Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Death Camp » Сектор "С". Коридор.


Сектор "С". Коридор.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Узкий прямоугольный коридор блока С.

0

2

Блок С. 62-я камера. ->>>>

Принимать участие в клоунаде, устроенной этим заключённым, великолепный инспектор буйного блока не  собирался, да только бровью повёл, как из головы  одного из охранников брызнула кровь; важно, что эта кровь не попала на идеально чистый костюм и на идеально  гладкую кожу (как собственную, так и ботинок), а по сему было предпринято и ещё одно действие - сделать шаг назад и преподнести телефонную трубку к уху. Естественно, его просьбу прислать подкрепление придётся отложить, ибо кое-кто изволил высказать седовласому свою "скромную" просьбу о том, что лучше не показывать тому охрану. Умно. Эта ситуация уже попахивала некой тарантиностью (написать это слово кровью!), не хватало на заднем фоне саундтрека с томным мужским английским и мощными гитарами, да пускай бы пели о наклейке розой на дуле револьвера. Возможно от того, что инспектор мысленно включил себе в мозгу этот антураж, то ли от того, что он оказывался один на один с опасным аманто, да то ли от того, что перед его глазами наконец пустили кровь, Ушираки Маруо легко улыбнулся (если натянутые в стороны губы означали бы улыбку) и, плавно убрав мобильный телефон в карман брюк, наклонил голову в бок, довольно смотря на господина Намиями, точнее, на алую дорожку на его щеке - она была симпатичнее, чем лицо, на котором и располагалась.
-Инспектор, к вашим услугам, - С этими словами он поворачивается на пятках своих лакированных ботинок и направляется своим широким шагом в коридор, - Следуйте за мной... Намиями Шисуи. - Обычно он не произносит их имена. Обычно он держит их в своей голове, ведь имя дают человеку и предмету, который преставляется тебе одушевлённым. А у нас прогресс - заключённый-то теперь существо одушевлённое в глазах беспристрастного инспектора.

Скажем, что он рисковал, да ещё и как, если шёл впереди преступника, оставлял его в тылу, а учитывая то, что сам он был самым обычным человеком, а второй аманто, то это, как бы это сказать, "слегка" ухудшало ситуацию. Естественно, если бы это существо набросилось на него на этом корабле, то он, Маруо в 80% труп, ежели труп, то преступника казнят на месте, ежели не труп, а останется он истекать кровью, но будет живой, то казнят на месте с особой жестокостью, так что единственно мирный вариант тут - это просто следовать по коридору, который, естественно, был не настолько узок, чтобы там могло поместиться полтора человека, а, конечно, шире.
Руки в брюки, темпа мужчина не сбавляет, да решает.. поговорить с заключённым!
-Буду с вами откровенным: надеюсь вы в курсе, что корабль оснащён видеокамерами, так что нападение на мой кадр.. - а Ушираки прекрасно понимал своё место как на этом корабле, так и в этой жизни, - подпортит нашу общую судьбу. Нам никто не помешает, дабы препроводить вас по всем инстанциям. У меня нет прямых полномочий, но присутствовать при следующем этапе - нужно понимать, что под "этапом" подразумеваются страшные пытки - я имею право, по своему ли, или по желанию.. испытуемого. - Испытуемого. Умно. Может, __пытуемого? А может этим словом он пытается придать смысл фразе "очищение"? В любом случае, очевидно, что подобную речь произносил не первый раз, тон был спокойный, прямой, с, где необходимо, паузами, дабы дать слушателю время переварить информацию. Он не хотел давить на него, не хотел перед ним выделываться, не хотел показать себя выше и главнее здесь, всего лишь голые обстоятельства, а они оба действуют так, как должны были действовать. Можно даже сказать, что инспектор верил в предопределённость судьбы, да потому тоже не дрожал трепетным страхом перед голым фактом того, что он, буквально, на ладони, а последняя фраза даже намекала пригласить его скромную персону на свидание с пытками.

+1

3

- Можно просто Шисуи, Инспектор-сан. – блондин не переставал легко и непринужденно улыбаться, словно он находился сейчас где-нибудь в шикарном ресторане с не менее шикарным персоналом. Да, Шисуи был бы не прочь сейчас оказаться в таком месте, но, увы, обстоятельства распорядились за него. Или же это было задумано с самого начала? Кто-то же должен был донести до приспешников ДесКампа их местонахождение? О Намиями мало знали на Земли, да и в космосе тоже. По крайней мере, Шисуи рассчитывал на то, что их работодатель все-таки отмывал все подозрения от клана, а не делал вид, что все «тип-топ». Хотя теперь же и вовсе не был в этом уверен. Неужели ДесКамп знает о том, какую грязную работы они проворачивали под руководством Этого человека? А если и знают, то как намерены выпытывать из блондина информацию? Хотя, если окажется все так, как предполагала его старшая сестрица, то он сам добровольно сдаст их "шефа".

Шисуи непроизвольно передернул плечами, выходя из камеры. Цепким взглядом незаметно прошелся по тому помещению, в котором оказался. Достаточно широкий коридор, камеры-камеры-камеры – все как один похожи друг на друга, что у блондина сложилось впечатление, что он заперт в инкубаторе. Впереди маячили и отливали стальным светом створы… лифта? Приметив две двери около лифта, непохожие на камеры, Шисуи слегка повернул голову. Позади него ничего примечательно тоже не оказалось, кроме ржаво-стальной стены. Ко всему прочему, здесь было достаточно темно, что приходилось смотреть не только по сторонам, но и под ноги.
Когда инспектор заговорил, блондин сначала слегка приподнял брови и только сейчас заметил, что мужчина в форме шел впереди него. Да, это был неплохой шанс: ударить локтем по затылку, обшарить карманы и свалить. Но кто знает, что ожидает дальше? Может, здесь имеются супер сильные кадры, которым не составит труда уложить ослабевшего главу клана на какой-нибудь газовый эшафот. Или прямиком сжечь? Нет-нет, сейчас вовсе не время высовываться и геройствовать. Нужно заручиться доверием и показать себя примерным гражданином. А ещё нужно добыть информацию об этом месте. А перед ним как раз шел неплохой информационный источник, который к тому же оказался весьма разговорчивым.
- Не беспокойтесь, Инспектор-сан. У меня вовсе нет причин нападать на вас. В конце концов, если бы я хотел вас вырубить, то сделал бы это ещё в камере. Да и все оставшиеся силы у меня ушли на этих горилл, поэтому сейчас я не сильнее обычного человека, Инспектор-сан.
Приспособившись к шагу инспектора, Шисуи внимательно разглядел спину впереди идущего мужчины. Нет, он слегка преувеличил, когда сравнил себя с человеком. Но все же его ещё слегка колбасило, поэтому до полного восстановления организма следовало не высовываться и затаиться в тени, как и полагается главе наемного клана Намимями.
Впереди инспектора мелькнул эпатажный грузный обыватель тюрьмы, плотно затянутый в форму ДесКампа. Мужчина в два раза шире и выше самого блондина, сверкнул глазами и с воинственным криком бросился на заключенного Шисуи, прифигевшего от такого внимания. Намиями отшатнулся в сторону, а грузный охранник со всей своей скоростью врезался в стену, образовывая на ней кровавое месиво.
- Скажите, Инспектор-сан, а ваш персонал всегда так развлекается? – блондин перевел взгляд на инспектора и в ожидании ответа, скромно вытер со своих рук чужую кровь, брызнувшую ранее.

+1

4

-Тихо. - сказал мужчина шёпотом, как только тучный охранник сдвинулся с места. Но сказано это было настолько беззвучно, что тот кадр если бы и хотел, не смог бы ничего услышать, следовательно, слово сие было предназначено либо для Намиями, или же только для самого инспектора. Надо же, во время этого у него даже захватило дыхание, вот только волшебный момент (таким он казался для чудаковатого инспектора) упущен благодаря грохоту и заключённому, прервавшим момент завораживающей тишины. Конечно, глупо было не предупреждать штат, мол "не соизволите ли вы выметаться с этажа"? А представить себе, что Маруо издаёт приказ, а следом предстаёт на ковре Хетсутми Шиничи, выслушивать всё, бросаться в холодный пот.. Испытывать подобные эмоции, да и вообще какие-то эмоции было для Ушираки крайне неприятно, что и отразилось в его очередной кривой неискренней ухмылочке, словно он терпел отвратительный запах.
-Господа. - Обратился он куда-то вперёд,  в темноту, ведь прекрасно знал, где возможно могут быть охранники, так они были бы там, а из-за мрака, согласимся, они были, вроде, "вне зоны видимости заключённого". - Я прошу Кависаки заняться камерой 62, точнее, мёртвым господином Того... - Он наконец повернулся к заключённому и соизволил ответить на его вопрос  абсолютно беспристрастным лицом,  -.. Я всегда верил в индивидуальность личности и индивидуально сотворённые Ками души, служащие на земле тому, чему они должны служить, трудно запомнить пять сотен имён. - Отвернувшись, он облизал свои губы и зашагал вперёд, ещё и демонстративно кашлянув. Этот жест был должен для того, чтобы усмирить порывавшихся ломиться "спасать инспектора" охранников, но ведь начальник сам просит от этого отказаться! Кстати, цифра с охранниками была далека от правды. Масштаб корабля Шисуи был неизвестен, следовательно, не мог он и представить, сколько человек на самом деле тут было. Скажем только, что пять сотен - это либо слишком мало, либо слишком много для подобного места, среднего числа быть не может - не тот калибр.
Вдруг мужчина остановился, заставляя остановиться и своего своеобразного спутника. Поле он повернулся и, сунув руку внутрь пиджака, достал из нагрудного кармана небольшой шарфик чёрного цвета (или синего, в потёмках блока С и не разберёшь) и, огладив его большим пальцем, держа в другой руке, приблизился вплотную к блондину.
-Никаких не "эстетических" "горилл", господин.. Шисуи. - С некоторой паузой проговорил седоволосый и аккуратно повязал шарфик на глаза заключённому, был тот готов к этому, или нет. Главное, насколько аккуратно и ласково (!!) это было проделано! Представьте себе, что он так же повязывал тот же самый кусок ткани на женщину, с которой с такой нежностью наблюдал по видео-связи. Да, Шисуи уже не видел, как инспектор закусил губу и правая рука его дрогнула.
-В сторону. - Громко, ровно настолько, чтобы голос Ушираки отразился эхом от высоких стен, он сказал, а после, аккуратно, еле касаясь, взял заключённого за запястье, специально проведя мизинцем по влажной дорожке крови, что тот не успел стереть. Охранники же стояли как вкопанные, повинуясь приказу, недовольные бурчания были настолько профессионально превращены в кашеобразную бубнёжку, что разобрать, чем именно был недоволен штат, становилось слишком трудно. В любом случае, двое оказываются в лифте.
-Тело аманто может перенести колоссальные нагрузки. - Внезапно выдаёт мужчина. К слову, это была запоздалая реакция на то, что блондин, якобы, потратил все силы на две шестёрки.. Да, может быть, под пьяным угаром инспектор бы и поверил в эту чушь. Так что же мешает прикончить его прямо в лифте? Да понятно что.

+1

5

Приспособившись к темноте и вполне сносно ориентируясь в пространстве, Шисуи теперь мог свободно разглядеть, как мозги грузного шкафчика, летящего на него буквально пару минут назад, медленной мокрой полоской стекают со стены какой-то камеры. За дверью этой камеры кто-то протяжно поскуливал, но блондин просто не стал заострять на этом внимания. Мало ли здесь ещё таких же страдальцев, так, что на всех обращать свое внимание? Наслушается и насмотрится, покуда за ним ещё не приехал отряд бравых и отважных Намиями. Хотя Шисуи сомневался, что все так сразу охотно побегут вытаскивать главу клана из дерьма, в которое он вляпался… Но в этот раз, он ни в чем не был виноват. Это все его старшая сестрица, которая долгое время втирала ему о Потрошителях, о плюсах-минусах сделки и тому подобном. И ведь не ослушаешься эту женщину!
До Шисуи действительно только дошло, что всего этого заключения могло и не быть, если бы он ослушался старшую Намиями.
Пока Инспектор раздавал приказы своим подданным (а Шисуи не сомневался, что охраняемые их надзиратели подчиняются инспекторам), блондин откровенно заскучал. Ещё бы чуть-чуть и он бы даже поковырял засохшую грязь на полу коридора, но в этот самый момент про главу клана все же вспомнили.
- Предпочитаете запоминать только тех, кто отличился? – Шисуи слегка усмехнулся и поправил отросшие волосы, которые постоянно лезли в лицо. На свой грязный вид Намиями тоже предпочел не обращать внимания, дабы совсем не пуститься в уныние и печаль. Вместо этого, блондин надежно закрепил в памяти про «пять сотен». Пять сотен. Лагерь Смерти. Их корабль должен быть большим, насколько помнил о тюрьме Шисуи, когда ещё несколько лет назад интересовался воздушными тюрьмами. Пять сотен мало. Значит больше пяти сотен. Или пять сотен на один блок? Слишком много, хотя, как знать – вдруг здесь где-то во тьме они кучами припрятаны?
Шисуи остановился скорее машинально, пребывая в своих думах и не обращая внимания на инспектора. И только когда перед его лицом оказался сам инспектор, Намиями понял всю нетипичность ситуации. Повязка была прохладной и плотно прилегала к глазам. Не сказать, что блондин был уж прям так шокирован действиями инспектора, нет. Просто его слегка удивило это ненужное действие. Право, зачем закрывать глаза тому, кто, по идее, должен остаться здесь навсегда? Или это такой психологический маневр? Весьма провальный против блондина, к слову.
Но когда к своему запястью он почувствовал прикосновение, Намиями очень сильно захотелось рассмеяться. Тут же перед глазами ясно предстала картина того, как это смотрится со стороны и он все же невольно рассмеялся, на момент, забывая о том, что обещался вести себя сдержаннее и терпеливее. И контролирование таких эмоций, как смех, к этому тоже относилось.
Однако, когда инспектор внезапно выдает фразу про нагрузки, внутри Шисуи все тут же замирает. Страшно? Вовсе нет. Намиями не видел причин бояться. Все вполне ожидаемо. Блондин прищурился и слегка нахмурился, правда, за плотно-прилегающей повязкой это было незаметно.
Мое тело уже не раз переносило "колоссальные нагрузки", только вам этого знать, вовсе не стоит.
- Могу я поинтересоваться, для чего Вы закрыли мне глаза? И, собственно, куда Вы меня ведете? Интересно же, Инспектор-сан. Кстати, каждый раз звать Вас «Инспектор-сан» слишком просто. Может, представитесь, Инспектор-сан?
Шисуи повернулся туда, где предположительно должен был стоять Инспектор. Ну, уж нет. Намиями не запугать такими банальными фразами про нагрузки, так что пусть Инспектор потрудится придумать какое-нибудь другое предложение или покажет на практике. И лучше не на Шисуи, а на ком-нибудь другом.

+1

6

Сектор "С". 62-я камера. >>>>>

"Да-да, улыбайся. Пока можешь."
Минасе безразлично смотрел на улыбающегося заключенного, как и полагалось надзирателям по уставу. Правда, не все соблюдали свод правил и ограничений для надзирателей, прописанных в том призрачном уставе, который Аой видел лишь мельком один раз. Своеволие, знание того, что они останутся безнаказанными и садизм, тесно граничащий с тупостью – все, что и делали надзиратели в секторах космической тюрьмы. И Минасе исключением не был. Он не собирался умирать в этой дыре, а для того, чтобы выжить и жить своей жизнью, он готов быть хоть самим воплощением дьявола в собственном Аду.
Аой прекрасно понимал и видел, в каком состоянии находится Суджи не только физически, но и морально. Надзиратель ни сколько не испытывал жалости к очередному заключенному, по случайности или нет, попавшему в это место. Заключенные здесь – твари, скот, существа неразумные. Все, что угодно, но только не обычный человек и аманто. Жалость, сострадание – эти чувства никогда не находили и не найдут здесь себе места. Они могут лишь только погубить. И если своим поведением Маширо хотел показать, что он смелый и ничего не боится, то получалось у того крайне  плохо. Чтобы понять психологию заключенного, нужно самому побыть в шкуре заключенного. И Минасе был им семь лет подряд, тем самым «скотом и тварью».
Инспектор? — переспросил Аой с усмешкой. — Да, я обязательно дослужусь до этого звания. А пока я всего лишь глава надзирателей. Минасе Аой, к вашим услугам. — надзирателю осталось только отвесить поклон, как и полагается какому-нибудь дворецкому в элитных домах толстозадых миллиардеров. Но вместо этого, он разворачивается и выходит вслед за Суджи обратно в мрачный коридор, обгоняет того и шествует теперь впереди, точно зная, что за ним последует процессия из двух стражей порядка и одного заключенного.
Нет, что вы. Просто одному инспектору, который руководит данным сектором, очень нравится доводить заключенных до психических припадков, озверения и пены изо рта. А под действием темноты это все развивается в разы быстрее. Не так ли? — Аой слегка повернул голову, бросая взгляд на заключенного. Уточняющий вопрос ответа не требовал, Минасе и сам знал, что если бы Суджи провел ещё два месяца в той камере, то навсегда распрощался бы со своим разумом и здравомыслием.  — Ах, да! Вам очень повезло, что инспектор Маруо не занялся вами лично. — надзиратель делает небольшую паузу и снова продолжает говорить обыденным тоном. — К слову, этот Намиями очень крепкий орешек: выжить после того, как его поджарили, сломали нос, вкрутили в ногу шуруп, а потом ещё в Ренгокуган отправили… Инспектор Ушираки не успокоится, пока не «сломает» свою очередную жертву.
И Минасе замолкает совсем, подходя к лифту и нажимая кнопку вызова оного. Где-то наверху он загудел и через пару минут должен уже был раскрыть свои створки, погрузить в себя ожидавших и отправить в низ. А тем временем, глава надзирателей совершенно не обращает внимания на заключенного, не смотря на то, что Суджи продолжал что-то говорить. Любой другой инспектор на его месте давно бы засунул в рот этого заключенного кляп или носок своего начищенного ботинка, но Минасе было откровенно начхать на то, что в порыве волнения и предвкушения болтает заключенный.
Лифт приветливо звякнул(если «приветливо» вообще можно как-то соотнести со страшно-грозным строением Дес Кампа). Впрочем, не смотря на всё могущество, Аою во всей космической тюрьме нравилось только два места: его личный кабинет и этот лифт.
Прошу. — Минасе снова отошел чуть в сторону, пропуская заключенного вперед. Двое сопровождавших охранников, как и принято, остались в своем секторе, и, далее им следовать было не положено. Аой же быстро запрыгнул в лифт, который автоматически закрылся и повез двоих в сектор вечного огня. Самое жаркое и самое адское место во всем Дес Кампе – Сектор D.

Отредактировано GM[K] (2014-09-25 17:13:19)

0

7

- Приятно познакомиться, Минасе Аой-сан, - вкрадчиво проговорил Суджи, тут же принимаясь разглагольствовать на тему его имени. Оно понравилось рипперу, и сам мужчина нравился ему: уравновешенный и уверенный в себе, глава надзирателей успокаивал Суджи одним своим присутствием, хоть и был ему врагом. Хотя, почему врагом? В сущности, этот человек был не так плох, как ему показалось в самом начале; риппер не умел не делать поспешных выводов. Их положение, диктовавшее отношение друг к другу, было вынужденным, Суджи подумалось, что будь они в другом месте и в другое время, они могли бы сработаться. Из Аоя получился бы замечательный потрошитель. Инспектора любой тюрьмы – люди безжалостные, как и сам Маширо, а о том, что это особая тюрьма, даже Суджи уже догадался. Тем не менее, в ДесКамп есть вход, а значит, есть и выход. Мысль о побеге не покидала оресаму, и теперь, когда прошло достаточно времени, и первый восторг от нового гениального решения сошел на нет, оказалось, что все не так просто. Во-первых, у него нет плана тюрьмы. Этот момент ставил крест на всем предприятии. Не мог же Суджи просто снести стену! Кроме того, все, что ему было известно о своем местонахождении – космическом корабле – ему сказал Намиями, а Намиями был «недалеким», и верить ему на слово не хотелось. В стенах тюрьмы не было ни одного окна, в которое можно было бы выглянуть и оценить обстановку, это говорило в пользу версии бывшего сокамерника и очень, очень раздражало.
- Ано…- начал было Суджи, услышавший про пытки мсье Шисуи, но сразу замолчал. Ладони похолодели, не в меру богатая фантазия уже нарисовала ему лицо Намиями, в чью ногу вворачивают шуруп. Нахмуренные брови, выступившие на лбу капельки пота, сдавленное шипение и море крови…Суджи судорожно вдохнул. В этот момент он мог бы даже признать, что Шисуи красив. Риппер многое отдал бы, чтобы увидеть это воочию. Откуда-то потянуло подгоревшей плотью. Уголки губ дрогнули, расползаясь в сумасшедшей улыбке, пальцы рук сжали невидимые рукояти, по телу пробежала дрожь. Внезапное удовольствие от представленных мучений перекрыло чувство опасности, и Суджи совершенно не подумал о том, что подобное могут сделать и с ним. Он не мог ассоциировать себя с жертвой, и даже находясь в заключении неосознанно ставил себя на место инспектора, карателя, будто это место – его Ад, в котором он играет роль дьявола.
- Думаю, он будет очень благодарен за то, что Ушираки-сан вправил ему нос, господин-будущий-инспектор, - засмеялся Суджи, не без удовольствия вспоминая, как нанес удар тогда, в кафе. – Для таких людей очень важен внешний вид. Если вы понимаете, о чем я.
Эмоциональное состояние Суджи было нестабильным, его шатало от страха перед будущей болью, ее предвкушением, до желания самому причинять боль. Нервное возбуждение возрастало и становилось заметным окружающим. Ему хотелось рвать чужое тело, но рядом был только Минасе-сан, к которому Суджи проникся иррациональным уважением (если он вообще способен чувствовать уважение к кому-то, кроме своей царственной особы) и пара охранников, сражаться против которых без любимых вакидзаси было чистым самоубийством даже для Гения Зла.
Однако, последние исчезли из поля зрения как только закрылись двери лифта. Суджи остался наедине с Минасе-саном. Слегка повернув к нему голову, принюхался, пытаясь уловить его запах. Он был горьким, от главы надзирателей веяло спокойной силой, от Маширо же разило животным страхом, и Минасе-сан наверняка чувствовал это.
Но Суджи держался. Едва только лифт дрогнул, останавливаясь, как тот расправил плечи и поднял подбородок. В такие моменты Суджи был похож на дамского угодника, не хватало только хорошего костюма, сигареты и завитых бровей, выглядывающих из-под челки. Так держать себя он научился у Шинджи, по которому сейчас безумно скучал, как и по девушкам-потрошителям. Двери раскрылись, и Суджи улыбнулся своему спутнику, выражая свою готовность следовать за ним. Впрочем, даже если бы он не был готов, проследовать все равно пришлось бы.

Отредактировано Sugi Mashiro (2014-09-30 23:59:42)

0

8

неделя спустя с предыдущего поста

Суджи улыбался заразительно. Блондин, представив на мгновение себя с рогами и в волчьей шкуре, только лишь прыснул. А когда представил рога у Сетсу и Тайке, не сдержался и рассмеялся. Ну, что за рогатая семья в итоге получается? Не Намиями, а рогатый зоопарк!
Нет, мое строение организма приближено к человеческому, поэтому не подействует. — блондин мотнул головой, успокаиваясь и возвращая себе прежнее состояние. Ответ риппера на дальнейшие вопросы его удовлетворил. Приятно было знать, что этот человек думал так же, как и он. В конце концов, чем они могли различаться, если оба относятся к преступному миру? Если у них есть дорогие люди, ради которых они могу перевернуть мир, или хотя бы разрушить одну маленькую страну? Или одну огромную опасную воздушную тюрьму.
Если вообще кто-нибудь останется в секторах. — блондин вспомнил, что творилось в огненном сектору буквально несколько минут назад и засомневался, что кто-то в этом безумном аду сможет выжить. А выжившему человеку/пришельцу следует отдать должное и как-то наградить, если тот, конечно, будет адекватен. Но теперь, когда они почти приблизились к сектору Ушираки, проблемы сектора D вовсе не должны их волновать.
Шисуи потуже перевязал расслабившийся бинт на ноге, подхватил мешок и поднялся. Жара отступила совсем, что радовало главу клана. Дышать стало легче, но ненадолго. Двери лифта со скрипом разъехались, и глаза непроизвольно утонули в темноте сектора. И пусть Шисуи видел здесь хорошо, пусть он знал, что здесь никто на него не нападет – этот сектор был безопасной зоной - внутренне почему-то все сжалось, а по спине проскочил неприятный холодок. Пальцы непроизвольно сжались, но тут же расслабились и Шисуи облегченно выдохнул. Этот сектор стал начальной точкой их пребывания здесь. То кошмарное состояние, в котором он находился после шкуры Гривастого в той сырой камере. То, когда он впервые начал негласно вести свою игру с Ушираки. Хотя на деле оказалось, что это блондин следовал странной, безумной игре седовласого инспектора. И та прошлая неделя, проведенная здесь – каждодневное выслушивание криков, стонов, шепота и бессмысленных бормотаний заключенных. Он слушал это. Здесь, в полной темноте, в которой все это обостряется до невыносимости. Нельзя было наплевать и уйти, нельзя было заткнуть уши и показать слабость наблюдающему инспектору. Он выполнял работу надзирателя, он словно заново испытывал все те пытки, что проводил с ним на допросе Ушираки. Только не физически, а морально. Блондин вовсе не сочувствовал заключенным и тем более не жалел. Шисуи стискивал зубы, потому что все звуки пыток находили отражение в его памяти, когда он растоптанный, но несломленный выживал с печкой под задницей. Прошло ещё слишком мало времени, чтобы это можно было забыть или хотя бы просто посмеяться над собой.
Блондин едва заметно вздрогнул, когда раздался голос Суджи. Шисуи повернул голову, чтобы лицезреть, как напарник пропускает его вперед, отвешивая поклон и улыбаясь. На что Намиями лишь сухо ухмыльнулся, делая шаг вперед. И делая его назад, снова поворачиваясь к рипперу и протягивая ему левую ладонь:
Держись. — без усмешек и каких-либо издевательских ноток в голосе предлагает блондин. — А то отскребать себя от стенок будешь сам.
Стоило только покинуть лифт и погрузиться во тьму, как слух тут же улавливает различные звуки, доносящиеся из камер сектора. Чтобы дойти до кабинета Ушираки, нужно было пройти через весь коридор, соединяющий камеры и выводящий на второй лифт, рядом с которым и находилась нужная обитель. Охрана здесь беспрекословно подчиняется седовласому инспектору и те предупреждены насчет двоих посетителей-недонадзирателей. Однако что-то было не так. Половина мужчин-охранников почему-то сидели с заваленной назад головой и – Шисуи внимательно прищурился, останавливаясь и вглядываясь – с пеной изо рта. Не успев удивиться, и уловив движение с правого боку, Шисуи отскочил в сторону, дергая за собой Суджи. На том месте, где он остановился, лежало грузное тело надзирателя и дергалось в судорогах. На самом деле, немногие выдерживали такой обстановки в секторе. Никто из надзирателей не стремился попасть сюда, в царство вечной ночи и психов. И Шисуи хорошо понимал их – он бы тоже никогда больше не хотел связываться с таким местом.

+1

9

Суджи опустил голову и почти успел облегченно выдохнуть до того, как Шисуи сделал шаг назад и протянул ему руку. Он тупо уставился на его ладонь – большую и, субъективно, очень надежную – и заулыбался.
- Прямо как на первом свидании, - Суджи засмеялся, чуть наморщив нос, и сжал протянутую ладонь. Вслед за Шисуи вышел из лифта, а после его поглотила темнота. Суджи показалось, что стало еще темнее, чем было неделю назад. Он не был похож на летучую мышь и не умел использовать эхолокацию или как ее там, но в прошлый раз он мог двигаться относительно свободно. То есть, когда господин будущий инспектор вел его по этому же коридору, он видел хоть что-то. Хотя бы различал, где проход, а где стена. Теперь же тьма оказалась беспроглядной. Суджи потерял зрение.
Ему было не по себе. Это еще мягко сказано, на самом деле он снова боролся с подступающей к горлу тошнотой и внезапно охватившими его воспоминаниями о полном одиночестве. Темнота и тишина всегда уносили его в прошлое, то самое, когда он еще был один. Целых полгода, долгих, бесконечных. Он не хотел вспоминать все это, но мозг сам раз за разом запускал один и тот же ряд картинок, будто запрограммированный, контролируемый кем-то. Это было мучительно. Он крупно задрожал, но как только крепче сжал пальцы на ладони Шисуи, дрожь его отпустила. В конце концов, сейчас он не один. И он мог бы даже поболтать с этим аманто по-дружески, хотя атмосфера не способствовала ведению разговоров. Сама возможность грела душу, если она, конечно, еще была у Суджи.
Он уже знал, какой именно пол под его ногами, и где на нем выбоины или выпуклости. Знал, какая на ощупь кожа Шисуи – шероховатая, но менее грубая, чем он себе представлял. И пальцы у него длиннее и тоньше, чем он думал. Если поразмыслить, Суджи делал выводы о его физиологических особенностях исключительно исходя из его размеров – огромных, просто потому что все, кто был больше Суджи, однозначно были огромными. Он представлял себе Шисуи как…Хагрида, у которого вместо животных стайка симпатичных девиц. И теперь все его представление медленно распадалось по мере того, как увеличивалось количество их близких контактов. Сколько они уже знали друг о друге, даже не стараясь запоминать? Непереносимость жары. Неидеальная регенерация. Любовь к семье. Суджи тихонько засмеялся. Шисуи был этаким прекрасным рыцарем. Суджи тянул разве что на беспечного разбойника.
Уши Маширо отчетливо уловили завывания – они показались ему неестественно громкими, однако они однозначно принадлежали человеку. Он слышал какое-то шебуршение по обеим сторонам от себя, но не мог понять, в коридоре оно или в камерах. Его инстинкты обострились, отчасти потому, что нужно было компенсировать потеряю зрения, отчасти из-за потенциальной опасности сектора. Никто не знал, откуда могли напасть. Суджи опустил левую руку на рукоять меча. Нервы пошаливали.
В следующее мгновение его уже куда-то дернули. Суджи с трудом устоял на ногах и отшатнулся, мгновенно выхватывая меч, когда что-то попало ему под ноги, хотя и понимал, что это бесполезно. Без зрения он мог бы просто рубить направо-налево, но в этом случае он бы задел своего. Таким образом, возможность сражаться он потерял.
- Что происходит? – в горле пересохло, и голос пропал, Суджи испытывал сильное  желание хорошенько откашляться, но боялся производить лишние звуки. Он ничего не понимал. Он просто сжимал в похолодевшей руке меч, держа его на уровне груди, чтобы хотя бы парировать удар, если таковой будет. Это непонимание убивало его, ему хотелось поджечь что-нибудь, что дало бы хоть немного света и чертовой определенности. Суджи не с первого раза удалось спрятать меч – одной рукой, потому что сейчас он скорее отдал бы себя на растерзание неведомой опасности, чем отпустил руку Шисуи. Осторожно вытянул из-за пояса второй баллон аэрозоля; штаны тут же спустились на бедра. Большим пальцем подцепил крышечку, но не удержал, и та, упав на пол, покатилась в противоположную от них сторону, заставив Суджи крупно вздрогнуть. Что, если нужно было прятаться? Что, если это выдало их? Казалось, глаза уже привыкли к темноте и даже различают какие-то фигуры. Или это черные круги, прыгающие перед глазами от волнения. Чертова темнота чертового сектора.

+2

10

Блондин не отрывал взгляда от распластавшегося хрипящего мужчины. Его тело сводило судорогами, а руки выворачивало буквально наизнанку – Шисуи отчетливо слышал хруст ломающихся костей. Перепутать с чем-либо другим этот звук здесь возможно, но не для сосредоточенного аманто, подчиняющегося сейчас чисто звериным инстинктам. И не потому что темнота пугала. Хотя она пугала, но Намиями скорее вспорет себе живот, чем признается в этом даже самому себе. А потому что атмосфера сектора сама заставляла блондина переходить из спокойного состояния в режим крайней осторожности. И потому что он прекрасно догадывался, что для человека, которому он протянул руку в лифте, эта темнота также опасна и губительна, как и для него самого. Она трепет нервы и смело ходит по ним с раскаленным жгутом, беспощадно хлыстая и проверяя хозяина на прочность. Проклятая темнота.
Ничего особенного. Это не стоит нашего внимания. – Шисуи чуть повернул голову, обращаясь к Суджи, который уже успел достать свое оружие. Тело упавшего охранника издало предсмертные конвульсии и перестало мычать уже навсегда. Блондин для достоверности попинал его носком форменного ботинка – нет, умер окончательно. – Убери меч обратно. Охрана нас не тронет. Они уже, – блондин издал нервный смешок, – сошли с ума. Живые мертвецы. Чертов Маруо их превосходно напугал...
Шисуи замолчал и хотел уже продолжить путь, но лязгнувший баллон по стальному полу заставил не только передернуться, но и сжать руку напарника крепче, делая шаг вперед. Намиями стиснул зубы и в душе грубо выругался. Сердце гулко билось о грудную клетку, заставляя шагать быстрее, но не переходить на бег.
Успокойся. – твердо говорит блондин, обращаясь не только к Рипперу, но и к самому себе. Старательно поддерживаемый самоконтроль чуть не рухнул, стоило только раздаться таким громким звукам рядом. Он глубоко вздохнул и выдохнул раза три, восстанавливая сбившееся дыхание и приводя себя в более нормальное состояние покоя. – Закрой глаза, быть может, станет легче. Да, и свет будет ярким, когда мы через пару минут окажемся в кабинете, ты можешь ослепнуть.
Шисуи не врал. До кабинета Маруо оставалось пройти считанные метры. Все-таки коридор пусть и казался длинным, но был далеко не бесконечным. Стало бы намного уютнее, если бы это помещение освещали даже самые тусклые лампы. Тогда было бы проще. Темнота слишком удушлива. Слишком затягивает. Как трясина болота. Она вытягивает из тебя все страхи и обнажает в чистом виде, рисуя в воображении их причудливые тени. Она высасывает душу. Беспощадная царица данного сектора. Блондин даже допускал мысль, что она намного опаснее седовласого инспектора. И она бы не пугала так, если бы Шисуи два месяца не торчал здесь. Какие-то два месяца! Много это, или же мало - Намиями не знал, но ему вполне хватило и этих адских месяцев зыбкого и полнейшего разбитого состояния. Об этом он никогда никому не расскажет. Это совершенно не то, о чем можно будет пошутить на семейном обеде.
Поведя чуть в сторону, Намиями сбавил темп, а потом и вовсе затормозил. Взгляд прошелся по знакомой двери, украшенной различными кровавыми надписями. Где-то около ручки скальпелем нацарапана и его лаконичная отметка: «Н.Ш. везде найдет!».  Усмехнувшись, Шисуи уверенно толкнул дверь от себя.
Пришли. – он первым зашел в помещение, щурясь и прикрывая глаза ладонью. Снова облегченно выдохнул, не обнаружив в кабинете его хозяина. Видеть Ушираки сейчас вообще не хотелось. Руку Суджи он уже отпустил, тут же поворачиваясь и оглядывая напарника, а затем отворачиваясь и устремляясь к рабочему столу инспектора. На котором посередине уже лежала нужная вещь. В проверке подлинности ключ не нуждался – Шисуи хорошо видел их применение на видеозаписях с камер нулевого сектора. Подцепив резной прямоугольный предмет, прикрепленный к круглому металлическому колечку, Намиями ловко повертел его на пальце, разворачиваясь обратно к рипперу и радостно улыбаясь:
Теперь у нас есть ключ от свободы. Осталось только дойти до неё. – и улыбка тут же переросла в хищный оскал, предупреждающий о том, что дальше их ждет череда постоянных сражений. И кровь. Много крови.

+2

11

Еще полминуты, и темнота отступила; дверь за спиной Суджи захлопнулась, возвращая его в блаженную зону комфорта (если таковая вообще может существовать в стенах Дес Кампа). Он отпустил руку Шисуи. Открыть глаза было тяжело, может, это было к лучшему: не в меру любопытному Суджи все же не стоило выглядывать в коридор.
В кабинете никого не было, зато было много интересных вещей. Или не очень интересных, если просмотреть на них в отрыве от общего настроения Дес Кампа. Это что, чертова госслужба?
Но…это ведь сюда приводили Шисуи, чтобы проводить допрос? Сюда или не сюда? Если сюда, то Суджи хотелось немедленно изучить новую территорию, хотя бы для того, чтобы подчерпнуть пару идей и потом удивить Шинджи, произвести впечатление, так сказать. Но Шисуи, похоже, задерживаться здесь не собирался. Да и сами орудия, похоже, были где-то спрятаны, если они, конечно, были здесь. Суджи непонимающе посмотрел на предмет, мерно болтающийся на колечке, затем на Шисуи, затем снова на предмет, как в рекламе дезодоранта. Осталось только поиграть мышцами, которых не было толком, и поорать что-то про блокирование запаха. Это было бы особенно смешно, учитывая то, что Суджи сейчас явно не благоухал ромашками.
Взгляд Шисуи ничего хорошего не сулил. Но он будто сдвинул какой-то переключатель в мозгу Маширо, и его снова метнуло в крайность. Шисуи улыбнулся, и Суджи без слов понял, что им предстоит сделать. Прорваться. Это казалось невозможным, казалось бы, если бы не его мечи и союзник, на которого он мог положиться. Уже не раз пришлось проверить. Он улыбнулся в ответ той улыбкой, которая теперь была слишком хорошо знакома Шисуи. Он вырежет их всех.
Может быть, стоило прихватить из кабинета какое-нибудь оружие? Или что-нибудь, что могло бы послужить оружием? В голове эхом отдались слова господина будущего инспектора о просверленном бедре, и Суджи почему-то сразу передумал. Сами справятся. Только руки занимать.
Он развернулся на каблуках – слишком низких, Суджи уже успел привыкнуть к пятисантиметровым – и решительно направился к двери. Решительно потянул за собой Шисуи. Нерешительно взялся за ручку и, закрыв глаза, шагнул в темноту коридора. Перед тем, как его веки сомкнулись, он успел заметить лежащего в неестественной позе человека, кажется, мужчину, с чем-то белым, похожим на кашицу, в уголке рта, на подбородке и груди. Показалось, точно показалось. Суджи подбадривал себя, говоря, что это очень хорошо, что у него такая устойчивая психика. Врал, конечно, откуда у Суджи устойчивая психика? Хотелось поскорее покинуть проклятый сектор и больше никогда не вспоминать о нем. И сделать это, желательно, раньше, чем Суджи окончательно поседеет от собственных фантазий, пищу для которых давала полная темнота.
Обратно они продвигались быстрее. Никаких особенных шумов больше не было, только негромкие завывания заключенных, растерявших остатки разума, но Суджи все равно что-то слышал. В такие моменты мозг становился его врагом. В ушах отдавался бой, будто кто-то бил в барабан. Пахло чем-то кислым. Воздух был плотным, затхлым. Холодным. Суджи будто что-то облепляло, стремясь сдержать. Призывно пели мечи. Тревога нарастала, заставляя практически вжиматься в Шисуи, вновь беспомощно вертеть головой. Он ждал какого-то события, чего-то очень страшного, и был практически готов противостоять этому, но вдруг Шисуи остановился, и двери лифта разъехались, даря им немного тусклого света. Суджи мгновенно юркнул внутрь и привалился к спине, позволяя ладони Шисуи выскользнуть из своей.
- Черт бы побрал этот сектор.
Больше Суджи ничего не сказал. Он опустился на пол и постарался расслабиться. Этот хренов Дес Камп задолжал ему пару месяцев на горячих источниках.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Death Camp » Сектор "С". Коридор.