Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод 26. Простая жизнь с Намиями Тайке и Маширо Суджи.


Эпизод 26. Простая жизнь с Намиями Тайке и Маширо Суджи.

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Название: Простая жизнь с Намиями Тайке и Маширо Суджи.
Участники: Sugi Mashiro, NamiYami Tayke.
Место действия: Фургон, деревня N.
Описание: Что вы хотели знать о жизни в деревне? Два роскошных городских молодых человека изо всех сил стараются вести жизнь, подобающую сельскому жителю. Смогут ли они? Только в этот четверг – дебютный выпуск долгожданного реалити-шоу «Простая жизнь с Намиями Тайке и Маширо Суджи». ХардБанк, Нихон Мэйсэй, Гао но тэйкё дэ окурищимас. Не пропустите…
Очередность постов:
Sugi Mashiro
NamiYami Tayke

0

2

Солнце клонилось к горизонту. Потихоньку стихало пение птиц, легкий летний ветерок ласково трепал колосья лаванды, и только кажущийся далеким возмущенный голос светоча клана Намиями прерывал благодатную тишину, в которой потрошитель-сан изволил спать. Лениво открыв глаза, Суджи приподнялся, стер с нижней губы следы засохших слюней и, осмотревшись в поисках симпатичного источника шума, почти до пояса высунулся в окно фургона. Тайке-кун снова ругался с оператором (хотя, когда он засыпал, оппонентом, кажется, был режиссер), в то время как остальная съемочная группа нервно курила в пятнадцати метрах от места происшествия. Еще пару часов назад они стояли посреди трассы без единой капли бензина за душой. Похоже, ничего не изменилось.
- Ои, Тайке-кун, почему ты не пошлешь кого-нибудь из них пешком? Тут идти-то километров сорок, - смачно зевнув, Маширо забрался обратно в кабину и достал из кармана своего выходного костюма новенький мобильник, который, правда, был запрещен правилами шоу. Да уж, видимо, они здесь надолго. Кто-то должен был спасти положение.
Тайке продолжал бушевать, пока риппер не торопясь набирал номер Нарико. Правда, звонок так и не пригодился: едва только Суджи услышал голос девушки, как к фургону подкатил грузовик, и дюжие парни принялись таскать канистры к топливному баку. ГуглЦинк. «Обновить страницу». И еще раз обновить. Почему тут так плохо работает интернет?
Нужно было поспать еще пару часов. Суджи всегда решал проблемы подобным образом, и, что самое удивительное, его способ всегда срабатывал. Вот и сейчас все еще заведенный Тайке громко хлопнул дверцей и завел наконец машину. Суджи ощутил странное альтруистическое желание подбодрить друга, но оно потонуло в новом потоке мыслей, справиться с которым с первого раза не получилось.
- Ты, как всегда, первоклассно решаешь проблемы, - улыбнувшись, Маширо натянул клетчатый плед на плечи и снова закрыл глаза. Дорога обещала быть долгой, а с этой двухчасовой задержкой вероятность приехать только к утру была очень высокой. Собственно, так и случилось.
Относительно хорошо выспавшийся, в отличие от Тайке и половины съемочной группы, Суджи вышел на свежий воздух в пятнадцать минут девятого и потянулся, правой ногой тут же вляпываясь в грязь. Природа…Все вокруг цвело и благоухало. Маширо-сан увидел скромный одноэтажный дом, в котором им предстояло жить следующие две недели. Еще одно маленькое здание, которое он сразу же окрестил «домиком для овечек» привело его в крайнее умиление. Одна из жительниц сего чудесного домика была особенно кудрява, в груди Суджи появилось какое-то непонятное теплое чувство, когда он подошел к ней и осторожно потрогал шерсть.
- Я назову тебя Гиктони! – торжественно объявил он, игнорируя тот факт, что у овечки уже могло быть имя, и очаровательно улыбнулся направленной на него камере.
Убранство дома, в который очарованного овечкой Гиктони Суджи с трудом затащили, оказалось скромным, традиционным для Хоккайдо. Повторив не забытый только благодаря строгости шефа обряд приветствия, Маширо представился хозяину дома и его старшей дочери и тут же погрузился в свои мысли. Он сам не заметил, как в его руках оказался лист с заданиями на сегодня. Вперив в него бессмысленный унылый взгляд, Суджи попытался разобрать написанный от руки текст.
- Почистить загоны? Что такое загоны?

+1

3

Для участия в новом реалити-шоу, которое повысило бы популярность Потрошителей и клана НамиЯми, были выбраны две главных звезды обоих организаций – босс Рипперов Суджи Маширо-доно с одной стороны, и босс-Намиями-в-мечтах, очаровательный принц, блестящий оратор и стратег, Намиями Тайке с другой. Они получили сценарий, который Суджи подписал, даже не открывая, а Тайке пролистал, решил, что такие на-все-руки-парни, как они с Суджи, уж точно справятся с какой-то там деревенской жизнью, ведь в городе все гораздо труднее, и подписал без колебаний. По сценарию им было запрещено пользоваться их новенькими смартфонами, интернетом, да и вообще какой-либо связью. При необходимости ведения телефонных разговоров они должны были отправиться в ближайший городок, где стоял один-единственный на всю округу телефонный автомат, возле которого круглосуточно стояла очередь из бабушек, желающих поговорить со своими внуками. Кроме того, руководство реалити-шоу предоставило им фургон, который он, Тайке, должен был вести, потому что, как оказалось, у босса всея Рипперов банально нет прав.
Итак, в назначенный день, прямо с утра, около полудня, к студии, в которой Тайке и Суджи, ухоженные, причесанные, в лучших костюмах, сидели и ожидали, подогнали фургон. Великое путешествие начиналось. Для начала им следовало преодолеть огромное расстояние, примерно от центра славного города Эдо до восточной окраины острова Хоккайдо. Тайке сел за руль, и следуя указателям, двинулся в путь. Оба молодых человека были полны надежд и стремлений блеснуть в этой деревне. В огромных чемоданах за их спиной лежали лучшие и самые дорогие костюмы, обувь, аксессуары, средства по уходу за кожей и волосами.
Большую часть пути они проехали без приключений, Суджи почти все время спал, иногда смотрел в окно или листал журнал, за окном буйно раскинулись сельские пейзажи, и Тайке уже практически нравилось здесь, но к вечеру, когда солнце постепенно стало закатываться за горизонт, а они оказались на глухой дороге среди полей, оказалось, что горючего в их фургоне осталось лишь на несколько километров пути. Тайке обернулся, позвал съемочную группу, сообщил им о проблеме – и неожиданно выяснил, что до ближайшей стоянки километров так… сто, дотуда им никоим образом не добраться и, видимо, придется бросать фургон, когда топливо закончится.
-Да вы понимаете, что это невозможно? Вы видели наши чемоданы? А как вы потащите свое оборудование? – кипятился Тайке, пытаясь убедить оператора, когда машина уже стала и отказалась двигаться без свежей порции горючего. До этого он тренировал свое красноречие на режиссере, но тот не смог придумать ничего путного.
Проигнорировав совет проснувшегося Суджи, который, видимо, пока не слишком вник в ситуацию, Тайке закатил глаза. Он пытался придумать решение проблемы, но даже мозг поистине гениального стратега, утомленного долгой дорогой, предлагал только один вариант: стоять и ждать. И как только Тайке решил, что это действительно единственное решение, к ним подъехала цистерна, везущая бензин. Вот это везение! Заправив фургон под завязку, Тайке, Суджи и съемочная группа смогли продолжить свое путешествие, которое завершилось только утром следующего дня.
Когда Тайке выходил из фургона, он чувствовал себя, мягко говоря, отвратительно. От усталости трещала голова, наверняка под глазами сейчас непривлекательные круги, костюм весь измят. Вся эта сельская идиллия -  обширные огороды, собаки и кошки, пробегающие мимо, дети, ловящие бабочек с веселым хохотом, представлялась какой-то нелепой и несмешной шуткой. Суджи, идущий по правую руку от него, и так и лучащийся радостью и жизнелюбием, даже несмотря на запачканный грязью правый ботинок, вызывал странное раздражение. Тайке не думал, что способен испытывать такие чувства к своему лучшему другу.
Итак, они вошли в дом, наконец вытащив чемоданы из жидкой грязи, в которой они увязали, осмотрелись. Дом был деревянный, обстановка в нем была уютная, семейная, что ли, но Тайке сейчас не радовало даже это. Кроме того, здесь не было душа, только ванна, что немало его огорчило. Но пора заглянуть в список заданий на сегодня…
- Почистить загоны… загоны – это когда ты загоняешь кого-то в угол и убиваешь? Подоить козу… Суджи, ты что-нибудь об этом знаешь? Мне представляется какое-то унижение несчастной козы…
Тайке прикрыл глаза и откинул голову на спинку дивана. Если он, такой уставший, пойдет выполнять какие-то работы, это непременно скажется на его коже. Но он же не мог оставить все на Суджи.
-Так, что там у нас первым пунктом? Предлагаю приступать, - деланно бодрым голосом позвал Тайке и отправился чистить таинственные загоны.

+1

4

Суджи пробежался взглядом по всему списку дел, затем сунул его кому-то из стаффа, поднялся и потянулся. Наверное, для начала следовало бы разобрать чемоданы, чтобы всегда можно было оказать экстренную помощь укладке, но уже подходило время первого задания, и заниматься этим было некогда.
- Ну хоть переодеться-то нам можно? – спросил Суджи, затем резко развернулся и снова улыбнулся камере. – Хотя, мы и так хороши. Верно, Тайке-кун?
Обратный пусть до загонов занял десять минут. За это время Суджи успел мимоходом осмотреть большущий огород и затопить хозяина восторгами по поводу его, огорода, размера, сорвать какой-то странный оранжевый фрукт с невысокого деревца, подбросить его в карман кому-то из съемочной группы, чтобы посмотреть, не ядовитый ли он, два раза переуложить челку на ходу и, наконец, подхватить топор у самого входа в овечий дом. Правда, топор был немедленно изъят и брошен все там же, у входа. Суджи всем видом показал явное неудовольствие.
Избранная овечка, так волновавшая ум и сердце Маширо-сана своим очаровательным флегматичным взглядом и мерным пережевыванием всего, что попадалось на зуб, отсутствовала. Как и остальные овечки. Зато присутствовали кучи смешанного с сеном навоза, грубо отделанные глиной стены и неловко разводящий руками хозяин дома. Суджи уже представилось страдальческое лицо Тайке; он посмотрел на друга и про себя отметил, что очень уж хорошо его знает.
- Ну что ж, за работу!
Суджи взял в руки широкую лопату и постарался повторить все действия хозяина. Наклониться, загрести лопатой, перенести ее к тележке, вывалить содержимое. Получалось плохо – навоз совершенно не хотел загребаться, а когда риппер попробовал просто подгребать его к себе, то сразу же получил нагоняй. Это окончательно лишило его мотивации. К тому же, с осторожностью сапера наступающий на землю Суджи вскоре все-таки зацепил какую-то грязь левым ботинком. «Ну, зато теперь симметрично.» Уже через пару десятков минут у Суджи даже стало получаться. Руки как-то сами подхватывали мусор и скидывали его в большую кучу на тележку, которую потом, как объяснил хозяин, повезут на огород удобрять растения. Маширо мысленно пообещал себе никогда больше не есть свежих овощей, если их все удобряют подобным образом. Это безотходное производство навевало на Суджи какие-то мрачные мысли. Разве может быть полезным то, что выросло из…
В тот самый момент, когда притомившийся от работы под ярким полуденным солнцем Суджи замер, чтобы обдумать эту ужасную открывшуюся ему истину, у входа в сарай показался уже знакомый сильно кудрявый овечий бок. Тут же бросив все дела, Суджи рванул к блудной овечке и, на бегу подхватывая топор, с дьявольским смехом занес его над Гиктони.
- Держи его! – запоздало крикнул режиссер; двое осветителей уже перехватили Суджи, повалив его на землю, а звуковик отчаянно отбирал у него ужасное оружие.

Суджи был изгнан. Весь измазавшийся бог знает в чем, Маширо-доно сидел на лавочке неподалеку от все того же многострадального сарая и ждал, когда Тайке закончит свою половину работы. Гиктони на время их пребывания в деревне отослали к соседям, отчего Суджи снова приуныл.
- Ано…Простите.
Риппер тут же откликнулся на приятный женский голос старшей дочери хозяина. Это была высокая девушка – выше Суджи – с красиво забранными в пучок волосами, стройная и ладная. Улыбчивая. В огрубевших от постоянной работы руках она несла кувшин с чем-то белым, по-видимому, с молоком
- Сегодня так жарко. Быть может, вы захотите пить? – девушка смутилась и протянула гостю кувшин.
Не долго думая, риппер принял его и, церемониально поклонившись, поцеловал ей руку в благодарность. Покрасневшая до ушей девушка поспешила удалиться, и Суджи проводил ее лучезарной улыбкой, не забывая откровенно ею любоваться. Нет, неправ был Тайке, когда плохо думал о деревне. Даже не смотря на то, что Суджи терпеть не мог молоко.

Отредактировано Sugi Mashiro (2014-11-05 12:18:02)

+1

5

Тайке не рискнул бы переодеваться в новый костюм, чтобы идти чистить эти таинственные загоны. Хотя бы потому, что его интуиция, как всегда точно, подсказывала ему, что ничего хорошего его прекрасному костюму эта работа не сулит. Судя по состоянию дорог здесь, количеству грязи и луж, половину вещей придется выкинуть после этого реалити-шоу, поскольку от постоянных стирок они потеряют свой хоть мало-мальски приличный вид. У Тайке было действительно плохое настроение, он уже тысячу раз пожалел о том, что согласился участвовать в этом абсурде. Даже девушки, которых он видел здесь, оказывались скорее женщины, а то и вовсе бабушки, что огорчало его еще больше. Он-то надеялся, что хотя бы сможет закрутить роман с какой-нибудь невинной деревенской красавицей в качестве компенсации за моральный ущерб!
Стратег решил, что если он сможет сосредоточиться на работе, то его плохое настроение как рукой снимет, поэтому он с преувеличенным энтузиазмом схватил в лопату и шагнул в загон, который ему вместе с Суджи надо было почистить за сегодня. И тут же вылетел оттуда, согнувшись пополам. Запах навоза, ударивший ему в ноздри, был так силен, что чуть не сбил Тайке с ног. Он прижал к носу платок и постарался успокоиться. Ничего не поделаешь, сегодня ему придется работать здесь. А ведь это еще не самый грязный загон, в этом он почему-то был уверен. Но не хотел проверять.
Чтобы отвлечься и немного придти в себя, Тайке осмотрел топор, который только что его друг Суджи коварно пытался похитить. Топор как топор, ничего особенного. И зачем он понадобился товарищу по несчастью? Мысли Босса Потрошителей в очередной раз остались для него загадкой, но в уме он отметил, что тот явно что-то замышляет. Стоит приглядеться к нему повнимательнее. Вдруг это будет весело? Хоть что-то же должно поднять ему настроение в этой глуши.
Глядя на позеленевшего от запаха загонов молодого Аманто, который как раз в это время размышлял, как, и, главное, чем можно примотать надушенный платок к носу, чтобы не чувствовать окружающих запахов, и при этом не выглядеть глупо, хозяин фермы сжалился над ним и отправил работать в сад: нужно было окучить деревья, собрать ягоды с кустарников и обработать растения от паразитов. Все это было достаточно сложно, но не было связано с сильными запахами или чем-то неприятным на вид, поэтому Тайке с радостью согласился. Тут-то он наконец смог дать себе расслабиться, бездумно нежась в тени деревьев с граблями в руках. Простая машинальная физическая работа в такой прекрасный день… Все его неприятные мысли куда-то испарились. «Все-таки, бывать на природе хорошо. Хоть тут нет даже нормальных девушек», - зажмурившись, решил он. За блаженными мыслями он даже не услышал шума, который Суджи устроил, погнавшись за овечкой с топором, и спокойно продолжил работать дальше, напевая себе под нос какую-то песенку неприличного содержания.
Когда его долг службы на огороде на сегодня был выполнен, он, возвращаясь к дому, обнаружил Суджи, сидящего на скамейке где-то поодаль, в перепачканной одежде, но с мечтательным выражением лица блаженно сжимающего стакан молока в руках. Судя по содержимому стакана, друг к нему даже не притронулся.
- Подарок от молодой деревенской красавицы? Преследуя которую по кустам, ты вывалялся в грязи? – чуть насмешливо обратился Тайке, который уже мысленно убедил себя, что красавиц тут не найти, к Суджи, вытянув ноги вперед и чуть опираясь спиной на стену. Он ощущал приятную усталость мышц – по крайней мере, физическую силу он тут не растеряет. Ну что ж, уже хорошо. – Или ты настолько любишь молоко, что никак не можешь на него нарадоваться?
Немного посидев, отряхнув костюм от грязи и пыли и протерев ботинки специальной губкой, которую Тайке всегда носил с собой, Принц решительно поднялся со скамейки:
- С делами покончено на сегодня, друг мой Суджи! Теперь нас ждут великие свершения! Как насчет того, чтобы познакомиться с местными жителями немного поближе?
С этими словами значительно приободрившийся Тайке, забыв про усталость, неблагоустроенность деревенской жизни и кажущуюся непривлекательность местных девушек, отправился к ближайшему домику и постучал. Сейчас он чувствовал, что его взгляды на окружающее, возможно, изменились, и на местных леди он посмотрит с другой, прежде недоступной ему стороны. Поймет их дикую, первозданную красоту. Вокруг них пели птицы, где-то вдали журчала река, их приключения на природе только начинались, а сердце Тайке было полно надежд.

+1

6

Суджи перевел глаза, в которых светились звезды, на подошедшего друга и улыбнулся еще шире. Тайке ни-че-го-шень-ки не понимал. Чего еще ожидать от мужчины, который тыкает в женщин не мечом, а тем, что болтается между ног? Как его вздорный брат, который умудряется спорить с Суджи. Самим Суджи! Да и вообще, вся семья Тайке была подозрительной. Зато у Тайке были самые лучшие рубашки, самый лучший вкус на выпивку и самый лучший характер.
- Я не люблю молоко. Хочешь? – Маширо было протянул стакан другу, но тот уже направился куда-то бодрым шагом. Пришлось совершить богохульственное деяние и вылить молоко под какие-то близрастущие кабачки. Суджи понадеялся, что это молоко было не от Гиктони, иначе было бы обидно.
Тайке постучал в дверь. У открывшей ему девушки был не такой упругий живот, как у старшей дочери хозяина, но в целом она тоже была весьма симпатичной. Похоже, это домик прислуги? Или чего-то вроде? Может, как в городе, человекоподобных роботов в ушками*? Тогда Тайке точно не сможет тыкать в нее неположенным предметом.
Суджи поднялся, потянулся, разминая мышцы; кости громко захрустели. Как-то раз Шинджи предположил, что кости так шумят, потому что в боссе одни сплошные кости и есть, на что босс ответил, что на себя бы ты, Шинджи, посмотрел.
Закончив разминаться, Суджи проследовал за Тайке.
- Добрый день, ми-ле-ди~
Очаровательно улыбнувшись юной и цветущей хозяйке дома, Суджи протиснулся в дом. Следом за ним прошли еще два оператора, третьего на входе отослал какой-то бравый молодой мужчина. Однако, риппера это не интересовало – гораздо больше ему понравилась большая овечья шкура, лежавшая на широкой двуспальной кровати в комнате, что сразу за гостиной.
- Это что же, вы убили овечку? – с самым невинным видом поинтересовался он и провел рукой по грубой шерсти. Совсем не то, что у Гиктони. Пока два оператора разбирались между собой, кто пойдет за Суджи, а кто останется с Тайке, первый уже успел обнаружить какую-то деревянную лестницу без перил и наполовину скрыться на чердаке. Правая нога, обутая в грязную, но очень модную туфлю, ритмично отстукивала какую-то композицию, пока ее обладатель конструировал фонарь из собственно фонаря и валявшихся вокруг него батареек – надо же, и сюда добралось это чудо техники! – и осматривал помещение. Да, люди здесь явно давненько не бывали: сундуки, ломившиеся от каких-то цветастых тряпок, были покрыты таким слоем пыли, что три Нарико за неделю бы не убрали. Через маленькое окошечко, наполовину закрытое шторой на покосившейся гардине, в комнату проникали солнечные лучи, которых явно было недостаточно для того, чтобы осветить всю сокровищницу. Где-то в дальнем углу стояло разбитое зеркало с красивой резной рамой, однако Суджи ее не заметил – едва он увидел свое лохматое отражение, как тут же выудил из-за пояса, куда обычно крепились мечи, расческу и быстро уложил волосы. Снизу слышался голос Тайке, сыпавшего комплиментами; он звучал вкрадчиво и даже немного интимно, как и всегда, когда Намиями хотел понравиться. Маширо готов был поспорить, что если бы внизу не маячил тот мужичок, то Тайке уже оказался бы в постели девушки. Но вернемся к чердаку.
Суджи наконец-то «починил» фонарь и окончательно скрылся в люке. Он осматривал каждый предмет с таким восторгом, будто раньше видел пыльные старые чердаки только на картинках. Хотя…так и было.
«Оп, а это что за штучка?..» - риппер двумя пальцами выудил из ящика с кучей хлама какую-то круглую рамку. Этюд? Юная красотка, улыбавшаяся Суджи ярко очерченными тонкими губами, подозрительно напоминала одну его хо-орошую знакомую: Рури. Черные кудри, ленивое выражение лица, багет в руках… «Пасхалка?»** - подумал Суджи.
Он пожал плечами и спрятал портрет за пазуху, а затем спустился вниз, к съемочной группе. Подмигнув Тайке, поймал бегающего из угла в угол мужчину под локоть и потащил в другую комнату, на ходу буквально засыпая его вопросами вроде: «вы любите багеты?», «кем была ваша бабушка?», «почему вы не выносите этот прекрасный хлам со своего чердака?», «я правильно назвал это помещение наверху?», «когда будет обед?».

*Отсылка к Чоббитам.
**Пасхалка - разные приколы, заложенные создателями в программу, игру или фильм just for lulz. (Lurkmore).

+1

7

Кажется, великие и ужасные ожидания Тайке начали оправдываться. Ему несказанно повезло: хозяйка того дома, куда он решил постучаться, оказалась по-настоящему прекрасна. Легкий загар, румяные щеки, никакого макияжа – да девушка и без него была прекрасна, черты лица выражали благодушие и легкость характера, а все время, пока они проходили в дом, с ее лица не сходила улыбка. Явно мягкие черные волосы волнами спадали на плечи. И все бы было совсем прекрасно, если бы не мечущийся по дому мужчина, который был, пожалуй, даже выше и крупнее его старшего  брата Шисуи, которого все, знающие его, ласково называли шкафом. Как только Тайке обращался к прекрасной девушке, делал ей комплименты, заглядывал ей в глаза, тот тут же бросал на него взгляд, полный отнюдь не добрых чувств. «Разве можно быть таким агрессивным?» - подумалось ему. Не то чтобы главный стратег всея Намиями боялся – он вполне мог справиться с одним человеком, даже если тот амбал, профессиональный киллер, или кто он там может быть еще. Все-таки силы Аманто превосходили человеческие, да и наемником он был не первый год. Но учинять кровавую расправу в этой милой деревне, да еще и при этой очаровательной девушке! Нет, это совершенно никуда не годилось. Он приехал сюда, чтобы забыть о своей профессиональной деятельности на лоне природы и отдохнуть. Чем и намеревался заняться.
Итак, Тайке уютно разместился в мягком кресле у камина, который сейчас не зажигали в связи с летом и жарой на улице,  взял в руки маленькую глиняную чашечку чая, поданную любезной хозяйкой, с наслаждением вдохнул запах и отпил немного охлажденного напитка.
-Очень вкусный чай, - улыбнулся он девушке, пытаясь не обращать внимания на то, что мужчина в очередной раз напрягся и как-то неприятно подался телом куда-то вперед. – Это же ячменный, да? Я не очень знаком с японскими традиционными напитками. Может, вы меня познакомите с ними? Скажите, прелестное создание, а как вас зовут?
Девушка потупилась под недовольным взглядом мужчины, и едва слышно что-то пробормотала. Кажется, Юко? Да, определенно, Юко.
Тут Суджи, который до этого с любопытством осматривался по сторонам, уполз куда-то наверх по маленькой лесенке, явно с целью найти что-нибудь интересное и достойное его внимания. Тайке отвлекся и посмотрел на нижнюю часть тела друга, которая оставалась внизу, пока его зоркий взгляд явно что-то выискивал наверху. Кажется, он был чем-то очень увлечен. Только вот чем именно? Ну ничего, он наверняка расскажет потом, когда вернется. А пока стоит быть немного поосторожнее в общении с девушкой. Ведь если Суджи здесь нет, мужчина может, вообразив, что теперь, когда Тайке остался один, можно применить насилие. А ему этого не хотелось. Поэтому он слегка поумерил поток комплиментов, бросая красноречивые взгляды на Юко только тогда, когда мужчина отвлекался на что-то.
Наконец Суджи спустился с чердака, придерживая за пазухой что-то небольшое и круглое. "Похоже на картину. Или на вышивку крестиком", - подумал Тайке. Эта девушка еще и вышивает крестиком? Было в этом что-то мило-трогательное. Ему еще больше захотелось оказаться к ней поближе, понравиться, очаровать ее. К тому же, его подстегивал этот хмурый мужчина, всячески чинивший ему препятствия. Общаться с дамой сердца тайно, скрывая их отношения от других деревенских, - разве это не романтично? Прямо как в земных фильмах и книгах о любви.
Суджи, казалось, отлично понял его намерения, и начал засыпать мужчину-хозяина дома различными вопросами, переключая на себя его внимание. Тайке благодарно улыбнулся ему и тихонько вывел девушку на улицу, под предлогом того, что ему хотелось посмотреть двор, пока мужчина спрашивал на кухне насчет обеда.   
Около дома цвело несколько клумб с какими-то незнакомыми Тайке цветами неярких цветов. Он не преминул воспользоваться случаем и сравнить красоту Юко с этими прекрасными цветами. Та снова зарделась, но, казалось, несколько осмелела, оказавшись с Тайке наедине. Она даже позволила себе робко улыбнуться в ответ на комплимент.
Затем шли несколько грядок, на которых росли помидоры, картошка и дайкон. Между грядками росло несколько фруктовых деревьев, кажется, яблонь. Юко застенчиво показывала ему свои владения. Под одним из яблочных деревьев они задержались чуть подольше, Тайке сорвал с ветки красивое спелое яблоко и вручил его в руки девушке, улыбнувшись ей и будто случайно коснувшись ее руки. А затем он подумал, что Суджи, наверное, трудно задерживать хозяина дома еще дольше, а если он придет прямо сюда, то идиллия будет испорчена, и он любезно предложил девушке вернуться в дом, едва заметно поддерживая ее за локоть по дороге. Он не спешил переходить к более активным ухаживаниям, видя застенчивость девушки. В таких случаях чрезмерная настойчивость могла только все испортить.

+1

8

После 147 идиотского вопроса, на который хозяину дома непременно необходимо было ответить, он таки не выдержал и взорвался. Конечно, угрожать Суджи себе дороже, да и кричать так не стоило, но Суджи и Тайке были выставлены вон без права помилования. Солнце будто расплывалось в прозрачном воздухе, оно порыжело, летняя жара отступила, даря мужчинам приятные минуты легкой прохлады, разгоняемой теплым ветерком. Суджи взял Тайке под руку и повел его гулять, с интересом высматривая какой-нибудь водоем. Он был уверен, что нужный водоем найдется у соседей, куда сослали бедную Гиктони, которая теперь томилась в чужом хлеву, как принцесса в башне, ожидая, когда бравый принц Суджи спасет ее из заточения и выпустит ей кишки наконец. Однако долго погулять не получилось. Как только запыхавшаяся съемочная группа нагнала их и раздала заслуженных тумаков, они были выпровожены назад в дом семьи, которая согласилась – а теперь жалела об этом – их приютить. Там им пришлось переодеться. Суджи запахнул юкату так плотно, что едва мог дышать.
Их усадили в машину. Вечер все больше вступал в свои права, о чем Суджи не преминул упоминать каждые пятнадцать минут. Он смотрел в окно, с интересом разглядывая причудливые деревенские домики и прилегающие хозяйства. И ведь люди живут здесь всю жизнь! Подумать только.
Первый день шоу подходил к концу. Настало время узнать позитивные стороны жизни в деревне, ведь существует не только тяжелый ежедневный труд, но и приятный ежевечерний отдых. Суджи едва не оглушил восторженный возглас Тайке. Онсен!
Когда они вышли из машины, было уже совсем темно. Стрекотали цикады. Узкая тропа вела на вершину пологого склона, где стоял уютный домик в японском стиле, с трех сторон огороженный высокими каменными стенами. Похоже, прямо за ним и находились легендарные горячие источники. Им, сельским жителям, не понять всей прелести онсенов, вокруг которых ходило столько сказочных слухов и хвалебных отзывов. Суджи вошел вслед за Тайке. Снова пришлось переодеваться. Точнее, теперь – раздеваться.  Суджи обмотал бедра полотенцем. Потом обмотал полотенцем и грудь. Затем намотал полотенце на голову, и теперь выглядел как модница из Полотенцляндии. В таком виде он и вошел в горячий источник.
Было щекотно. Полотенце то и дело норовило сползти на глаза, закрывая обзор на Тайке, на которого были направлены все камеры. Суджи дулся. Потом перестал. Ему принесли немного сакэ, и он выпил, тут же захмелел. Он никогда не умел пить, так же, как его организм никогда не умел адекватно воспринимать алкоголь. Из-за соседней стены послышался легкий запах приключений, и костлявая задница Суджи откликнулась на этот призыв. Полотенце с бедер уплыло, Маширо сам не заметил, когда. Он поднялся, давая сигнал режиссеру, чтобы его не снимали (разумеется, камера тут же перенаправилась на него) и принялся штурмовать стену. Получалось плохо. Булыжники были влажными, скользкими, кое-где пророс мох. Стена была высокой, Суджи был низким, завязанное на груди полотенце мешалось, полотенчатый тюрбан продолжал сползать на глаза, а оператор едва не свалился в источник, когда перед камерой возникла все та же задница, затянутая в фундоши, крупным планом.
Та-ак дело не пойдет. Суджи прошелся по кромке воды. Прикинул расстояние. Повторил. Затем разбежался и попытался запрыгнуть на камеру, чтобы оттолкнуться и перемахнуть через стену. Камера опустилась, и Суджи ничком рухнул на каменный пол. Он был красным как рак, глаза были сонными, в них плясали звезды. В таком виде он скорее походил на вареного Гинтоки, чем на лидера Потрошителей.
Суджи не оставил попыток. Пока у Тайке брали интервью, он, покачиваясь, все-таки забрался на стену, но не удержался и рухнул в другую сторону. За стеной оказался все тот же склон.
Ночевка в отеле при онсене – это прекрасно. Отмытый и обмазанный заживляющим кремом Суджи улыбался, мерно покачивался на кровати, и напевал «Сакэ Бинкса», пытаясь погреметь костями, йохохохохо, пока Тайке приводил себя в порядок. Спина, на которой он весело прокатился по траве так, что заработал пару царапин и ожогов, почти не ныла, и Суджи больше ничего не беспокоило, кроме этого прекрасного вечера, этого прекрасного отеля и далекой прекрасной Гиктони, которая z-z-z…

0

9

Несколько разочарованный тем, с каким позором их выгнали из дома (а казалось бы – что такого ужасного они с Суджи сделали? абсолютно ничего такого!), Тайке отправился на прогулку с Суджи в довольно мрачном расположении духа. Вечерело, солнце заходило за горизонт, подул приятный легкий солоноватый бриз с моря, природа к ним благоволила, почти растопив сердце его величества принца, однако совершенно неожиданно пришла новая напасть. Совсем над его ухом что-то зазвенело, Тайке непроизвольно махнул рукой, гудение на секунду прекратилось, и вдруг что-то укусило его прямо в щеку. Он раздраженно хлопнул рукой по лицу и обнаружил раздавленного комара. Кожа в месте укуса нестерпимо зачесалась. Тайке чертыхнулся. Его ведь будут снимать, а у него прямо на лице, судя по всему, прямо сейчас расползается огромное красное пятно. Конечно, он захватил с собой карандаш, корректирующий недостатки кожи, но он остался в домике вместе с остальными вещами, куда они в ближайшее время возвращаться не собирались, а снимать их из-за такой досадной оплошности, конечно, никто не прекратил бы. Тайке подумал о том, как можно замаскировать этот недостаток, и решительно натянул на нос солнечные очки, несмотря на то, что уже почти стемнело. Линзы в них были действительно огромными, и предательский участок кожи оказался скрыт. Великий и гениальный стратег смог снова продолжить прогулку с Суджи, немного восстановив расположение духа. Ничто так чудесно не поднимает настроение, как собственный идеальный план.
Когда местные пасторальные пейзажи начали ему понемногу наскучивать (кажется, этот куст с дикой малиной они видели уже дважды? или даже трижды?) их догнали операторы. Они принесли приятную весть. Да что там, приятную, Тайке был просто в восторге! Переодеться в традиционные юката, отправиться в традиционный онсен, который, как он слышал, полезен не только для кожи и волос, но и для здоровья, а также способствует расслаблению, помогает отдохнуть после длинного тяжелого дня! Когда они отправлялись в домик, чтобы переодеться, он несся так, что едва не обгонял машину операторов. Правильно надеть юката и завязать на нем узлы оказалось неожиданно сложно. Он запутался в ткани и не мог высвободить даже голову, пока его хороший друг Суджи, совместно с двумя операторами, не помогли ему освободиться, запахнуть юката, завязать узлы, оправить все складки. Отражение в зеркале выглядело просто очаровательно. Видели бы его сейчас члены семьи, наверняка обзавидовались бы! А Шисуи даже пошел бы покупать себе юката. Он ведь всегда за ним повторял. Тайке восторженно покрутился вокруг себя несколько раз, обул гэта, сделал несколько шагов и едва не упал на оператора. Удержался он, только представив себе, сколько денег придется платить за ремонт оборудования. Чтобы не упасть, идти следовало крайне медленно, опираясь на плечо Суджи. Где этот чертов корректор для кожи? А впрочем, ну его. Следа от укуса на лице почти не осталось, а Тайке выглядел так блистательно в традиционном японском наряде, что никто бы даже не обратил внимания.
Итак, спустя некоторое время они все-таки, несмотря на все приключения и несколько раз подвернутые ноги, прибыли на место. Тайке жалел, что не взял с собой фотоаппарат, телефон, или еще какое-нибудь устройство, которым можно было бы делать фотографии. Ведь само здание, оформление горячих источников, природа вокруг – все было просто чудесно. Они с Суджи наскоро приняли душ, после чего друг обмотался полотенцем… полотенцами? Тайке недоуменно поднял бровь. Зачем это он так прикрывается? Он собирался погружаться в блаженные воды полностью обнаженным, но, к его сожалению, оператор и режиссер наперебой просили его не делать этого – передачу могут смотреть дети, а такое зрелище явно не для них. Тайке милостиво согласился, выбрал одно из полотенец и завязал на бедрах так, чтобы сбоку оставался эротичный разрез. После чего они смогли непосредственно совершить погружение.
Конечно, все камеры были направлены на них. Тайке посылал загадочные улыбки прямо в объектив, поправлял волосы, иногда обращался к Суджи по каким-то супер-важным поводам, но тот почему-то не проявлял особого желания общаться - и Тайке решил, что разговоры отвлекают от наслаждения горячей водой. Он прикрыл глаза, расслабился и попытался получить удовольствие. Принесли по пиале сакэ им с Суджи, Тайке медленно, словно изысканное вино, по глоточку испил напиток самураев. Его восторженность только усилилась. Тем временем с Суджи произошло что-то странное. Конечно, Тайке имел некоторое представление о том, что происходит с другом, когда тот выпьет – не один вечер они провели вместе в барах. Но сейчас, видимо, под влиянием жары вокруг, горячей воды и свежего воздуха, его совсем понесло. Тайке попытался задержать друга, но тщетно – он только сорвал какое-то одно из полотенец, которым был обмотан Маширо. Еще несколько полотенец забелели в водах источника отдельно от владельца. Прикинув свои шансы и риски, Тайке решил, что Суджи следует дать возможность как следует оттянуться. Поэтому он просто снова погрузился в воду, с некоторым изумлением наблюдая за тем, как Суджи пытается забраться вверх по скользкой вертикальной стене.
Когда Суджи решил, сменив стратегию, запрыгнуть на камеру и с нее уже забраться на ту самую непреодолимую стену, Тайке уже вытащили из блаженной неги горячей воды и принялись брать интервью. Только вот тему они выбрали уж оч-ч-чень неудачную. Они принялись расспрашивать о его семье: род занятий, средний доход, кто еще есть в семье, какие между ними отношения. Не говорить же, в самом деле, прямо по центральному телевидению, что они наемники-убийцы, выполняющие тайные заказы правительства. Тайке не растерялся: совсем недавно он видел по телевизору передачу, где какой-то японский политик очень удачно избегал ответов на неудобные вопросы.*
- Моя семья… Мы просто… просто… хотим изменить Японию! Проблемы Японии – это и проблемы нашей планеты тоже! Понимаете? Да ничего вы не понимаете! Столько людей настроено против нас! – Тайке смахнул несуществующие слезы, поднял край полотенца с бедер (оператор стремительно перевел объектив на чистые, не считая нескольких проплывающих белых полосок ткани, воды онсена) и с шумом высморкался в него. Главный стратег и по совместительству звезда клана отмахнулся, отвернулся в сторону, словно не в силах был больше говорить на эту тему. Всхлипы заглушили его слова о том, как ему тяжело говорить об этом, ведь труд их семьи так неблагодарен. Его дорогие родственники так страдают!
Оператор с режиссером проявили сочувствие, а может, поспешно отправились спасать Суджи, который, судя по приглушенному стуку и отборному самурайскому ругательству, которые были слышны не так давно, приземлился с той стороны стены, причем не слишком удачно. Тайке с беспокойством устремил свой взор туда: все ли будет в порядке? Из-за небольшой перегородки появились работники передачи, которые чуть ли не на плечах притащили Суджи обратно. Тайке поспешно запахнул юката (разумеется, неправильно, но сейчас всем было не до этого), и они отправились в домик, где, наконец, смогли улечься. Тайке попытался выпросить футон, но, как оказалось, здесь были только кровати в европейском стиле, так что пришлось довольствоваться этим. Он немного полежал, послушал пьяное пение друга, встал с кровати, подошел к зеркалу, нанес вечерний крем, заживляющий крем и маску для лица, которые предусмотрительны были заготовлены у него на тумбочке, после чего улегся под одеяло и присоединился к уже мирно сопящему Суджи в мире снов.
*Отсылка к «плачущему политику» Рютаро Нономура. Его еще пародировали в первой серии четвертого сезона Гинтамы ;D

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод 26. Простая жизнь с Намиями Тайке и Маширо Суджи.