижнюю губу до крови, Сатин делал все, чтобы не выйти из себя и не поддаться эмоциям. И самое главное – не запаниковать от грядущих последствий этого короткого боя.
Судорожно вздохнув, Миура осел на холодный пол. Раненая нога обжигала. Из неё, не переставая, хлестала кровь, закрашивая в свой цвет и форменные брюки, и ботинки, и пол под инспектором. Словно это была уже не его часть тела. Словно ногу отрезали и поместили в кипящую лаву. Боль была настолько мощной, что с ней не справлялся и высокий порог чувствительности инспектора.
Но.
Бросив взгляд на тело преступника, отметив у того наличие слабого дыхание, губы инспектора изогнулись в хищном, безумном оскале. Он победил. Он победил этого самурая. Он выполнил свою миссию. Потеря ноги – ничто. Главное, что преступник пойман и повержен. А значит, Лагерь Смерти ещё раз доказал, что от них никому не скрыться. Даже опасному террористу - известному лидеру Кихейтая.
Миура вскинул голову к потолку и зашелся в истерическом смехе. Боль не приносила ему удовольствия. Но заставляла становиться ещё безумнее, чем он есть на самом деле. И сейчас Сатин был ещё хуже павшего самурая - он был прогнившим, лицемерным и уродливым.
Истерика прекратилась. Усталость, отсутствие сил и боль от ранений взяли свое, и, Сатин, в конце концов, потерял сознание, звонко ударившись головой о твердый пол.

Прошло всего минут десять, а, может, и меньше. По коридору раздались глухие шаги чьих-то каблуков. Они становились все ближе и ближе к тому закутку, в котором покоился некогда распотрошенный пироман, павший самурай и главный инспектор. И если пиромана уже ничего не могло спасти, то оставшиеся, даже лежа, без сознания, продолжали бороться за жизнь. По крайней мере, так думала, вошедшая в помещение, инспектор Кири.
Присвистнув и оглядев сие место, она радостно хлопнула в ладоши и присела возле Миуры, смотря, то на его ногу, то на безразличное лицо соработника. Подло хмыкнув, она ловко обхватило танто, торчащее в ноге инспектора, и резко выдернула его. Кровь, которая и так обильно текла из раны, захлестнула ещё быстрее. Отбросив оружие, она подошла уже к Такасуги, перевернув его на спину, удивленно взирала на его раны.
- Неплохо. Это Миура стал таким слабым или ты такой сильный? – вопросила женщина у бессознательного тела Шинске, вовсе не надеясь на ответ. Щелкнув пальцами, в помещении тут же появилось пятеро рядовых - подчиненные инспектора Кири. – Нацепите на Такасуги фиксированные наручники и без лишней возни быстрее доставьте его на корабль. Он нужен нам живым.
- А что делать со старшим инспектором?
- Его тоже тащите на корабль. Хетсу-сан расстроится, если на корабле не будет его «любимчика».  – женщина саркастично ухмыльнулась и тут же злобно посмотрела на рядовых. – Что застыли? Взяли эти кровавые тушки и бегом марш отсюда. Быстро!
Грозный женский рык отвибрировал от стен, от чего рядовые вздрогнули и принялись суетливо выполнять указания инспекторши. Сама же дама, окинув комнату цепким взглядом, покинула её. Все сложилось так, как они и планировали. Сегодняшний вечер войдет в историю не только самого Лагеря Смерти, но в историю этой страны. Никто бы и не подумал, что четверо разных преступников, находящихся в трех, относительно недалеких, местах, один за другим падут в их сплетенные сети предательств, провокаций, грязи и уловок. Белобрысый лживый маньяк, наемник-убийца проклятого клана, неуловимый лидер группировки Джои и, наконец, сам лидер Кихейтая.

В ту ночь, 13-го октября, все четверо бесследно исчезли.

Лагерь Смерти не щадит никого. Лагерь Смерти – это тюрьма особого назначения: неприступная, холодная и одинокая. Здесь нет места лжи. Здесь есть только правда. Смерть – не оправдание и не смягчение вынесенного приговора. Это спасение. Единственное и возможное на этом огромном воздушном судне. А если не смерть, то вечное каждодневное ожидание. Чего здесь ожидать? Пыток, самоистребления, отчаяния, криков, шепота молитв, гула работающих трупосжигательных отсеков, жестокости надзирателей. Но самое главное – это страх, царивший внутри каждого преступника. Чувство, которое лишь усиливается день ото дня. Страх здесь воздух, еда и жизнь. Страх - это борьба. Страх - это то, что движет всеми заключенными Лагеря Смерти, заставляя снова и снова волочить свое жалкое существование в этих железных стенах... Такова самая неприступная и величайшая воздушная тюрьма в мире – Лагерь Смерти.

В ту ночь, 13-го октября, все они не исчезли бесследно.

Четверо преступников попали в самое отвратительное место. И теперь…

Жизнь или смерть?

Страх, или же гордость?

Что они выберут?

А что выберите Вы?

the end.

+2


Вы здесь » Gintama-TV » Вечный сериал » Квест №1.11. "Загнанный в угол зверь всегда выпускает свои когти".