Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Флешбек » Сон в зимнюю ночь.


Сон в зимнюю ночь.

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Участники:
Yori, Miura Satin

Время действия:
Пару лет назад.

Описание:
Так вышло, что насыщенная приключениями жизнь девушки по имени Ёри продолжает "радовать" несчастную испытаниями на прочность в добавок к регулярным пинкам судьбы. На этот раз все сложилось на редкость трагично. Ёри наконец-то смогла кому-то довериться, нашла себе товарища, а тот по всем законам жанра оказался подлым предателем, который не постеснялся напасть на девушку, да к тому же с целью убить ее. Повезло еще, что наша героиня каким-то образом смогла вырваться из этой заварушки. Правда, далеко девушка убежать не смогла, ибо была серьезно ранена. И вот лежит она беспомощная и преданная в сугробе, истекая кровью, вот-вот готовая отправиться на тот свет. Ну уж нет, не суждено Ёри умереть здесь и сейчас. Помощь приходит, откуда ее не ждали. И, вроде бы, наконец-то девушке повезло... Но еще не известно, чем обернется для нее это неожиданное спасение.

Очередность постов:
Yori
Miura Satin

Местонахождение:
Некий заснеженный лес - Глухое эдовское поселение (Пустующий дом Миуры Сатина)

0

2

...и как так получилось?
Наруми был последним человеком, от которого она могла бы ждать предательства. Но по закону жанра плохим парнем является тот, кому ты доверяешь.
Как иронично. Её учили никогда и никому не верить, а она без колебаний нарушила это правило - видите ли, одиноко ей было - и вот результат. Может, Сетэ и порядочная сволочь, но теперь девчушка знает, что плохого он не советовал. Может, сейчас не корчилась бы от боли и не оставляла на снегу кровавые следы, научись она полностью закрывать своё сердце от окружающих. Но уже поздно гадать.
Факт остается фактом. Обладательница золотых очей совершенно без сил, она истекает кровью и до сих пор не может понять, как так вышло, что её голова все еще у неё на плечах, а не валяется где-нибудь в сугробе, небрежно припорошенная снегом. то ли от потери крови, то ли от холода, то ли еще почему, её мозг не в состоянии сейчас анализировать информацию, так что лучше отложить размышления о своем редкостном везении в долгий ящик и надеяться на то, что она не умрет здесь и у неё будет время подумать в будущем.
Нет, она не может умереть в лесу. Лес - её дом, единственное место, где она может чувствовать себя нормально, забыть о муках совести и печалях. Но, с другой стороны, это место никак не может её спасти. И пощадить тоже. К сожалению, это лишь скопление деревьев, среди которых обитает множество зверей и птиц - не более. Вряд ли стоит рассчитывать на то, что какая-нибудь белка или заяц появится с врачебным чемоданчиком и начнет её откачивать.
"Вот же глупости в голову лезут..." - она приглушенно и как-то совсем невесело (а чего, собственно, веселиться? В её-то состоянии) смеется и прислоняется к стволу старого дерева. Ей нужно передохнуть всего пару минут и она обязательно продолжит путь. Она будет идти, пока не окочурится. Вдруг, ей повезет еще разок?..."Ну пожалуйста".
Почему-то именно сейчас она радуется тому, что у неё короткие волосы - было бы очень грустно, если бы она зацепилась за какую-нибудь корягу. А еще радует то, что она одета подходяще для подобного путешествия, правда, из-за её прикида хрен поймешь, кому принадлежит её тощая подростковая фигурка - парню или девушке, ну да кого это сейчас волнует? Она никак не может избавиться от неуместных мыслей.
Хико едва чувствует свою правую руку...только обжигающие потоки алой жидкости. Но это даже хорошо. Боль заставляет почти онемевшее от холода тело двигаться, и, что самое главное - боль доказывает, что она по-прежнему жива. Внутренний голос дурным фальцетом верещит о том, что это ненадолго, если она хотя бы не попытается остановить кровотечение, а темноволосая только отмахивается от него, не хочет слышать. Кажется, ей отшибло мозг, так как поступает она крайне неразумно. Но если она позволит себе сейчас сделать еще одну передышку, то вряд ли потом сможет продолжить свой путь.
Она безжалостно насилует свой и без того настрадавшийся организм и он решает отомстить ей за эти издевательства....В такой момент! Ноги подкашиваются, отказываясь и дальше придавать телу вертикальное положение и девушка от души впечатывается физиономией в снег, даже не успев выставить единственную здоровую руку вперед. Нет, не так. Она и не думала её выставлять, она бережно прижимала ею к себе стилеты, словно самое драгоценное сокровище. Что за странный приступ нежности к вещам, столь ей ненавистным?
Девушка с трудом находит в себе силы перевернуться на бок. С болезненным стоном, отплевываясь от смешанных снега, грязи и собственной крови. Если бы пострадала только рука, было бы еще ничего, но Наруми, в отличии от неё, зря времени не терял, не моргал бестолково, упуская драгоценные мгновения, и наносил удар за ударом. Блокировать удалось далеко не все. Да, он победил только за счет того, что атака его была неожиданной и первым делом он лишил её руки, но он победил. И мог убить её. Так почему же?...
Наверное, решил, что лес убьет её. И она уже сама в этом почти уверена, ведь лесу помогло её ослиное упрямство.
Честное слово, еще чуть-чуть, и она заревет. Да, момент не самый подходящий, но слезы всегда подступают именно в такие моменты. Коварные.
Прикрывая глаза и тяжело дыша, она одними губами произносит единственное слово. Спасите. Человек, привыкший выпутываться самостоятельно, пускай и кое-как, просит о помощи. У кого? У пустоты, ведь тут больше никого нет! Но это не мешает ей раз за разом повторять беззвучные мольбы, бормотать их в бреду, уже на самом деле ни на что не надеясь.

Отредактировано Yori (2013-09-02 20:41:04)

0

3

Еще немного, совсем чуть-чуть осталось. Пар вырывается из груди, растворяясь в морозном воздухе. Мужчина останавливается на пару секунд, поднимает голову и скучающим взглядом изучает голые ветви деревьев, прогнувшиеся под тяжестью снега, лежавшего на них. Это место кажется ему родным, потому что все еще связывает в подсознании потерянные кадры из детства. По той же причине Миура проникается неприязнью и к лесу и к небольшому поселению неподалеку от него. Но не смотря на это продолжает сюда приходить. В последнее время все чаще. Все-таки, удобно иметь пустой дом в таком сокрытом от центра месте. Хорошо, что эта старая шизофреничка отбросила коньки, пускай жарится себе в аду, хоть что-то полезное после себя оставила. Сатин опускает уже немного раздраженный взгляд на свои руки, которые специально держит на холоде. Он почти не чувствует этого самого холода - лишь его эхо, приятно покалывающее кожу. И все равно трет тонкие пальцы, согревая их, как-будто по привычке. Торопиться особо некуда. Честно говоря, ему позволительно будет даже задержаться здесь подольше, без него ничего смертельного не произойдет. Только вряд ли он задержится. Это место как-то неприятно сдавливает внутренности, а больше податься ему и некуда. Может, оно и к лучшему?
Миура неторопливо идет дальше, огибая стволы деревьев и стараясь не сойти с протоптанной дорожки, змеей виляющей из стороны в сторону. Все же, любил он прогуливаться пешком, раз за разом напрягая ноги. Вот так и шел он, время от времени легко пиная снег носками ботинок. Чуть в стороне от тропы стала вырисовываться темная и непонятная фигура, явно не вписывающаяся в общий пейзаж. Подбитое животное? Едва сощурив глаза, Сатин немного прибавил шаг, приближаясь к странному существу, чьи черты с каждым шагом все прояснялись и прояснялись. В принципе, в чем-то он оказался прав. Перед его взглядом открылась следующая картинка: худющее тело девчонки (или пацана?) измученное, израненное, окровавленное. Такая жалкая и уязвимая, погрязшая в колющий снег. Склонив голову, Миура какое-то время безучастным взглядом изучал тело, решив, что с такими ранами тело уже явно мертвое. Но вдруг ресницы недо-трупа дрогнули, из приоткрытого рта вырвался слабый пар, а затем совсем тихие слова. О, так она еще живая. И похоже, она бредит. Зачем так цепляться за свою жизнь, ты ведь уже не жилец? Да, почему-то он решил, что это именно девчонка. На губах появляется слабая усмешка. Сатин приседает перед ней на корточках, теперь четко расслышав непрекращающуюся фразу "спасите". Он вспоминает камеры заключенных и мотает головой, не желая сейчас думать о работе. Не такая уж и большая вероятность встретить кого-нибудь здесь. Да, Сатин явно не собирался ей помогать. К чему ему этот груз? Если этой малолетке суждено умереть, пускай умирает. Мужчина было начал подниматься, как увидел конец тонкого лезвия, сверкнувший из-под рукава незнакомки. Миура отвел ее руку, только теперь заметив, что она сжимает в руках стилеты, словно самое дорогое для нее богатство.
- А ты не так проста, как кажешься, верно? - она не реагирует, хоть и продолжает бредить. Совсем плоха. Не удивительно, девушка ведь вот-вот помрет от потери крови. Несколько секунд Миура задумчиво смотрит на оружие в руках девушки, затем разжимает ее пальцы, забирая окровавленные стилеты и убирая их за свой пояс, где мирно покоятся его любимые танто. Какое-то время мужчина явно борется со своими же мыслями, прежде чем тряхнуть головой и медленно наполнить легкие холодным воздухом. Нет, сегодня он не клептоман, сегодня он мать Тереза. Мужчина встает, аккуратно взяв на руки окровавленное тело. Пожалуй, об этом лучше никому не знать. Он ускоряет темп, унося несчастную в сторону глухого поселения, где раньше жил.
Кровать в доме была старая, но все еще пригодная для того, чтобы на ней спать. И теперь здесь растянулась найденная в лесу девчушка. Сатин отправился на поиски полотенца, вскоре найдя его в одном из ящиков, смочив теплой водой и принявшись стирать кровь с тела девушки, заодно и протирая, разумеется, раны. Пару раз девчонка поморщилась, но так и не очнулась. Ее, к слову, мужчина раздел чуть ли не полностью, дабы добраться до всех ран. Так и педофилом себя почувствовать можно. Доктором Сатин, к слову, был никудышным, хотя и нашел старую бабкину аптечку с которой все должно пойти на лад. Обработал раны абы как, неровно перевязал девушку, после чего оставил все это дело, накрыв ее потертым пледом и отправившись отмывать стилеты от крови. Если девчонка выживет после такого лечения, это будет просто чудом. Как-то не по себе стало после такой заботы о девушке. Совсем непривычно. Не дай бог повторится нечто подобное. Надеюсь, ты правда хорошо умеешь управляться с этим оружием, иначе все было зря. Он слабо усмехается, вновь прячет оружие за поясом и отходит к окну, изучая почти пустую улочку. Как же он ее ненавидит. Всем сердцем.

+1

4

По всей видимости, даже в тот момент, когда она несла бессвязный бред, сознание её медленно, но верно отключалось. Во всяком случае, она не ощутила приближения кого-то еще, не почувствовала, как у неё отняли стилеты, которые она сжимала с такой силой, что побелели костяшки и как её подняли с земли. В общем, все очень плохо. Возникло стойкое ощущение, что она застряла между тем светом и этим и никак не может решить, на какой стороне этой жизни ей остаться. Это даже не похоже на отчаянную борьбу за жизнь человека, который находится в критическом состоянии уже несколько суток. Нет. Это сплошные сомнения, она не уверена, жива ли до сих пор.

Кошмары. Именно кошмары подталкивали её к сложному решению. Если бы её не начала мучить совесть, являющаяся таким неприятным образом, она бы никогда не задумалась о побеге, о том, чтобы попытаться начать всё с чистого листа и хотя бы попытаться искупить грехи прошлой, не самой праведной, жизни. Кошмары приходили каждый раз, стоило ей сомкнуть веки.
...но в этот раз они не пришли. Никто не пришел. Только всепоглощающая тьма, и Хико одна среди этого бесконечного темного океана. Её затягивает на самое его дно. Она барахтается, тянется вверх изо всех сил, желая вынырнуть и сделать хотя бы один глоток воздуха, потому что чувствует, что вот-вот захлебнется этой тьмой.
В конце концов, ей это удается. Зря что ли природа наградила её ослиным упрямством?
С огромным трудом она распахивает глаза и с огромным изумлением обнаруживает над собой не холодное зимнее небо, безразличное ко всему, а весьма потрепанный потолок. Ей это снится? Куда это занесла её судьба, пока сама девушка была в отключке?
Первым делать - сделать самый глубокий и жадный вдох, от которого аж в гуди защемило и она закашлялась. Зря пожадничала. Следом за этим она с трудом приподнимается на локтях и мутным взором осматривает помещение, в котором так неожиданно оказалась. Сфокусировать взгляд на отдельных деталях очень тяжело, так что пока придется обойтись беглым осмотром. Во время этого самого осмотра взор золотых глаз натыкается на некую фигуру. Явно мужскую. И почему-то ей кажется, что эта фигура может принадлежать ангелу, спустившемуся к ней с небес для того, чтобы избавить её от мук. Скорее уж это один из приспешников Сатаны, который горит желанием их продлить. К ней вернулась её недоверчивость. Очень вовремя, да.
В её взгляде нет испуга, только подозрительность и бескрайнее изумление.
Откуда-то в настрадавшемся, но все же натренированном и довольно выносливом, теле берутся силы и девушка, не теряя времени даром, скидывает временами побитое одеяло и вскакивает на ноги, совершенно не стесняясь своей наготы. Точнее, даже не успев осознать, в каком неприличном она виде. И только спустя мгновения она соображает - у неё нет оружия, не только одежды. А бросаться на человека в безумной надежде суметь перегрызть ему горло - идея не самая лучшая. Во-первых, когда она в свое время попыталась проделать это с Сетэ, он среагировал мгновенно. Во-вторых, она сейчас непозволительно слаба, что только увеличивает вероятность того, что она будет небрежно отброшена в сторону, словно трехмесячный щенок. А ножки-то подкашиваются, отказываясь и дальше держать тело...она падает уже второй раз за сутки(за сутки же?), только на сей раз все же не в сугроб, а на кровать, которая на такое обращение отзывается обиженным скрипом. Её посещает чувство дежавю. А вместе с ним приходит и боль, разливающаяся по телу, которое явно планировало отдохнуть, а не скакать по комнате.
Но если тело болит - значит, все хорошо. Болит даже рука. Значит, для неё еще не все потеряно.
И все же, так легко успокоиться и вновь провалиться в небытие, толком ничего не выяснив, её деятельная натура неспособна. И вновь она приподнимается, стараясь при этом совершать как можно меньше телодвижений, но как-то неудачно двигает рукой и боль заметно усиливается. Вместо того, чтобы издать стон или еще какой не слишком приятный звук, она рычит, как самый настоящий зверь. С трудом вериться, что человеческое горло способно издавать такие жуткие звуки.
Кое-как справившись с поставленной перед собой задачей, она начинает думать. Почему-то разуму тяжело вспомнить человеческие слова и сформулировать их в какую-нибудь адекватную реплику.
Хриплым шепотом она спрашивает:
- Кто...ты?

Она очень ослабла. Даже речь дается ей с трудом. Где же она нашла силы для того, чтобы скакать, как ненормальная?

+1

5

Время потихоньку близилось к глубокой ночи, когда мужчина, удобно рассевшись на низеньком столике, провел тонкими пальцами по пыльному оконному стеклу, оставляя длинные следы и вырисовывая незамысловатые узоры. Людские фигуры по ту сторону стекла все реже и реже мелькали в поле зрения, вскоре совершенно растворившись в ночи, подобно теням или призракам. Лишь изредка можно было услышать приглушенные звуки с улицы: гул случайных животных, смех пьяниц и прочие.
Скука. Да, именно она, отвратительное вязкое пятно в укромном местечке подсознания никак не давало покоя Миуре. Но тут уже ничего не поделаешь, когда приходится ждать, острее всего ощущаешь тяжесть скуки, которую так ненавидишь. Ожидание всегда столь утомительно. Оставалось надеяться, что оно хотя бы того стоило. Было бы крайне неприятно в этот раз оступиться, не хотелось признаваться даже самому себе, что вероятность ошибки зависит от банального случая. Вот и остается открытым вопрос времени - потеряно оно или дало шанс на новые возможности.
Сатин легко соскакивает на пол, убрав руки в карманы и принявшись размеренными шагами измерять старый дом, заглядывая то в одну комнату, то в другую. Много времени эта процедура не заняла, ибо дом лишь снаружи казался внушительных размеров, а сам по себе ничего глобального не представляет. Кажется, когда-то он боялся этого места. Что же теперь? Страх сменился нескончаемой неприязнью. Возможно, первое понятие страха толкнуло душу к зыбким пескам ненависти, которые слишком уж быстро проглотили свою добычу. Она и осталась гнить там, где-то глубоко, за пределами человеческих взглядов. Отравленная и неприятная душа. И мужчина осознавал это, и мысли о подобном не особо волновали его сознание. Он уже принял себя таким, и он нравился себе даже в таком состоянии, поэтому не особо горел желанием менять себя.
Красноволосый вновь вернулся в единственную просторную комнату, где на узкой кровати валялась найденная в лесу девчонка. И вернулся как раз вовремя, ибо незнакомка наконец подала признаки жизни, громко откашлявшись. По-кошачьи прищурив глаза, Миура склонил голову к плечу, внимательным взглядом изучая хрупкую фигуру, однако так и не удосужившись подойти хоть на шаг ближе. Странно, конечно, что после подобных неумелых процедур она очухалась, но, пожалуй, мужчине это только на руку.
И все это время он стоял чуть в стороне, со скучающим выражением лица наблюдая, как сначала девушка делает попытки приподняться на локтях, затем подрывается с места, вновь обессилено падает. У Миуры ни разу не екнула совесть или желание помочь несчастной. Что там в таких случаях говорят и советуют? "Не совершай резких движений", "тебе лучше полежать и придти в себя". Сатин только и делает, что ухмыляется, провожая взглядом любые попытки девушки взять тело под свой бдительный контроль. Она что, правда собиралась обороняться? Или напасть? Что же, ее боевой настрой вселял в инспектора толику странной надежды на то, что интуиция его не подвела. Наконец, девчонка, громко и грозно зарычав, более-менее успокоилась, зафиксировав тело так, как ей нужно было. Все, спеси поубавилось? Миура скользит взглядом по телу девушки, затем берет расшатанный стул, со скрипом пододвигает его поближе к кровати девушки и усаживается на него. Какое-то время мужчина игнорирует ее вопрос, что стоил таких трудов. Его взгляд устремлен прямо в глаза теперь уже собеседницы. Золотистые глаза. И, похоже, это естественный их цвет. Красиво, прямо завораживает, однако Миура слишком верен своим привычкам, отчего не поддается на игру цвета, оставаясь бдительным. Мало ли что выкинет эта девчонка. По крайней мере, любые попытки что-нибудь сделать он пресечет на корню. Спустя пару секунд он все же решает подать голос, который звучит немного хрипло. Кто он?
- Твой спаситель, разумеется, - уверенным тоном сообщает Сатин, скривив губы в ухмылочке. Да, он явно не намерен представляться нормально.
Ладно. Пожалуй, больше нет смысла тянуть время, он и так долго ждал. Ну, долго - по собственным меркам. А они были крайне строгими. Мужчина тянется к поясу, затем достает один из стилетов, приподняв его на уровне собственных глаз и глядя на реакцию девушки.
- Это твое? - будничным тоном поинтересовался Сатин, ловко покрутив в пальцах клинок. Похоже, его совсем не волновало то, что девушка едва может говорить в таком состоянии. Ему просто-напросто нужно было услышать то, что он хочет, а все остальное совершенно не важно. Только от девчонки зависит, продолжатся ли ее мучения, или Миура прервет их прямо здесь и сейчас, - Оружие детям не игрушка, знаешь ли, - он опускает руку со стилетом, вглядываясь в золотые глаза, словно надеясь все в них прочесть. Провокация? Возможно. Ну, давай. Покажи, что это еще не твой предел, в тебе ведь еще есть силы.

+1

6

Она всегда была терпеливым человеком. По крайней мере, имела побольше усидчивости, чем многие. Плюс к этому - стараниями её многоуважаемого учителя, если этого человека, в целях тренировки применявшего к ней временами довольно жестокие методы и даже пару раз грозившегося в порыве гнева запихнуть её в железную деву, можно так назвать, стойкости у неё прибавилось. Как результат - закаленные душа и тело. Человеческое воплощение созидания.
В общем, ждать она могла довольно долго, не дергаясь особо и не думая возмущаться.
Девчушка абсолютно уверена в том, что её невнятный вопрос все-таки был услышан - откуда взялась это уверенность, одному только её шальному ангелу-хранителю, тихо нашептывающему на ухо всякие глупости, известно. Почему шальному? Потому что он, договорившись с удачей, все время ей какую-то свинью подкладывает. Естественно, с благими намерениями. Но не зря же говорят, что этими самыми намерениями устлана дорога в Ад. Иногда девушке начинает казаться, что она уже давно кукует в Преисподней.
Мужчина определенно не торопился удовлетворять её вполне уместное любопытство, а когда все-таки соизволил это сделать - с его уст сорвался самый очевидный ответ, до которого додумался бы даже последний идиот. Затуманенный разум Хико уж как-то дошел до осознания того, что именно этот красноволосый субъект вытащил её из сугроба. Зато теперь она знает, что он сделал это с целью спасти её, а не помучить, выдавливая некое тайное знание, и убить. Хотя, можно было бы сделать и там, снаружи, а не тащить её сюда и штопать её раны, пусть и кое-как.
Ну, аз уж этот странный дядька не желает сообщать ей свое имя, нагло игнорируя правила элементарной вежливости, которые требуют представляться собеседнику, это уже его личное дело и Хико не имеет никакого права его в этом упрекать. Тем более, интуиция подсказывает, что она имеет дело не с той личностью, на которую можно было бы наехать безнаказанно. Неужто проклюнулись ростки растения под названием "инстинкт самосохранения"? Было бы неплохо.
Золотые глаза внимательно следят за каждым движением, даже незначительным. Кажется, она даже следит за тем, как размеренно поднимается грудь мужчины, когда он дышит. Он определенно не волнуется, а вот ослабленная девушка пребывает в растерянности, в голове у неё тот еще переполох и ей требуется много усилий для того, чтобы сохранять хрупкое внешнее спокойствие. Но у неё получается это делать, и она не вздрагивает, не отводит взгляда, когда мужчина, отчаянно на неё пялясь, сует ей под нос её же оружие. Кстати, внимательное разглядывание её скромного тела её ни капельки не обеспокоило. Не первый человек видит её обнаженной, и, наверное, не последний. Но этот только смотрит, а остальные были не прочь и пощупать. Не только руками. Вот скажите на милость, почему эти влиятельные стариканы думают, что девушка словит кайф, если её обслюнявят с головы до пят? Донести бы как-то до них мысль, что слюнявый идиот в постели - сомнительное удовольствие.
Короче, она не смущается. Да и не так много у неё сил для того, чтобы тратить их на такие нелепые и незначительные эмоции. Она лишь окидывает нарочито небрежным взором угрожающее острое лезвие клинка и едва заметно кивает. Какой смысл отрицать, что эта славная вещица принадлежит ей, если её обнаружили, нежно прижимающую стилет к своей груди? По крайней мере, она точно помнила, что цеплялась за оружие изо всех сил, когда разум начал угасать.
Она быстро облизывает пересохшие губы. "Попить бы сейчас..." - но пока продолжается своеобразный допрос её желание вряд ли будет осуществлено, так что придется потерпеть и временно умолчать о своих естественных потребностях.
Золотоглазая вытягивает вперед руку, тянется к клинку, но она все еще слишком слаба, да и нужно еще чуть-чуть приподняться для того, чтобы сократить расстояние, но на такой подвиг в своем нынешнем состоянии она, увы, не способна. И после той резкой вспышки энергии она почувствовала себя еще более хреново.

- Это не игрушка. - хрипло отрезает она, нервно сглатывает и вновь облизывает многострадальные губы. - Это средство выживания. - по крайней мере, теперь, когда она вырвалась из цепкой хватки. Теперь ей нужны клыки, чтобы выжить. Раньше же её цацки служили лишь инструментом для выполнения чужих желаний. Да что уж там, она сама была инструментом, в котором совершенно неожиданно пробудились разум, совесть и стремление к свободе. Все и сразу. Сколько же от этих упорных ребят у неё проблем... - Так что отдай мне это. - к сожалению, просить она не умеет - как-то раньше не приходилось - потому в голосе не звучат те самые просящие нотки, хотя и на приказ это не особо походит.

0


Вы здесь » Gintama-TV » Флешбек » Сон в зимнюю ночь.