Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод №18. Неограниченная свобода - это безумие.


Эпизод №18. Неограниченная свобода - это безумие.

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: Неограниченная свобода - это безумие.
Участники: Katsura Kotarou, Ushiraki Maruo
Место действия: неизвестный остров.
Описание:
Эту историю знает каждый. Она передавалась из поколения в поколение. О ней ходили слухи, доводы и какие-то совершенно неуместные факты. Это скорее было похоже на миф, чем на совершенно реальную историю. Но правда остается правдой, и пришло время её раскрыть. Показать всем жителям Вселенной то, что на самом деле произошло в неизведанном уголке нашего мира!
И для этого у нас имеется: необитаемый остров - 1 штука, Робинзура - 1 штука, таинственный Дошираки - 1 штука.
Комплект собран.
Встречайте новую легенду!
Очередность постов:
Katsura Kotarou
Ushiraki Maruo

0

2

"Одно облако похоже на летучую рыбу, второе облако похоже на милого черного котенка, третье облако похоже на Элизабет в очках, десятое облако похоже на милого серого котенка, двадцатое… тридцатое…сотое... Одна тысяча семьсот сорок второе облако похоже на пьяного Такасуги. Одна тысяча… " - обветренные губы еле слышно считали проплывающие быстрым потоком облака. Кацуре казалось, что делал он это мысленно, но на деле же вышло совсем наоборот. Шум волн, ветра, крикливых чаек, неразличимые звуки каких-то насекомых - все это смешивалось в один большой гул, который буквально оглушил очнувшегося и начавшего считать облака Котаро.
Ноги то и дело, раз за разом, омывало новой приходящей волной. Так, что они уже почти до колен находились под сырым песком. Руки, раскинутые в стороны, уже вобрали в себя приличный слой не только песка, но и мелких черных мошек, которые слетелись на Кацуру, словно он куча дерьма, оставленного после себя какой-нибудь гориллой. Пальцы же сами собой вонзились в разгоряченный песок, и так и остались там. Но больше всего песка, грязи и прочего было в длинных темных волосах. Помимо этого, они ещё и запутались так, что при возможности расчесать это вихреобразное нечто, лучше просто отрезать волосы. Одежда же вся пропахла морской водой и рыбой, была мокрой и неприятно липла к телу. В пиратском обмундировании было не то, что жарко. Чувствовал себя Котаро вареным овощем на дне в кипящей большой кастрюльки, в которой обычно учила его варить рамен Икумацу.
В общем, состояние Кацуры было относительным, даже не смотря на обгоревшее лицо и другие открытые участки тела. Сколько пробыл в таком лежачем положении - Котаро не знал. Так же, как и своего местоположения. Как и вообще того, каким образом оказался в таком месте. Последнее, что помнил несостоявшийся пират, так это то, как наглые полицейские почти настигли его на пристани. Удачно оказавшаяся в руках бомба, незамедлительно брошенная в приставучих Шинсенгуми, сделала свое благое дело. И не следя за тем, живы ли ещё эти неугомонные прожигатели налогов, Кацура запрыгнул в первую попавшуюся лодку и отчалил на ней, совершенно не думая и не смотря за тем, собственно, в какую сторону его несет течение.
И после этого, в памяти Котаро плыла сущая темнота.
"Быть может, я оказался на реалити-шоу «Остаться в мертвых»? Значит, меня должны показывать по телевидению? Значит, меня увидит вся страна? Да, это же мой шанс!"
Бодро вскочив на ноги и повернувшись, Кацура расхохотался, уперев руки в бока и немного откинув голову назад.
- Выкусите, жалкие неудачники! - воскликнул Котаро и незамедлительно тыкнул пальцем в какие-то огромно-разросшиеся кусты. Ему на некоторое время показалось, что в этих кустах спрятана скрытая камера. Но на самом же деле, там сидела обычная птица, которая тяжело гаркнув в ответ на «неудачники», спорхнула ввысь. Через пару секунд на плечо революционера плюхнулась небольшая серая кучка. Видимо, разбуженная птица не простила такого нахального отношения со стороны "неизвестного" и отомстила ему своим методом.
Но Котаро, на которого нагадила уже улетевшая птица, вовсе не волновало это. Куда больше заботило то, что за этими кустами разрастались и в ширину, и в высоту поразительных размеров, расцветок и видов растительный мир. Котаро даже рот приоткрыл – он впервые наблюдал что-то такое, впервые стоял вблизи того, что обычно они с Элизабет смотрели на канале «Планета: глазами пришельцев». Посмотрев по сторонам, Кацура ничего нового не обнаружил, кроме такого же песка, как и под его ногами. Ещё сильнее вспотев и медленно повернувшись назад, глазам предстало, уходящее в горизонт и переливающееся от солнечных лучей, море. Или же это был океан?
Левый глаз непроизвольно начал дергаться, а ощущение, что он попал на реалити-шоу, инстинкты самосохранения начали выбрасывать из не совсем здравой головы террориста.
- КУДА Я ПОПАЛ?! ЗДЕСЬ ВООБЩЕ ЕСТЬ КТО-НИБУДЬ? – заорал Кацура, в надежде что кто-то все-таки даст ответ. Не один же он на этом острове. Не один, ведь так? "Хотелось бы на это надеяться."
О том, что обычно в таких местах водится много опасностей, Котаро было, откровенно говоря, безразлично.

+1

3

Оставаться одному одинёшеньки на необитаемом острове очень и очень опасно  авось это отделённая секретная военная база, на которой вывели сумасшедший вирус, от чего растения и животные начали мутировать в более кровожадные и людоедные виды, то ли это просто нетронутая частичка планеты, где не ступала нога человеческая, а бытие-житие Кацуры тут становилось для него самым настоящим испытанием на пригодность к выживанию после зомби-апокалипсиса? Или же это и правда реалити шоу и за террористом наблюдают неуловимые камеры?.. в любом случае, не стоило ему так орать, ибо так ты идёшь вабанк, созываешь одновременно и возможных друзей и, естественно, возможных врагов. К любом случае, интересно, какая мысль вознкла в голове у длинноволосого самурая, когда его в шею будто бы укусил комарик размера эдак XXL? Ладно, шутка, не комарик это был, а дротик, после которого в глазах должно было двоиться-троиться-тысячериться, как и облака, недавно проплывающие перед очами страждущего на песочке. Можно дать Кацуре медальку за внимательность, ибо кусты, привлёкшие его внимание, на самом деле были не пустые, а именно там сидел человек, выпустивший стремительный острый снаряд. Перед тем, как потерять сознание, пленник диких обстоятельств мог заметить тёмную кожу  и юбку из трав того, кто его подстрелил.
Итак, темнота... словно из-под толщи воды слышны выкрики на каком-то иностранном языке, повторяющиеся, словно песня или заклинание; звуки барабанов, выкрики и завывания - доброе утро, ветеран Джои, а, точнее, доброй ночи! Если Кацура встретил свою "новую жизнь", пялясь в дневное небо с высокими облаками, то теперь небесным светилом выступала полная луна на чистейшем чёрным звёздным небом. Повсюду горели огни, а перед глазами и.. под Кацурой приплясывали аборигены в травяных юбках. Стоит отметить, что террорист был привязан за ноги, да оружия при себе не мог нащупать, ибо, во-первых, сняли с него все его примочки, бомбочки и катану, во-вторых,  ещё и повязали его, оставив руки прижатыми вдоль туловища.  Музыка то нарастала, то стихала, пока резко не прекратилась и к очнувшемуся Зуре не расчистилась "дорога", по которой несли своеобразный, сделанный из природных материалов трон, на котором сидел белый (жуткий контраст с чернокожим населением) человек, сидел по-турецки, одетый в устрашающую деревянную маску, с росписями на теле.. да, должно было это навести на мысли.
-Пришествие! Пришествие! - Говорили аборигены на.. японском? А может это реалити-шоу, или же больное воображение Кацуры, у которого на солнышке спеклись мозги?

+1

4

Кацура не знал, куда он попал… но точно куда-то попал. Потому что, когда в шею что-то быстро впилось, Котаро лишь успел обернуться и приложить руку к тому месту, где торчало что-то. Выдернув дротик и развернув к себе, он, не меняясь в лице, рухнул в песок, проваливаясь в странную мрачную темноту.
Пробуждение ознаменовалось голодными стонами желудка Котаро, который и знать забыл, когда в последний раз принимал пищу. Он вообще потерял ориентир во времени, совершенно не подмечая, сколько суток уже находится в «плавании». Кацура никогда не наедался так, чтобы живот торчал за километр, а изо рта непременно шла бы через каждые пять минут неприятная отрыжка. Революционер ненавидел такой вид и образ, и совершенно не понимал, зачем некоторые личности под завязку набивают свое брюхо? Это же совершенно бесполезно! Поэтому Котаро довольствовался малыми скромными обедами и ужинами, а завтракать – это как повезет. Однако, сейчас Котаро впервые захотел «набить» свой живот хоть чем-нибудь, лишь бы он перестал так громко восклицать.
На этот раз перед глазами небо было темным. Звезды горели, полная луна тоже угрюмо висела и взирала на то, что творилось под её светом. Ночь, значит.
Кацура встрепенулся. Руки затекли, потому что были плотно прижаты к телу и двигать ими было нереально. Ноги тоже под завязку. Котаро замотал головой из стороны в сторону, кроме деревьев и отблесков огня он ничего не увидел, зато вдруг ясно осознал, в каком положении он находится.
Услышав, что местные аборигены что-то болтают, да ещё и на родном японском, Кацура мигом повеселел и даже запрыгал бы на радостях, если бы не был так плотно связан.
- Пришествие! Пришествие! – поприветствовал их революционер, думая, что это их своеобразный приветственный сленг. Если хочешь наладить контакт с местными, то лучше следовать их манере общения. – Вы мне уже нравитесь! Ваше приветствие такое дружественное, пропитанное теплотой вековых традиций и моралей. Нашей стране как раз не хватает этого. Решено! Вы просто обязаны вступить в Джои!
Всю эту пламенную речь Кацура говорил напрямую белому человеку в маске, которого поднесли к нему. Революционер дураком вовсе не был, поэтому сразу разглядел в этом незнакомце прирожденного лидера. Поэтому и решил, что лидер с лидером наверняка найдут общий язык. Только вот террорист не знал, что «язык» их все же очень различается.

+1

5

Было же в этом "лидере" нечто странное, точнее, странным было отсутствие странностей, которым был так напичкан весь другой чернокожий пританцовывающий окружающий сих двух белых людей народ. Этот человек вообще почти не шевелился, не произнёс он ещё ни слова, вдобавок и маска скрывала пойти всю его голову, вот и думай, что будет дальше - прикажут ли висящему пустить тут кишки, или же всё обойдётся мирно.
Итак, лидер выдерживает поистине королевскую паузу, просидев так до минуты, пока туземцы вокруг бешено лепетали на своём языке, то включали сюда слово "пришествие", а кто-то даже ткнул с ужасом в руке бок Кацуры, щупая, словно какой-то странный неопознанный объект, а после отбежал обратно в толпу, наблюдая за предметом, который он тыкнул. Дикари, что с них взять?
-Абата! - могильной интонацией возразил человек в маске, приподнимая ладонь, как все вокруг тут же затихли, а кто-то даже попятился назад. Теперь представим себе, что все действующие лица следующим кадром внезапно меняют свой пол на противоположный - вот просто так бах и уже вождь племени восседает с поднятой бледной рукой и голым торсом, а пламя так и прыгает на этих сверкающих, объёмных.. пикселях цензуры. Даже учёт бюста напоказ, вождь держал себя абсолютно невозмутимо, если и не было видно лица, так вот тело контролировало себя и не возникало никакого внезапного смущения, страха и прочего, что в подобной нестандартной ситуации могло бы постичь особу женского пола. Наступила странная и неловкая тишина (вместе трепетной и ужасающей, а всё из-за этих переливающихся пикселей), которую нехотя нарушил весь покрасневший, как видимо, шаман племени, весь в перьях и рисунках на теле. В руках он нёс большую книгу, очевидно, священную, да на своём языке, еле преодолевая смущение, он что-то эпично стал рассказывать, дополняя всё активной жестикуляцией, да время от времени перелистывая страницу и, вознося книгу над собой, проходил по кругу, демонстрируя картинки того, о чём он говорил Из всего этого следовало, что племя грамотностью не блистало, что происходит нечто важное, а предводительница (как бы это не было странно, да, для вождя было само собой разумеющимся, что висела перед ним именно женщина, типичная ситуация повседневная) Джои является причиной окружающей её упоротости. Итак, очередная упоротость, так это то, что заговорил предводитель таким тоном, словно объяснял нерадивому клерку, где он облажался по кредиту:
-Смею сообщить, Вам, что Вас окружают люди, чтящие свои традиции, люди, не видящие в своей судьбе ничего, кроме предрешённого им великим Атарагаракатамисадаларобакрататататаататзазазапаратамиваларитамосогаламамама Катара пепепепепе Призрачная Сельдь Моя-Любимая-Утка Ащ ащ Лоло Мибура. - И тут народ задрожал, будто бы сказали нечто воодушевляющее, а то, что шаман тыкал пальцем в изображение божества в книге, значит то было имя этого божества.. в виде утки? Подождав некоторое мгновение, вождь продолжила обращаться к Зурако:
-По прошествии седьмого солнца совершается ритуал жертвоприношения.. - и шаман подоспел вовремя, сунув под нос висящей книгу с изображением жертвы. Но, погодите, ведь на её месте изображён человек в маске, которая надета на вожде. Так что же всё это значит?
-Пришествие! - вскрикивает по-японски "вождь" и припадает к связанной Зурако, срывая с себя маску и тут же преклонив голову к земле. Народ ликовал.

0

6

Кацура невозмутимо смотрел вперед так, что могло показаться, что он одновременно смотрит на всех и на каждого по отдельности. Нет, на самом деле, его жутко заинтересовало знамя неизвестного племени, которым он, по случаю обстоятельств, оказался связанным и плененным.
Вождь опять сказал какое-то непонятное слово, от чего все чернокожие личности сразу смолкли. Недопират почувствовал себя как-то не слишком уютно в образовавшейся тишине, и уже хотел было задать вопрос о том, из чего они делают краску на такие живописные росписи на теле, но в одно мгновение мир перевернулся самым неожиданным способом, но изменились только живые, разумные и не совсем, существа.
Кацуре не раз приходилось примерять на себе женский образ, делая прическу-макияж и наряжаясь, чтобы скрыться, к примеру, от везде снующих Шинсенгуми, или заработать денег, станцевав пару танцев в клубе у Сайго… но все это он делал осознанно, оставаясь настоящим мужчиной и самураем с катаной и членом между ног. А теперь он, Котаро, явственно ощутил, как грудь стала как-то больше и тяжелее, а член так и вообще исчез! И что самое главное, те же метаморфозы произошли и с теми, кто окружал его. Взирая на свою цензуру на груди, Я не Цензура, я Ценкацура!, революционер по-прежнему с невозмутимым видом смотрел на свои буфера и буфера остальных. Так, что кровь, не сдержавшись, прошлась прямой дорожкой из носа Котаро.
- Я не Вам, я Кац… Зурако. О, так вы поклоняетесь Атарагаракатамисадаларобакрататататаататзазазапаратамиваларитамосогаламамама Катара пепепепепе Призрачная Сельдь Моя-Любимая-Утка Ащ ащ Лоло Мибура? Какие чудесные люди! Атарагаракатамисадаларобакрататататаататзазазапаратамиваларитамосогаламамама Катара пепепепепе Призрачная Сельдь Моя-Любимая-Утка Ащ ащ Лоло Мибура просто обязан быть к вам снисходительнее. И как истинный Лидер заботиться о вас, своих подданных и верующих. – восхитилась Зурако и как истинный патриот сразу же зауважала великого Атарагаракатамисадаларобакрататататаататзазазапаратамиваларитамосогаламамама Катара пепепепепе Призрачная Сельдь Моя-Любимая-Утка Ащ ащ Лоло Мибура-сама.
А когда под нос Зурако сунули книгу с изображенным там человеком, а после сам вождь падает к ногам революционера, срывая с себя маску… В голове Котаро тут же загорелась воображаемая лампочка. Как же он сразу об этом не догадался! А ведь ему столько раз намекали, говорили про какое-то «Пришествие», танцевали вокруг него и даже кто-то смелый хватал его за тело, а теперь ещё и это действие вождя, которое закрепило за собой всю ту ясную мысль, которая так внезапно пришла в голову революционера.
- Так, вы хотите, чтобы я стал вашим Лидером и закрыл свое лицо этой маской, которая передается из поколения в поколение, от вождя к вождю, от груди к груди?
Как же так? Неужели они разглядели в нем, чужеземце, прирожденного Лидера? Неужели его лидерская харизма так заметна и влияема? Теперь Котаро точно был уверен в том, что неважно, какой ты человек и чем занимаешься, люди примут тебя таким, какой ты есть, и даже эти местные аборигены смогли разглядеть в мужчине, а теперь и в женщине истинного лидера. И Зурако была очень этому рада, что готова была действительно стать лидером, признанным всеми членами все также безызвестного племени.

+1

7

Итак, прошло некоторое количество времени, а именно около двух недель, как не особо образованные товарищи темнокожие папуасы вместо "Пришествие" могли выговорить "Джои"; листки на их поясах, те же юбки, прикрывающие срамные места, были окрашены в соответствующие цвета, а на спинах и лбах была начертана та же символика. Не обошлось  без всяких цветочков и украшений, ибо вождь теперь был женского пола, а у женской стороны сего странного белокожего и беловолосого существа обнаружилась невероятная тяга к украшениям и прочему прекрасному.. благо, вкус, как показала практика, у сего существа был отменный, так что на излишние "наряды" не сетовала даже мужская часть населения.
Можно сказать, что экс-вождь и нынешний вождь не нашли языка между собой. Точнее, они не особо и говорили, ибо беловолосая дама, не собирающаяся с того момента, как стала дамой, прикрывать свою обнажённую грудь, вообще не реагировала на Зурако, даже если та напрямую к ней обращалась. Конечно, та могла с видом, полным понимания выслушивать ныне главу островного филиала Джои, но даже на вопросы о погоде не было никакого ответа. Впрочем, аборигены как-то дали понять, что экс-вождь, оказывается, "немой", но если она до этого обращалась своим голосом к подвешенной к верх тормашками Зурако, то как это понимать? Конечно, могла бы закрасться мысль, что носитель цензуры в области грудной клетки не от мира сего, но, как ни прозаично это бывает, не говорила та ни слова потому, что не считала нужным говорить с Зурако. Хотя вторая и стала почтенным носителем маски, её встречали с восторгом, повторяли за ней все лозунги, как могли, повторяли, не понимая, что говорят, но воспроизводя звуки следом, бывший вождь оказывался в безусловном авторитете, но в тени. При принятии важного решения хоть и спрашивали Цензурако, но бегло оглядывались на экс-вождя, дабы тот дал утвердительный кивок.. даже на все абсурдные идеи было дано согласие! Вот вам правило устраивать чайные церемонии, хотя темнокожие собратья вообще не знали, что такое традиционный японский чай, вдобавок редко сидели смирно, но терпели, а кто не терпел безумных правил.. впрочем, ими занимался экс-вождь, так что в течение недели посещаемость традиционных Джои собраний хотя в начале и сбавила, но под конец выправилась и товарищи рядовые смирненько выполняли абсолютно всё. Так что, опровергая ранее написанное, что две "главы" нашли язык между собой, они его нашли, не прибегая к общению. Естественно, ведь пока не наступил момент, когда их взгляды не совпадут, а тогда..

-Джой-Джой! - почтительно поднося очередной чистый почти белый лоскуток ткани для вытирания крови с носа вождя, один из аборигенов, другой рукой ещё придерживая флаги с эмблемой Джои и свёрнутый в трубочку плакат. "Джой-Джой", то есть двойное произношение названия организации было принято как уважительное обращение к вождю, именно, к Цензурако. В двух словах, темнокожий друг пришёл предупредить, чтобы начинались все приготовления к особому празднику, но вроде Зура никакого праздника не заказывал (может и заказывал на другие дни, но на нынешний не было планов!) , следовательно, что-то вышло без его ведома. На мысли приходил только один человек, который мог бы подобному способствовать, а именно та же женщина с голым бюстом, которая, как кстати, неожиданно входит к нынешнему вождю (раньше такого и не было! Да что бы она первая даже приблизилась к ней? К слову, действие это было для многих диким), с абсолютно спокойным видом и одним взглядом даёт понять всем темнокожим, что они не должны выйти наружу, что и было сделано, а для Зуры последующее стало неожиданностью..

-Меня зовут Ушираки Маруё,  я одна из инспекторов Баскин Робинс, точнее, заведую буйными и успокаиваю их, - доля правды. Почти. И опять же всё можно склонить к тому, что Зуре снится нечто безумное, - к слову, Вас ожидает нечто не очень приятное. Я уверена, вы готовы погибнуть за идею, но здесь вы не захотите погибнуть, потому что это не ваша будет идея, а их. Конечно, их можно переодеть в другую одежду, но слова, что они повторят за вами, ничего не значат. Для них даже не значат те слова, что им говорила я месяц назад.. К делу. - Женщина села напротив и аристократично закинула ногу на ногу  (весь вид так и показывал, что она не имеет никакого отношения к окружающей Кацураку реальности).
-Этой ночью вас принесут в жертву. Я не особо верю в чудеса, но по звёздному календарю это должны будете быть вы, ибо именно в определённый день вас обнаружили на берегу. Согласно писанию, после сожжения вашего тела со всеми почестями, цветами и фруктами, на землю явится Атарагаракатамисадаларобакрататататаататзазазапаратамиваларитамосогаламамама Катара пепепепепе Призрачная Сельдь Моя-Любимая-Утка Ащ ащ Лоло Мибура и сотворит Рай на земле. -На лице Маруё мелькнула ненастоящая довольная ухмылочка, хотя на самом деле она не выражала никаких эмоций на этот счёт.

Отредактировано Ushiraki Maruo (2014-05-21 21:39:58)

+1

8

Все это, на самом деле, выглядело, как бред безумного сценариста, который хотел написать то ли комедию, то ли пародию, то ли ситком, то ли стеб, то ли ещё какую-то странную и упоротую смесь жанров и направлений. Котаро, или же будет правильнее сказать Зурако, об этом даже не задумывалась, принимая реальность всего происходящего, словно так и должно быть. Стоило большого труда и терпения научить местных аборигенов говорить слово Джои, которое они перефразировали, и в итоге получалось двойное «Джой-джой», но революционер списал это на особенности другого языка и даже находил в этом что-то прекрасное. Длинноволосая брюнетка очень гордилась данным достижением.
«В следующий раз мы разучим слова "Бакуфу", "революция" и "уничтожить"», — мысленно составила план Зурако и встретилась взглядом с бывшим вождем племени, только что вошедшей в её личные «хоромы». Что понадобилось немой пепельноволосой экс-вождице, Зурако понятия не имела, но почему-то была рада, что единственный белокожий, помимо неё, человек обратил свое внимание на главу Джои. А в следующее пару минут Зурако наблюдала, как палатку покидают аборигенские Джои, и они остаются здесь вдвоем. И только она хотела поприветствовать бывшего вождя, как та неожиданно заговорила длинную речь. По мере поступления в мозг Котаро новой информации, он становился все хмурее и хмурее, а потом вовсе положил голову на перекрещенные пальцы и вперил свой взгляд в грудь молодой особой, так заманчиво прикрытой мозаикой. Все же пусть Кацура и был сейчас женщиной, это не отнимало того фактора, что он родился мужчиной и прожил всю жизнь, как мужчина. Хотя он в тоже время понимал, что и напротив сидящая барышня является, скорее всего, особью его же истинного пола, поэтому это знание помогало отвлекаться от вида зацензуриной обнаженной груди.
- Достаточно, — Зурако подняла ладонь, показывая тем самым остановиться девушку, — Я услышал достаточно. Я давно догадывался, что радужный прием, устроенный в мое первое пробуждение здесь, подозрителен. Но чтобы так… — девушка замолчала и перевела взгляд на лицо экс-вождя, — Только позвольте уточнить, Маруё-доно, для чего вы мне это рассказываете? Какая вам с этого выгода? Вы могли бы и дальше притворяться немой, что у вас получается, кстати говоря, довольно неплохо, но почему-то раскрыли мне планы местных аборигенов? Почему?
В ожидании ответа Зурако сняла свою маску и отложила её в сторону. Конечно, чтобы обучить диких людей навыками и умениями обычных, чтобы сделать из них армию самураев потребовалось бы более десятка лет, а то и двух-трех-пяти. У Кацуры не было столько времени ждать. За проведенное здесь время он успел сильно соскучиться по Элизабет, которая наверняка сейчас смотрела дорамы без него; по вкусы собы Икумацу-доно – он так давно не ел привычной еды, питаясь какими-то фруктами. Скучал даже по пофигистичному Гинтоки, которого раньше хотелось увидеть в своих джойских рядах, но теперь он просто не против лишний раз пропустить с ним по пиале сакэ в баре у Отосе-доно. Что уж и говорить: Котаро соскучился даже по Шинсенгуми, пусть те и были занозой в одном месте. Жизнь без привычного движения и атмосферы стала не его. Здесь, на этом острове, он чувствовал себя одиноким и оторванным от цивилизации, с каждым днем все сильнее забывая о привычном мире и становясь диким. Таким же, как местный народ.
Есть ли возможность как-то уплыть с этого острова? — задал он вопрос собеседнице, которую уже считал своей сообщницей. Ну, а что? Не зря же она пришла и рассказала сию дивную историю о том, что его собираются отдать в жертву какому-то Атарагаракатамисадаларобакрататататаататзазазапаратамиваларитамосогаламамама Катара пепепепепе Призрачная Сельдь Моя-Любимая-Утка Ащ ащ Лоло Мибура. Котаро не готов был погибать ради нации другого народа, поэтому нужно было срочно искать способ, как покинуть этот остров.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод №18. Неограниченная свобода - это безумие.