Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Death Camp » Сектор "F". 5-я камера.


Сектор "F". 5-я камера.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Камера заключения, вмещающая себя максимум пять заключенных, как и в остальных камерах сектора ледяного ада.
Внутри все покрыто инеем; из мебели только деревянные замершие лавки; из источника света - лампа, которая в общем-то почти никакого света не дает, т.к. из-за вечного снега в секторе, здесь довольно светло.
Одежда заключенных здесь отличается от одежды других тем, что пошиты с утеплителем, однако это все равно не спасает от минусовой температуры и многие замерзают со смертельным исходом.

0

2

Характерный хруст под ногами и пар изо рта ознаменовали прибытие на территорию ледяного сектора «F». Здесь было холодно и Шисуи это нравилось, поэтому он шел не спеша, предварительно надев меховой капюшон на голову и насвистывая веселый мотив песенки, знаменующей начало небольшого апокалипсиса для воздушной тюрьмы. Форма стражника сменилась на более утепленный вариант. Выпросить её у Маруо стоило два часа потраченного времени и нервов. Но тот все-таки её дал, хотя Намиями подумал, что Ушираки отдал форму, лишь бы только блондин-аманто наконец-то отвязался. Но Шисуи было все равно, как и то, что он теперь прохаживался по ДесКампу, не пытаясь скрыться от камер видеонаблюдения и других стражников или надзирателей. А в секторе ледяного ада камер слежения не было вообще, поэтому было в разы проще.
Прошла ещё одна неделя пребывания в тюрьме и Шисуи понял, что начал немного скучать по своему клану. Что уж и говорить, он скучал даже по взбалмошному Тайке, вечно любящему делать сюрпризы главе клана. Намиями также понимал, что временно бразды правления клана перешли под руководство принца-стратега и постоянно ухмылялся при мыслях о том, как братец познает трудовые будни в шкуре главы. Ничего, тому было полезно вкусить то, чем занимался Шисуи, а после его возвращения  - раз и навсегда оставить мысль о том, чтобы отобрать у блондина главенство. Ну, или он её выбьет из головы Тайке. Как и не упустит возможности по возвращению потискать своих сестер, перекинуться понимающими взглядами с Руи и распить с ним сакэ, потрепать самого младшего брата по голове и прочитать тому лекцию о вреде долгого ношения масок.
Шисуи остановился и посмотрел на свой браслет. Интересно, а остальные Намиями знали об одном маленьком секрете, связанным с этой значительной вещью? Если кто-то, из носящих этот браслет, умирал, то внутри других, связанных животными проклятиями, начинал завывать их личный зверь настолько протяжно и тоскливо, что внутри все на миг обрывалось и чувствовалась обреченность. Глава клана надеялся, что никто из клана не испытывал этого состояния, когда он буквально умирал пару недель назад на том металлическом стуле с горящим мангалом под ним. Он не хотел, чтобы Намиями испытывали ту адскую боль внутри себя от его смерти. Её бы испытывал даже тот же Тайке, потому что он тоже был рожден с генами животного и носил этот браслет.
"Ещё немного. Ещё немного и я вернусь, Намиями". – блондин прислонил браслет ко лбу и закрыл глаза, пытаясь направить свою внутреннюю энергию в эту с виду бесполезную бижутерию. Когда-то отец говорил, что если сделать так, то можно послать сигнал о своем местонахождении, которое все смогут увидеть в своей голове, что нередко можно перепутать с галлюцинацией. И это была одной из причин, почему Шисуи решил прийти в данный сектор – он был самым нижним и доступным, чтобы было проще подать сигнал своему клану. Идти на ещё ниже уровень  – идти в смерть, а Шисуи умирать вовсе не хотелось.
Блондин отнял руку от лица и возобновил целенаправленное движение к пятой, самой дальней, камере, с самого начала неся с собой небольшой серый мешок. А вот и ещё одна причина его местонахождения здесь. Он был наслышан от седоволосого инспектора, что его бывшего сокамерника отводили на очищение с летальным исходом. С летальным исходом для той стражи, что решила утопить заключенного, пользуясь своей привилегией. Шисуи почему-то рассмеялся, когда услышал эту историю. Он прекрасно знал, что такие люди, как Суджи, вряд ли умрут простой смертью, а умереть в «очищении» - нет ничего проще, на самом деле.
Камера предстала перед видом Шисуи из-за небольшого сугроба. Бросив мешок недалеко от решетки, блондин подошел ещё ближе и присел на корточки, слегка наклоняя голову и вглядываясь внутрь камеры. Увидав среди двух мертвых и трех живых тел искомый объект, глава клана усмехнулся:
- Так, ты ещё жив? – вместо приветствия спросил Шисуи, не торопясь открывать камеру.

+2

3

Суджи лежал на обледенелой деревянной лавке. Подле него, как подле короля Скайрима, полусидели двое мужчин; они жались к его боку, находясь наполовину в сознании, а наполовину зависая где-то в мире снов. Они уже постепенно смирялись с мыслью о том, что муки никогда не кончатся, что они умрут здесь. Суджи смотрел на них с некоторым сочувствием. Хотя нет, скорее его отношение можно было выразить фразой «жаль такие охрененные кадры». Маширо догадывался, что рядовые «плохие парни» сюда не попадают, а значит, эти двое, да и остальные узники, могли быть убийцами. Хорошими убийцами. Таких всегда жалко, как талантливых художников. Хотя, если подумать…К чему ему конкуренция? Он давно превзошел всех прочих по славе, по ужасу, которым, как паутиной, был оплетен весь город, возможно, даже вся страна, и не собирался отступать.
Неподалеку лежали еще двое. Уже мертвых. Их даже не потрудились оттащить дальше, чем на метр. Его сокамерников ждала та же участь.
Суджи было холодно, не просто холодно, а очень-очень холодно. Губы посинели, а на плечи лег иней. Его пробивала дрожь. Чтобы согреться, риппер периодически выполнял простейшие физические упражнения, но быстро уставал, а отдыхать приходилось в обнимку с остальными заключенными – иначе можно было замерзнуть насмерть в первую же ночь. Такой расклад совершенно не радовал, и Суджи невольно вернулся к обдумыванию гениального плана №328. Итак, есть два варианта. Точно два? Да, два: подкараулить вошедшего охранника, оглушить его чем-нибудь и бежать, круша все на своем пути, или договориться с кем-нибудь из надзирателей или даже инспекторов. Все существо подговаривало риппера последовать первому сценарию. Перерезать их всех, перерезать им глотки, затолкать их собственные кишки им в горло! Однако, Суджи кое-чему научился за эти дни. Хотя бы тому, что если в одном только огненном секторе столько народу, то весь ДесКамп он точно не перерубит. Или…
Маширо-сан предался сладким грезам. Острие ножа медленно протыкает мягкое тело и входит по рукоять. Жертва судорожно вдыхает и хочет кричать, но лишь хрипит, шевеля губами в немой мольбе. По телу пробежали мурашки, и волосы на руках приподнялись. Он должен сделать так, как запланировал, он знал, это единственный путь. Все получится!
Но что можно было использовать как оружие? Ничего металлического в камере отродясь не было. Нет, можно было отобрать дубинку у охранника – ну или что он с собой принесет? – и попытаться вырубить его ею же, но не с комплекцией Суджи. Он же не самоубийца. А из этих двоих помощники как из Гинтоки гений. Как из Гинтоки красавец. Как из Гинтоки хоть сколько-нибудь полезный элемент во вселенной. Никакие, в общем.
Размышления наверняка-самого-опасного-заключенного-Дес-Кампа прервал тихий насмешливый голос. Если бы Суджи был волком, шерсть на его загривке встала бы вертикально, как наэлектризованная. Он его узнал.
Суджи мгновенно подорвался и в считанные секунды оказался у двери; побелевшая от холода рука с отросшими за два месяца ломкими ногтями высунулась за решетку и попыталась схватить Шисуи, но безрезультатно. Рукав утепленной формы задрался, обнажив подживающую рану. Маширо безумно улыбнулся.
- Рад видеть тебя в добром здравии, чертова псина! Что, нашел себе цыпочку-инспектора, и она выпускает тебя погулять по секторам?
Он залился смехом, но после утер слезы и снова рванулся к Шисуи, вцепляясь в прутья решетки, едва ли не вжимаясь в нее.
- Окей, я шучу, прости-прости. Что ты забыл снаружи, а? Или ты очередная галлюцинация? Тогда лучше бы ты был женщиной. Молоденькой, с теплым упругим животом…
Суджи замечтался. Он бы действительно не отказался от компании прекрасной леди. Ходило поверье, что в какой-то страшной стране, где вечно палит солнце, а ночи холоднее бывшей возлюбленной, путники вскрывали животы своим лошадям и спали в их внутренностях, чтобы не умереть от холода. Суджи был бы не против проверить, можно ли согреться таким образом.

+1

4

Искомый объект, коим был Суджи и за которым он, Шисуи, пришел в этот ледяной ад, немного исхудал и стал как-то ещё меньше. Оно и понятно. Их два месяца продержали в той темной сырой камере, а потом повели и устроили каждому по отдельности свой личный ад, личную мини-версию Преисподней. Блондин тоже сбросил несколько килограммов, но это, практически, никак не отразилось внешне, разве что скулы стали видны отчетливее, чем раньше. Это и отличает аманто от человека. Люди – слабые создания. Какими бы они не были всесильными самураями, они слабы перед такими глобальными испытаниями, как пребывание в ДесКампе.
Шисуи поморщился и слегка отшатнулся назад, когда сквозь решетку просунулась рука белобрысого. Взгляд зацепил за запястье риппера, которое украшал характерный рельефный шрам от цепи. Да, инспектор Ушираки пару дней назад решил поделиться видеозаписью рипперского «Очищения», поэтому Намиями был в курсе того, что произошло неделю назад в секторе горящего ада. Что ж, надо отдать Суджи должное – блондин снова был удивлен живучести Маширо. Все-таки не все люди так слабы, хотя глупости и безрассудности им не занимать.
- Я смотрю, твой мозг совсем успел замерзнуть в этом месте. – Шисуи хмыкнул и плюхнулся прямо на снег подле пятой камеры, скрещивая ноги. Он наблюдал за истерикой Суджи, которая вылилась в смех сумасшедшего, как за экзотическим зверьком в центральном зоопарке Оэдо. Тех тоже держали в подобных камерах-клетках, и Суджи сейчас отчаянно напоминал о, допустим, трехцветной коале с акульей пастью. Шисуи тогда чуть руки не лишился, когда попытался покормить того зверька.
Истерика Риппера прошла, и тот снова оказался около решетки. Стоило признать, что Шисуи успел соскучиться даже по этой белобрысой страдальческой роже неудачного компаньона. В конце концов, глава клана действительно не таил зла или ненависти на Суджи и относился к нему скорее нейтрально, чем отрицательно.
- Галлюцинация? – блондин расплылся в ухмылке, просунул свою руку через решетку и ощутимо ущипнул руку Суджи, чтобы тот, наконец, перестал маяться дурью и говорить о женщинах. Да, Шисуи сейчас отдал бы многое за то, чтобы представленный тут же теплый упругий животик молодой девушки погладить, пощупать и помять. И желательно «помять» не только эту область тела. Определенно, фантазии двух глав, а ныне заключенных, разительно отличались друг от друга. Шисуи помотал головой, отгоняя образ сексуальной красотки и действия рейтинга 18+. Блондин нахмурился и уже хотел снова съязвить, чтобы этот Риппер не развращал его мысли и фантазии, но вовремя заткнулся. Нет, сейчас вовсе не время и не место для подобных разговоров. И уж точно не ради фантазий и разговоров о женских прелестях он сюда поговорить пришел.
- Не так важно, как я оказался снаружи и чего мне это стоило. Так же, как и мне, неважно то, как оказался тут ты. Я пришел сюда лишь с целью убедиться в том, что ты ещё не сдох. – Шисуи прямо и серьезно посмотрел на Риппера и чуть наклонился вперед, стараясь не строить из себя пафосного ублюдка, коим считали его большинство знакомых. Сейчас он был настоящим, самим собой, без хитрой маски интригоплета. И надеялся того же дождаться и от Риппера. Хотелось увидеть его настоящего, а не очередную маску улыбчиво-угодного бармена, глаза которого выдавали в нем прирожденного убийцу.
- Как насчет внеплановой экскурсии по Преисподней, Суджи? – озвучил свой вопрос Намиями и терпеливо посмотрел на замерзающего белобрысого. – Я же прекрасно вижу, что ты хочешь… Уничтожить это место, перерезать людей и чем больше, тем лучше, да?  Чем больше темно-бардовых красок, тем круче, да? – блондин неотрывно наблюдал за реакцией риппера и, нашарив рядом с собой мешок, придвинул его ближе, попутно запуская в него руку. Искомая вещица, которую он случайно заметил в груде оружейного хлама Ренгокугана и подобрал с собой, нашлась мгновенно. Медленно вытащив два коротких меча из мешка, Шисуи провел пальцем по корпусу оружия и помахал им перед Суджи.
- Знакомая вещица? – он попеременно подкидывал в воздух парные вакидзаси, связанные обычной веревкой. Он совершенно не следил за тем, как далеко вверх улетало оружия, смотря прямо Суджи в глаза, но ловил их каждый раз, когда те стремительно опускались обратно. Каждый уважающий себя маньяк любил свой инструмент, которым творил приятные вещи в виде выпускания кишок и прочего-прочего. Для Шисуи это была его любимая шпага, найденная ещё в детстве на чердаке их семейного поместья. Блондин тогда доказал всем, что даже безделушка в умелых руках может стать смертельным оружием. И Намиями действительно превратил найденную шпагу в достойное орудие, он вдохнул новую жизнь в старую, ни кому ненужную вещицу, кем-то давно оставленную и позабытую на том пыльном чердаке. Блондин любил оружие, любил им убивать и, если шпага не нашлась бы в Ренгокугане, то Шисуи точно впал бы в депрессию. Или в безумие и совершил бы множество ненужных действий и убийств.
Намиями казалось, что Суджи тоже любил свое оружие. Это было хорошо видно по его глазам, выражению лица и действиям. Шисуи прекрасно его понимал и надеялся, что Риппер сделает правильный выбор.

Отредактировано Namiyamy Shisui (2014-11-15 21:49:55)

+1

5

Суджи широченно улыбнулся в ответ на шутку про мозг. Он любил, когда люди шутят про мозг. Ему нравилось, когда они говорили про разум и ум. Суджи казалось, что разум, как и сила, понятие настолько относительные, что про него только и можно, что шутить. Как понять, кто умен, а кто нет? Все люди, да и аманто, по сути своей безумны. Если ты хватаешь нож и вонзаешь его кому-то в горло – ты безумен. Если ты смотришь повтор всех шести сезонов Клуба Подмигиваний* по пятничным вечерам – ты безумен. Так ли важно, заполоняешь ты свой дом цветами или пиратами Харусаме? В конечном итоге ты все равно заполоняешь дом. Так и с головой. Возможно, небо должно быть голубым, возможно, рыбы должны жить в пруду. Возможно, кровь должна быть темно-красной, а люди должны жить в страхе.
То же самое было и с силой. Суджи был слаб, но нужна ли была ему эта сила? За средний взмах среднего самурая с катаной Суджи мог нанести две целых шестьсот семьдесят три тысячных удара. Перерубить сухожилия? Полностью обездвижить врага, а затем устроить пиршество над безвольным телом? Оглушить? Применить один из тысяч коварных приемов? Суджи мог все это, он пользовался своими умениями мастерски. Он мог убить так, чтобы враг не почувствовал боли. А мог и по-другому. Сила была здесь не при чем. Сила была навыком поистине бесполезным. Ловкость, скорость и обаяние – вот главные показатели.
Маширо-сан мысленно сменил с десяток тем, пока Шисуи не ущипнул его. Это было больно. Да что там, после ожогов любое прикосновение к коже до сих пор вызывало боль. Суджи сдавленно зашипел, но не попытался отомстить. Вместо этого он склонил голову вправо и прислушался к аманто за решеткой.
- Экскурсии? Экс-кур-си-и? Определенно, меня это интересует, - Маширо-сан уже было изобразил привычную доброжелательную улыбку, и только блеск в глазах выражал его всепоглощающую жажду крови, как вдруг из мешка появились они. Его мечи. Суджи выдохнул; личина учтивого официанта сползла с него так же быстро, как появилась. Наверное, в том, как сильно Суджи был привязан к любимому оружию, было даже нечто забавное. Он всякий раз чистил и точил его сам, хотя обычно его к уборке за уши не притащить. Он не любил расставаться с мечами, он не любил хоть на час выпускать их из рук или хотя бы из виду, хотя работа зачастую заставляла их расставаться на восемь часов. Два долгих месяца…
Вакидзаси поднимались в воздух медленно - будто время замерло - и столь же медленно опускались в руку Шисуи. Ему их не хватало. Далекий гул войны, звон оружия, стоны раненых – все вернулось в один миг. Больше нет войны снаружи – только внутри пламя разгоралось из года в год сильнее. Больше не было врагов – аманто, но были враги – все. Лицо Суджи стало серьезным на какое-то мгновение, но после он через силу натянул на себя горькую улыбку, все ту же, что десять лет назад, еще мальчишкой. Стоило ли бороться с этим? Тратить свои силы – на что? Казаться сильным перед главой клана аманто? Но ведь сила – это всего лишь самообман, мираж, в погоне за которым проходили жизни, Суджи уже понял это. Он вздохнул и взглянул в глаза Шисуи. Возможно, они с Намиями даже были чем-то похожи. Во всяком случае, они оба хотели разнести это место в щепки, разве нет? Два алчущих зверя. Достойный спутник для сумасшедшего маньяка.
- Я отправлюсь с тобой в Преисподнюю, мсье Шисуи. Только дай мне идти, - голос звучал как-то непривычно. Наверное, потому, что он больше не был вкрадчивым. Маширо-сан поднялся на ноги и расправил узкие плечи. Утепленная форма едва-едва придавала его телу хоть какой-то объем. Да уж, не удивительно, что на Суджи часто нападали во время ночных прогулок. Едва ли он мог наводить страх одним своим видом. Внешность порой так обманчива…
- Открой эту дверь, - уверенно начал Маширо-сан. – и я не оставлю здесь и камня на камне. Уверен, нам есть, что показать друг другу, мсье Шисуи. И, думаю, этому месту тоже есть, что нам показать.
Суджи усмехнулся. Только дайте ему мечи. Дайте-ему-мечи-пока-он-не-сошел-с-ума. Как мало нужно воину, чтобы восстановить боевой дух.

*Winks созвучно Winx, отсылка к Клубу Винкс «Школа волшебниц».

+1

6

Услышав согласный ответ о том, что Суджи таки желает составить ему компанию в посещении Преисподней, блондин облегченно выдохнул. Если бы тот не согласился, то, думаете, Шисуи пал бы на колени и смиренно начал молить Маширо, всячески уговаривая с ним объединиться и работать вместе? Никогда! Никогда Шисуи не станет унижаться. Пусть и не прямо, но он поставил риппера перед фактом: либо тот соглашается работать сообща и выбирается отсюда, либо остается дальше гнить здесь в свои лучшие годы жизни. И блондин плюнул бы и оставил его тут. Зачем ему вообще сдался этот белобрысый маньяк, выглядящий, скорее, как безумный подросток в период полового созревания? Блондин старался не думать об этом. Да, с Суджи с самого начала сложились не совсем нормальные отношения. Да, Шисуи ему ещё припомнит сломанный нос в кофейне. Но загребли их сюда вместе, и большая доля вины за это лежала, как не странно, на Намиями. Если сопоставить все преступные деяния на весах, то чаша блондина явно перетянет чашу с Суджи. Риппер мог бы и избежать заключения, если бы не сломал блондину нос и вовремя бы успел сбежать из кофейни. В итоге, Намиями все же считал, что Суджи сам виноват, что оказался здесь. Если бы он более дальновиден, то резал бы сейчас людишек в подворотнях со своей рипперской шайкой, а не подпирал холодные стены ДесКампа.
Шисуи поднялся вслед за риппером и отряхнул форменные штаны от снега. Положив вакидзаси позади себя, блондин решительно шагнул к камере и толкнул дверцу на себя. Та поддалась не сразу, потому что полностью обмерзла и обледенела, застыв в одном положении. На самом деле, это была ещё одна хитрость данного сектора – не все камеры здесь закрывались на ключ. Об этом Шисуи узнал все от того же Маруо, который, наверное, сейчас благодарил всех Богов, что блондин оставил его в покое. Гривастый усмехнулся своим мыслям и ещё раз дернул решетку. Та, протяжно скрипнув, поддалась, и блондин уже увереннее открыл клетку.
Переоденься. – Намиями пихнул в руки Суджи мешок, в котором оставался ещё полный комплект форменной одежды и обуви стражи ДесКампа, тем самым заталкивая белобрысого обратно в камеру. Возможно, одежда будет чуть великовата исхудавшему рипперу, но блондина это сейчас волновало меньше всего. В конце концов, большое – не маленькое, так что перетерпит. «Я же перетерпел», - Шисуи вспомнил свою быструю маскировку в Ренгокугане, когда пришлось напяливать на себя первую попавшуюся форму, стянутую с такого же первого попавшегося под руку вырубленного надзирателя. Другого выбора не было, а лезть в тот темный пыльный туннель с раздробленной щекой и с шансом подцепить там заражение – не очень хотелось блондину, помешанному на чувстве прекрасного и эстетичного. Суджи пока тоже был далек от образа эстетичного человека, но новая форма все-таки должна была хоть немного исправить этот досадливый факт.
Почему ты такой худой? Тебя недокормили в детстве? Смотреть страшно. – пробормотал Намиями, закатывая глаза, – «Как вернусь на Землю, выпишу ему талоны на бесплатное питание в какую-нибудь забегаловку».
Проследив за действиями Суджи, блондин развернулся и пошел вперед. Он не сомневался, что риппер прихватит свое оружие и догонит его. В конце концов, стоило поторопиться. То, что в данном секторе не было камер слежения шло только на руку, но вечно это везение не продлится. Шисуи всей своей гривастой шкурой чувствовал, что что-то должно произойти и явно не то, что обрадует новоиспеченный дуэт.
И это произошло. Шисуи остановился резко, всматриваясь вдаль, где в маскирующих костюмах белого цвета передвигалась группа из двенадцати надзирателей, половина из которых в руках держали какие-то баллоны, напоминающие резервуары с усыпляющим газом. А вторая половина держал в руках  базуки, которые выделялись на белом монотонном фоне ярко-розовой расцветкой корпуса, с цветочным узором на нем.
Какое гламурное нынче оружие. – протянул Шисуи, усмехаясь и поворачивая к рипперу голову. – Ну, что, друг мой, готов ли ты немного размяться? Свежее мясо, кажется, добровольно плывет к нам в руки.
Шисуи достал свои шпагу, подкинул, и та в сама раскрылась. Рукоять доверительно упала в раскрытую ладонь блондина, которую он тут же сжал, обхватывая холодящий корпус любимого оружия. Что ж, этот случай может дать ответ на то, смогут ли сработаться вместе представители двух организаций. И Шисуи почему-то был уверен, что смогут. Обязательно смогут, ведь от этого зависят их жизни и шанс выбраться из этого дерьмого места.

+1

7

В руки Суджи попал мешок с какой-то формой. Он постоял пару секунд, осознавая произошедшее, а потом как по команде повернулся и принялся замерзшими пальцами расстегивать пуговицы на своей форме. Шисуи только что открыл дверь. Открыл дверь, не используя ключа. Он что, колдун? Или Суджи все это время сидел в незакрытой камере? Это шутка? Самооценка – один из двух толстых столпов, на которой держалась побитая психика Суджи, едва не пошатнулась, рискуя обрушить и без того не особо устойчивое сооружение, однако спасительное решение, пусть с некоторым опозданием, все же появилось. Шисуи смог открыть дверь только со второго раза, а значит Суджи открыть ее не смог бы даже при большом желании. Ему бы просто не хватило сил. Вот так он и решил свою проблему, проигнорировав тот факт, что двое его соседей были все еще живы, и, возможно, у них сохранились какие-то силы.
Упомянутая пара мужчин с ужасом глядела то на Шисуи, то на Суджи. Риппер посмотрел на них исподлобья и кровожадно улыбнулся, этого оказалось достаточно для того, чтобы они слились с окружающей средой. В конце концов, дверь никто закрывать не собирался, это означало, что они тоже могли бы повеселиться перед смертью, если у них осталась воля. Едва ли это было возможно, конечно, эти двое находились здесь явно дольше Суджи.
Маширо стянул с себя утепленную рубашку. Принесенная форма надзирателя была холодной, неприятной к телу, понадобится некоторое время, чтобы она согрелась.
- Что, тебе нравятся люди покрупнее? – Суджи усмехнулся и приподнял правую бровь. Он на самом деле был худым, огрызаться не было смысла, но риппер все равно не смог отказаться от плоской шутки. – Я бы сейчас съел стейк. С кровью.
За спиной послышались шаги Шисуи, под его ногами скрипел снег. Суджи быстро одернул уже надетую форму и последовал за ним, на ходу подхватывая свои мечи. Ему показалось, что от них по ладоням прошлась едва заметная вибрация. Будто приветствие. Суджи слишком соскучился по ним.
Погруженный в мысли о своих мечах, которые уже секунду спустя сжали цепкие узловатые пальцы, Маширо едва не врезался в Шисуи. Он тут же выглянул из-за широкой спины, чтобы оценить качество будущих стейков. Да уж, мяса было действительно много. Вооруженные какими-то нелепо, прямо в стиле Суджи, раскрашенными базуками, несущие в руках подозрительные баллоны, целых двенадцать человек. В Маширо, еще секунду назад совершенно адекватном рациональном существе, мгновенно взыграла жажда крови. Оставалось только одно решение: нападать первым или приготовиться к защите?
Суджи боком отступил от Шисуи, крадучись, ступая тихо и осторожно. Если бы он играл в он-лайн игру, его ролью определенно был бы «танк». Возможно, стоит просто врубиться в толпу врагов и попытаться вырезать их всех, как он делал это на войне, играя на эффекте неожиданности и делая ставку на одну лишь скорость. Это можно было провернуть, если был кто-то, прикрывающий его спину. Когда надежного тыла не было, Суджи становился частым пациентом госпиталей. Сейчас у него был сильный союзник, который прикрыть его спину мог. Грех было игнорировать такое положение дел.
Большой сугроб временно скрыл осклабившегося Суджи от посторонних глаз. Кровь стучала в висках, от зашкаливающего адреналина дыхание участилось. Красные глаза ловили блики от белого снега и блестели, как маленькие огоньки. Досчитав до трех, Суджи вылетел из своего укрытия и первым атаковал двоих замыкающих процессию. Две отрубленные руки, по инерции продолжающие сжимать цветастые базуки, с шумом легли на покрытый тонким слоем снега пол. В груди третьего надзирателя показалось острие вакидзаси – в следующую секунду около головы Суджи пронесся чей-то меч, и окровавленный клинок увернувшегося риппера рассек грудь еще одного мужчины. Суджи работал шустро, он не стоял на месте и как мог орудовал двумя мечами, быстро выводя из строя прежде всего людей с огнестрелом.
Ушей потрошителя достиг какой-то подозрительно знакомый (еще со времен тесного знакомства с Шинсенгуми) звук, Маширо обернулся и ошарашено уставился на надзирателя. Он сделал первое, что пришло ему в голову: уронив один из мечей, выхватил из чьих-то рук баллон и просто заткнул им дуло взведенной базуки, тут же отвешивая державшему ее надзирателю несильный пинок в живот и подбирая меч. Тот попятился в сторону Шисуи, но устоял на ногах; он снова взвел свое оружие, однако, Суджи перед ним уже не было. Уже где-то возле лифта Маширо парировал удар катаны. За его спиной двое занесли мечи.

+1

8

С усмешкой наблюдая за поползновениями Суджи, блондин остался стоять на своем месте. В конце концов, он и так уже успел за это время неплохо поразвлечься и в Ренгокугане, и с Маруо, и с попадавшейся охраной, которая распознавала в нем не надзирателя, а преступника. А вот Суджи давно не брал в руки свое оружие, никого не убивал и сидел больше двух месяцев неподвижно. Жажда крови его нового напарника столь сильной и заметной, что можно бы просто захлебнуться, если бы она была материальной и осязаемой.
Но и дел мог натворить белобрысый товарищ, идя на поводу своего безумия, поэтому в случае чего, спину Суджи нужно было прикрыть от нежелательного удара, который мог стать и смертельным, смотря какие руки этот удар нанесут. Поэтому Шисуи бесшумно двинулся следом. Подобно хищному зверю, он шел плавно, обходя сугробы. Не смотря на свой рост и достаточно тяжелый вес, снег под ногами форменных сапог ни разу не хрустел, хотя мороз стоял крепкий и пар изо рта мелкими змейками смешивался с воздухом. Чем дальше блондин следовал за Суджи, тем сильнее сливалось его дыхание с мертвой обстановкой вокруг, растворяясь и преобразуясь в тень. Гривастый превращался в тень самого себя. Мало кто мог его сейчас заметить. Особенно тогда, когда Маширо ломанулся вперед, принимая все внимание на себя. Блондин заметил шевеление сбоку – там притаился тип с базукой, из которой хотел выстрелить, но Шисуи пресек попытки ещё в самом начале, обхватив его лицо левой рукой и прикладывая того головой о мерзлый снег. Раздробление головы и вытекание мозгов, хлюпающих и испачканных в крови и слизи надзирателя – чем не прекрасная картина, что, называется, маслом?
Блондин вновь усмехался, когда точным поперечным ударом перерезал грудь надзирателя, от которого вовремя увернулся Суджи, а потом проткнул насквозь в сердце ещё одного человека, держащего странную аппаратуру в руках. Он припомнил карту строения секторов и мельком бросил взгляд в сторону работающего лифта, а потом на дверь с массивным замком подле подъемника. Шисуи знал, что там находится. Прекрасная идея посетила его голову, но он решил отложить её, пока не закончится это жалкая пародия на бой. Нет, Шисуи не сомневался в умениях Суджи, но вот противники пришли сюда, мягко говоря, слабые. Словно никогда не сражавшиеся малыши. Да, надзиратели точно были малышами по сравнению боевого опыта дуэта заключенных.
Отвесив пинок налетевшему на него надзирателю с заряженной базукой, из которой торчала подозрительная штуковина, напоминающая тот агрегат, что был в руках у другой половины надзирателей, Шисуи успел оставить неудачнику ещё две сквозные раны в легком. Тот отлетел на приличное расстояние и подорвался. Взрыв был не особо мощным, разве что снег под ногами неприятно провибрировал, да странный газ розового цвета начал медленно разноситься по сектору. Не медля, Намиями отбил атаку катаной у особо юркого надзирателя, хватая и выворачивая ему руку, от чего тот запищал фальцетом. На что Шисуи поморщился, поднял мужчину за волосы, заведя голову назад, перерезал горло. Бросив тело, блондин стряхнул кровь с лезвия шпаги, краем глаза проследил за передвижениями Суджи к лифту и той же тенью двинулся следом.
Поэтому он вовремя и едва заметно оказался за спиной белобрысого, отбивая двойную атаку надзирателей со спины, вспарывая одному живот и вытягивая из его ослабившихся рук катану; второму пришелся сильной пинок ногой по почкам, от чего мужчина отлетел к покрытой инеем стене. Блондин с силой кинул в него катану надзирателя на манер дротика, попадая прямо в голову.
- В яблочко.  – одобрительно хмыкнул Шисуи, чувствуя, что все противники сейчас лежали подле них, навсегда почившие этот мир. Но тут взгляд зацепился за приближающееся розовое облако и блондин, хватая Суджи за шкирку, потащил к ранее замеченной комнате. Пнув замок пару раз, он открыл ощутимо тяжелую дверь, вбросил туда Суджи, зашел следом и закрыл изнутри. Что-что, а надышаться какой-нибудь хрени ему вовсе не хотелось. А то, что это была определенно какая-нибудь усыпляющая галлюциногенная хрень, блондин знал точно.
В просторном помещении было светло и также холодно. Вокруг были расставлены различные коробки со значками, предупреждающими об опасности и ядовитости. Да, они попали в комнату хранения ядохимикатов.
- Как насчет того, чтобы устроить диверсию и уничтожить этот склад? - озвучил блондин ранее посетившую его мысль. – Нужно лишить их оружия. Они хоть с ним и не умеют обращаться, но лучше, поэтому и уничтожить. Я не хочу сдохнуть, надышавшись какой-нибудь отравы. – Намиями пнул ближайший ящик, из которого высыпались респираторы и противогазы, окрашенные в тот же цвет и рисунок, что и базуки. У кого-то определенно в ДесКампе был фетиш на розовый цвет и цветочки. Подняв две маски, блондин бросил одну в сторону Суджи. Через свою же просунул голову и оставил болтаться на шее.

+1

9

Суджи так увлекся боем, хотя на самом деле это больше напоминало резню шестерых человек одним мелким худощавым подростком, что даже не заметил, как его противники кончились. Наверняка Шисуи постарался. Когда рубить стало некого, Суджи огляделся и, приметив лежащего неподалеку от рабочего лифта раненого, но еще не умершего надзирателя, тут же наскочил на него, вспарывая тому живот. Вдоволь наиграться с внутренностями не получилось: Шисуи, чьи габариты запросто позволяли тащить Суджи за собой, как собака своего щенка, за шиворот утянул его в какой-то кабинет. Маширо-сан не понял, что произошло – его сиятельное высочество не заметил ни взрыва, ни распространяющегося по сектору розового газа – слишком уж он был занят танцами с клинками и прослушиванием своей любимой композиции «стоны боли и предсмертной агонии».
Помещение оказалось неожиданно большим, тем более по сравнению с его бывшей камерой; Суджи сморщился, прищуривая глаза, которые обожгло ярким светом.
- Ты что, каждый закоулок здесь знаешь? Может, ты знаешь, где здесь кухня? – пробурчал вечноголодный риппер, которого наконец отпустили, да еще и швырнули в него маской в придачу. Маску-то он поймал и сразу же надел, но для этого пришлось отложить мечи; даже когда Суджи был в маске, было заметно, что он привычно улыбается, то и дело загадочно косясь по сторонам. Единственным, что подошло для протирки мечей от крови, оказалось какое-то обледеневшее изорванное полотно, Маширо-сан любовно обтер лезвие каждого меча и спрятал их в ножны.
Постепенно привыкшие в здешнему освещению глаза стали с интересом изучать окружающую обстановку. Какие-то ящики, подозрительные знаки – и действительно, склад. Особенное внимание Маширо-сана заслужил ящик с надписью «Danger». Суджи не знал, что это за слово*, но само звучание ему нравилось: «дэнджер». Звучит как джемпер. Какой-нибудь модный. Да, Суджи однозначно купит себе кучу новой ультра-модной одежды, когда выберется из этой передряги, а еще сделает наконец такой же шикарный маникюр, как тот, что был у Шисуи два месяца назад. Или даже лучше.
- Ди-вер-си-я? – Суджи растянул слово, немного помолчал, а затем внезапно расхохотался. Это что-то новенькое. Ему однозначно нравится все новенькое. Может быть, стоит быть с Нарико поласковее? Кажется, это тоже будет для него чем-то новеньким. Или может стоит милостиво оставить в живых тех двух посетителей в кафе, благодаря которым они с Шисуи тут и очитились? Нет, последняя идея была плохой, хоть от нее и веяло новизной.
- Ты хочешь смешать что-нибудь взрывоопасное? Может, нам стоит смешать Феликс Фелицис?** Ты не знаешь, что это? Тогда смешаем взрывоопасное, - Суджи затараторил, тут же начиная суетиться. Спустя минуту он нашел под каким-то столом аж три больших колбы, одну, правда, сразу разбил, неудачно поскользнувшись на скользком полу. Он поставил их на заледеневший стол. Зачем колбы? Раз кто-то сказал «смешать», значит, нужны колбы – все просто. Затем подошел к примеченному ранее ящику и, аккуратно поддев крышку одним из вакидзаси, рванул ее наверх. Ящик открылся. Внутри обнаружились какие-то подозрительные аэрозоли, а также несколько металлических шкатулок. Розовых. В цветочек. Суджи достал одну из них и повертел в руках. Совершенно непонятно, как открывать. И что может быть внутри? Какой-нибудь яд?
- Мсье Ши-су-и…- риппер обернулся и замялся на мгновение, думая, как бы так спросить у Намиями, что он знает о взрывчатых веществах, чтобы тот не понял, что сам Суджи ничегошеньки в этом не смыслит. Не хотелось выглядеть дураком перед союзником, ведь первое впечатление о нем, бесспорно, было блестящим. Какой стратег! Мсье Шисуи наверняка проникся уважением. – Может, это нам пригодится?
Суджи тут же сунул в руки Шисуи шкатулку, к которой потерял интерес, а сам вернулся к аэрозолям. Он вытащил два баллона и засунул их себе за пояс. Таким образом, решилась проблема то и дело спадающих на бедра брюк формы надзирателя, а также появилось дополнительное оружие. Суджи ничего не знал о взрывах, но даже он знал, что если поджечь содержимое такого баллона, то противнику настанет конец. Не зря же он в свое время перечитал тексты на всех освежителях воздуха в рипперском туалете.

*Суджи очень плохо знает амантовские языки, настолько плохо, что собственное имя на одном из них пишет с ошибкой: «Sugi» вместо «Suji». Прим. автора.
** Зелье удачи, отсылка к Гарри Поттеру.

Отредактировано Sugi Mashiro (2015-01-29 11:18:49)

+2

10

Знаю. В отличие от тебя, у меня было время изучить все уровни, кроме того, что под нами. Но туда, – блондин знаком указал в железный пол, подразумевая помещение под ними, – даже мой любопытный хвост не пойдет.
Пока Суджи натирал свои клинки и что-то говорил о смешивании, Шисуи думал над тем, что делать дальше. Да, сейчас они подготовят, несомненно, отличный «бабах» для ледяного сектора. Им нужно будет покинуть его на лифте до того, как это все произойдет. Но насколько это все задержит генерала, безвылазно сидящего в седьмом секторе? Не будет же он сидеть там вечно, пока его тюрьму растаскивают на кусочки? Значит, нужно быть готовым ко всему. Потому что, не смотря на все «причуды» Лагеря, которые ему довелось уже увидеть, блондин не сомневался в том, что это была лишь малая часть. А, значит, в ДесКампе мог существовать даже кто-то лучше того же Маруо в боевом плане, или камеры намного лучше тех, где его допрашивал инспектор. И средства омертвления тоже. Да, даже взять тот розовый газ, которым хотели их либо усыпить на время, либо навсегда. Хотя, скорее всего первое, чем второе. Они же не любят доставлять преступникам быструю смерть. Им гораздо приятнее растянуть удовольствие и помучить заключенного до такой степени, что он сам будет вымаливать поход в газовую камеру, - блондин устало ухмыльнулся, - да, инспектор Ушираки именно таков. Но помимо него существовало ещё два инспектора и глава надзирателей, и вряд ли они были слабее седовласого инспектора. Но и тут был своеобразный плюс – один инспектор на их стороне, а если судить по просмотренным ранее записям видеонаблюдения, то и глава надзирателей также мог быть причислен к потенциальным союзникам, в случае чего.
Шисуи бросил взгляд на гиперактивного Суджия. Все-таки есть польза от этого человека. По крайней мере, блондин ещё не пожалел о том, что вытащил его из камеры.  И он очень наделся, что за это время, пока они работают вместе, Риппер не сделает ничего такого, что заставило бы Шисуи убить его.
А? – вынырнул из ямы размышлений блондин только тогда, когда Риппер сунул ему в руки какую-то шкатулку. Розовую. В цветочек. Шисуи даже впал в пространственный ступор, рассматривая вещь. Перевернув её вверх дном и увидев надпись мелким шрифтом, Намиями прищурился:
- «Не стучать! Не нюхать! При неосторожном обращении с содержимым могут возникнуть галлюцинации в виде летающих пони и черных поросят-шинигами». – достаточно громко прочитал блондин, чтобы куда-то ускакавший Риппер смог услышать. – Что за ересь сюда напичкана? Надо будет взять с собой пару штук. В коллекцию.
И Шисуи тут же засунул шкатулку в карман и прошел к открытым ящикам, где Суджи это все и нашел. Он найдет этой вещице применение на Земле. В конце концов, не станет заморачиваться над тем, что подарить Тайке на очередной день рождения. Шкатулка идеально вписывалась под подарок, а если её ещё и открыть – братец вообще уплывет в неведомые галлюциногенные дали. Да, блондин очень любил своих сокланавцев и желал им добра.
Кстати, к вопросу о кухне. Выше, через один сектор… ну, там где тебе делали «Очищение» есть кухня. Там полно еды. – блондин замолкает на пару секунд. – Просроченный еды. Так что не смей даже соваться туда, я не собираюсь тебя потом из туалетов вытаскивать.
Блондин усмехается и опрокидывает ящик с розовыми шкатулками. Последующие ящики также оказываются на полу – Намиями ногой сдвигает их в середину комнаты. Что-то расплескалось, что-то потрескалось и распалось на части, что-то опасно затрещало и зашипело. Из какой-то коробки начал появляться слабый ярко-зеленоватый дымок и Шисуи предусмотрительно натянул на лицо маску, до этого болтавшуюся у него на шее.
Смешать взрывоопасное? Я знаю только один способ это сделать – согнать весь этот хлам в одну большу-у-ую кучку. – блондин продолжил сгонять в кучу все ящики и отодвигать их к выходу. – Так что будь добр, открой дверь, двигай ящики, а потом дуй к рабочему лифту. У нас мало времени.

+1

11

Суджи остановился и повернул голову к Шисуи. Он смотрел на аманто усмехаясь, с привычным лукавым прищуром, где-то с десяток секунд, а затем отвернулся назад и продолжил возиться с длинным низким ящиком, полным каких-то подозрительных стеклянных емкостей с зеленой жижей внутри. Так значит, Шисуи видел его «Очищение». Занятный был обрядец. Столько боли Суджи не испытывал даже когда рану на его спине зашивали наживую. Он скосил глаза, силясь разглядеть на запястьях и шее Шисуи такие же шрамы, как у него самого, но ничего не смог увидеть. Неужели ему удалось этого избежать? Хотя, зад ему все-таки поджарили. Намиями очень неплохо двигался для человека с такой травмой, честно говоря, Суджи даже забыл, что ему ее нанесли. Маширо тут же одернул себя: это аманто, а у аманто все по-другому. Это он выяснил еще на войне.
- Мне. Делали. «Очищение»? – Суджи улыбнулся, обнажив клыки. – «Очищение»…А тебе делали его? К тебе приходил тот зеленоволосый парень? Видел его шрам? Настоящий красавец, да? Ему нужен симметричный шрам. Или лучше на шее? Как думаешь? Я бы перерезал ему глотку. Но сначала сразился бы с ним. Он странно мыслит. Говорит странные вещи. Видел его живот? Думаю, он очень упругий.
Маширо вылил на Шисуи поток информации практически без пауз. Он хныкнул; следующие слова аманто потонули в заливистом смехе. Когда в легких кончился воздух, риппер вдруг замолк и со всех сил пнул ящик в большую кучу посреди комнаты. Эмоциональное напряжение от предвкушения больших разрушений давало о себе знать. Стеклянные полусферы посыпались, они разбивались одна за другой; все, на что попала зеленая жидкость, начинало шипеть и плавиться, растворяясь. Сколько же здесь прелестных вещей! Пожалуй, стоит сказать Нарико, чтобы она заказала нечто подобное в их логово. Для научных, так сказать, целей. Суджи снова ощутил какую-то странную тоску и пнул следующий ящик с точно такими же реактивами, только ядрено-оранжевого цвета.
Шисуи так не шумел. Что ж, если они задумали устроить настоящий «бум», можно не мелочиться. Остальные ящики оказались тяжелее, и для того, чтобы их сдвинуть, понадобилось приложить кое-какие усилия.
Что ж, дело сделано. Суджи с удовольствием посмотрел бы на то, что мсье Шисуи будет делать дальше, но сохранность собственного зада ему была дороже, поэтому он плавно и очень ловко переместился к выходу.
Открыть дверь? Без проблем. Суджи натянул на лицо маску и рванул ручку. Дверь открылась, в комнату хлынул поток какого-то подозрительного розового тумана. Оставалось только надеяться, что эта дрянь не разъедает кожу: риппер слишком хорошо помнил, что такое язвы и лопающиеся волдыри на руках. А если бы и забыл, стоило бы всего лишь закатать рукава.
Суджи повернулся к Шисуи и отсалютовал ему, а затем покинул помещение. Какой же из лифтов работающий? Не тот ли, возле которого на него напали? Кажется, тот. Можно было посчитать от камеры, из которой его вытащил Шисуи. Можно было пойти по следу из крови.
Маширо вдруг вспомнилось, что где-то тут он оставил кое-кого без сладостного удовольствия быть убитым его прекрасными руками. Поиски заняли совсем немного времени, но было поздно: мужчина уже умер. Похоже, надышался этой дряни, черт бы ее побрал. Видимо, теперь все заключенные в этом секторе были или мертвы, или в отключке. «Ну ничего, ты еще свое возьмешь», - утешил себя риппер.
Суджи бегло осмотрел стены, те, что было поблизости: розовый туман мешал обзору, не говоря о том, что глаза уже начинало щипать. Неужели здесь нет камер видеонаблюдения? Значит, привет его новому зеленому другу передать не удастся. Ну и к черту его.
Двигающаяся к лифту тонкая фигура Суджи казалась похожей на какое-то паранормальное явление. Для пафосного проследования к лифту не хватало развевающегося белого плаща и взгляда, сбивающего оппонента с ног волной пафоса.
Припасть к дверям лифта и заглянуть в зазор между двумя дверцами. Свет в шахте горит. Именно этот лифт ему и нужен. Что ж, Шисуи, настало время веселиться. В том, что если за дело взялся этот наемник, то будет по-настоящему весело, Суджи даже не сомневался.

+1

12

«Да, мне все равно, что тебе там делали. Не знаю я никакого зеленоволосого и знать не желаю. И нет, я не в курсе какой животик, но зато я точно узнаю, какой животик у тебя, если ты не перестанешь тараторить». – бормотал про себя Шисуи, поддевая шпагой крышки ящиков и переворачивая их наизнанку, вытряхивая содержимое. Содержимое впрочем, в долгу не осталось: зашипело,  после чего раздался резких хлопок и образованная лужица каких-то препаратов самовоспламенилась. Что ж, тем лучше, не нужно будет искать, чем все это дело  можно было бы поджечь.
Тем временем крайне послушный Риппер уже открывал дверь и впускал в их помещение обволакивающие клубы розового дыма, сквозь который блондин едва успел увидеть отсалютирующего Суджи, прежде чем туман в отсеке стал плотным и густым. Точно запомнив расположение вещей, Намиями поднял с пола закрытый ящик и поставил его на плечо, придерживая одной рукой, стал пробираться к выходу из склада. За спиной по-прежнему что-то булькало и хлопало. Постепенно эти звуки возрастали, и Шисуи стремительно двигался в противоположную от лифта сторону.
А на складе тем временем все больше разгоралось пламя и подрывалось: сначала небольшими порциями взлетали в воздух химическая жидкость вместе со стеклом разбитых колб, потом дело приобрело более внушительный размах – все это начинало гореть то ярко-зеленым, то фиолетовым, то красным пламенем. Оно распространялось по сброшенным в кучу ящикам, следом перебрасываясь и на те, которые так и остались нетронутыми. Стены сектора уже начинали сотрясаться и от этой тряски с высокого потолка начинали сыпаться глыбы мерзшего снега, покрывавшего сектор. Шисуи, давая волю животным инстинктам, уворачивался от подарочков со стального неба ледяного ада и развивал огромную скорость – его отличительная и самая главная особенность. Быть быстрым, молниеносным, незаметным. И сейчас отточенные навыки такой шустрой беготни помогала блондину, превращая задумку в действие. Из ящика, предусмотрительно взятого с собой, Шисуи доставал банки с какой-то ядовитой взрывоопасной смесью и попеременно разбрасывал их по всему сектору. Все было предельно просто: когда пламя выберется из склада и пустится дальше, то по пути встретит ещё более взрывоопасную деталь и звучно подорвется, а вместе с этим подорвется и сам сектор. Самое главное здесь – время. Шисуи желательно было бы убраться отсюда через пару минут, прежде чем случится огромный взрыв, и сектор окончательно окажется завален под глыбами льда, камней и стальных плит. Блондин вовсе не смотрел, куда и как далеко бросал округлые банки. Какие-то попадали камеры, какие-то застревали в сугробах, какие-то даже попали на убитых ранее стражей – глава клана Намиями старался раскидывать их по всему сектору, но не следил за их полетом, больше сосредотачиваясь на своей скорости, ведь сектор ледяного ада был далеко не маленьким по площади. Впрочем, как и остальные сектора Лагеря Смерти.
Когда ящик стал до невозможности легким, Шисуи перестал его придерживать, и он слетел, оставаясь позади быстро убегающего наемника. В руке оставалась последняя банка, и в этот момент блондин отчетливо услышал щелчок. Словно кто-то щелкнул пальцами. И действительно щелкнуло. Сдетонировало все, что было на складе, и раздался мощный взрыв, сметая в своем радиусе все в бесполезную труху. Взрывная волна оттеснила Шисуи в сторону, когда он зацепился рукой за раздвижную дверцу лифта, в котором его должен был ждать Риппер. Бросая последнюю банку прямо в стену пламени, что осталось на месте каменных стен склада, Намиями вполз в лифт.
Живо закрывай и жми на кнопку «D». – прохрипел блондин, кивая на электронную панель управления лифтом. – Через пару минут этот сектор поглотит жутко мощный взрыв, нам нужно скорее попасть в сектор выше.
В то же мгновение аманто схватился за ногу, в которую некогда был вбит шуруп и сполз по стенке лифта, все ещё тяжело хрипя после пробежки. Пусть с виду простреленное шурупом бедро и выглядело здоровым, но внутри все было не так, и ногу нагружать до лучших времен не стоило бы, но другого выхода он не видел. Поэтому сейчас и расплачивался внезапно появившейся болью, раздирающей внутренности ноги.
Поморщившись и придерживаясь рукой за стенку, Шисуи привстал и облокотился на неё. Он не хотел предстать перед Риппером в таком жалком состоянии. Что и говорить – Намиями не любил, когда кто-то видел его раненным или слабым. 
Эксклюзи-и-ив. – пропел он, убирая челку с глаз, и едко ухмыляясь. – Хромающий глава клана, что может быть прекраснее на свете. Тайке бы по-любому за меня порадовался. Ты тоже рад? Я же вижу, что рад! – и тут Шисуи рассмеялся, мысленно представляя перед собой лицо брата-соперника, а потом лицо старшей сестрицы, а вслед за ней увидел и остальных Намиями. – Вот бы…
Договорить Шисуи не успевает, потому что лифт резко наклоняется в сторону, но тут же возвращается на место и медленно продолжает свой путь наверх, а тусклый свет начинает противно мигать красным.

+1

13

Вызванный лифт не приходил добрых полторы минуты. Все это время Суджи был вынужден стоять и уныло созерцать серые дверки, внушая себе, что звуки шагов за его спиной издает Шисуи, а не какой-нибудь страшный враг. Оп, и какая-то звенящая дрянь ударилась о пол и покатилась в противоположную от Суджи сторону. Оп, и еще одна, и еще. Когда лифт стал подъезжать, Суджи окончательно перестал слышать шаги Шисуи. «Как зверь.» - подумал Маширо и полуобернулся, однако плотное облако тумана не дало ничего рассмотреть.
Когда двери лифта раскрылись, Суджи мгновенно оказался внутри и поставил ногу возле одной из них, чтобы они не закрылись раньше, чем Шисуи закончит свою пробежку. Он не очень понимал, зачем аманто это делает, но его это не волновало: тот, у кого больше информации, выполняет роль босса, и задача риппера на данном этапе слушаться и ждать шанса, чтобы взять правление в свои руки, нравится это ему или нет. Он уже успел пару раз полезть на рожон и едва не лишиться жизни. В четвертый раз думать о том, что Нарико нарекла бы его идиотом, не хотелось.
От отвратительного розового тумана глаза слезились, и приходилось то и дело вытирать их холодным мокрым рукавом формы. Наверное, его глаза уже были такого же цвета.
Шисуи ввалился в лифт, риппер тут же убрал ногу, и двери захлопнулись; звук движущихся шестеренок потонул в грохоте взрыва. Лицо опалило. Суджи нажал нужную кнопку и повернул голову в сторону аманто.
- Нет, что ты, мне тебя очень жалко. Видишь, я даже плачу, - огрызнулся Маширо и отвернулся, но затем повернулся снова. – Ты сильно ранен? Что с ногой?
Суджи сам не знал, зачем он задал этот вопрос, ведь и так было ясно, что с ногой. В конце концов, Аой довольно ясно описал ему все, что делали с Шисуи, возможно, это было даже хуже, чем «Очищение». Возможно. Кто знает, как устроены эти пришельцы? Маширо присел рядом с Шисуи, не решаясь тронуть ногу – он был не самым хорошим врачом, скорее квинтэссенцией плохого врачевания, лечащей все болячки алкоголем и мечом – и собрался уже было что-то сказать, как лифт пошатнулся, и риппер неуклюже плюхнулся прямо на зад. Это было не очень красиво, однако даже порубить за это было некого. Да и Шисуи…рядом с ним можно было уже как-то расслабиться и не строить из себя короля всего сущего, хотя бы на то время, пока они не выберутся наружу.
Лампа над головой мигает красным, приводя Суджи в какое-то странное заторможенное состояние, прижатая к полу ладонь улавливает мелкую вибрацию от взорвавшегося под ними сектора. Снова все кажется нереальным, но нужно гнать эти мысли и думать, что делать с раненным большущим – уж по сравнению с Суджи-то – аманто. Утащить на себе – нереально.
- Сражаться сможешь? Здесь есть, где спрятаться? В огненном секторе есть медицинское отделение. Как думаешь, сойдешь за надзирателя, которого задело взрывом, хе-хе?
Маширо уселся рядом с пытающимся подняться Намиями и рывком за рукав усадил его рядом. Им нужно передохнуть и восстановить силы, кроме того он горел желанием узнать дальнейшие стадии плана. Раньше не было времени об этом поговорить, поэтому он решил сделать это сейчас. Однако, спросить о рипперах оказалось немного сложнее, чем он думал: все же, дать себе немного расслабиться – это одно, а показаться сентиментальным дураком – это другое. Помолчав с десять секунд, Суджи начал издалека:
- Твоя семья…наверное ищет тебя, да? Ты не связывался с ними? Хотя о чем это я, на этой посудине наверняка даже кабельного нет, не то что телефона.
Маширо так и не решился спросить, знает ли Шисуи что-нибудь о рипперах. Ничего, они наверняка целы, и абсолютно точно ждут его и ищут. В этом мог сомневаться только полный кретин.

+2

14

- Ты плачешь из-за того розового дыма. Скажи спасибо, что не чихаешь. – не потрудился ответить блондин и на следующие вопросы, потому что скрывать от риппера ему было нечего. – Не до конца восстановился. Когда в твою ногу насквозь вкручивают массивный шуруп, а потом без анестезии его вытаскивают – это не самые лучшие ощущения. И не самые приятные, учитывая скорейшую регенерацию. Ещё бы пару часов и шуруп бы сросся с моей ногой. Две недели прошло, а она никак не хочет проходить. Люди удивительные создания – могут быть сильными, если имеют в руках нужное оружие.
Шисуи тяжело вздыхает и ощупывает раненную конечность. Конечно, не мешало бы её чем-нибудь перетянуть, чтобы удобнее и быстрее можно было бы ходить и даже, рискнув, бегать на повышенных скоростях. Тугие бинты должны храниться в каждых медпунктах, поэтому актуально наведаться в один. Идти и просить у инспектора Ушираки помощи - ужасно и унизительно, блондин ещё не настолько жалок. Тем более, шуруп в ногу вбивал никто иной, как Маруо, поэтому Шисуи несколько опасался давать доступ к своему телу этому седоволосому недоразумению.
Заметив, что напарник находится в какой-то прострации, блондин просканировал его взглядом и не найдя каких-либо новых ран, облегченно выдохнул. Быть раненному самому – это одно, а вот если будет ранен Суджи – это другое.
- Смогу. Я просто слишком быстро бегал, поэтому нога дала о себе знать. Спрятаться есть где, но долго мы задерживаться на одном месте не можем, если не хочешь, чтобы тебя вновь посадили в клетку. – блондин хмыкнул и снова взглянул на риппера, - Я и так играю роль надзирателя. – Шисуи кивнул на свою форму и форму риппера, - Твоя форма тоже, к слову, относится к надзирательской. Однако не помешает найти тебе её по размеру.
Когда Намиями планировал встать, Суджи одним рывком вернул его на место. Впрочем, блондин не сопротивлялся, только стащил маску с лица, которая до этого по-прежнему закрывала нос. Дышать сразу стало легче, но от блондина не ускользнуло то, что чем выше они поднимались, тем жарче становилось, а эта ещё одна проблема Шисуи – непереносимость жаркого воздуха. Поэтому пока они не прибыли в сектор горячего ада, блондин мог расслабиться и облокатиться спиной на стенку. Он не мог не удивиться, услышав вопрос о семье, но блондин ещё достаточно плохо знал Суджи, поэтому ожидать от того можно было абсолютно всё. И всё же глава клана не сдержал смешка.
- Моя семья, да? – немного грустная усмешка исказила лицо Намиями, но он быстро пришел в себя. - Будет неплохо, если они все-таки придут за мной. На самом деле, я связался с ними. В общем, видишь эту штукенцию? - он показал браслет на левой руки, - Это что-то вроде персонального маячка. А здесь, - Шисуи ткнул пальцем в левую часть груди, - Живет зверь. Ну, как живет, просто есть звериные гены. Если направить энергию этого зверя в браслет, то о моем местонахождении и состоянии тут же узнают члены клана, носящие такие браслеты. У меня было две цели, ради которых я спустился в ледяной сектор: первая – вытащить тебя, вторая – подать сигнал. И если все прошло хорошо, то возможно, за нами уже летят.
Шисуи не сомневался в своем клане, он знал их как облупленных. Он точно знал, что они придут. Потому что семья? Не только. Их трудно назвать семьей, но роднее существ в этом мире ему, к сожалению или к счастью, не найти.
Блондин посмотрел на Суджи и кивнул, прочитав немой вопрос в глазах риппера.
- Волнуешься о своих маленьких Потрошителях? Они живы. Почему? Потому что я так сказал. А впрочем, сам их скоро увидишь. – Шисуи замолкает, но тут же снова начинает говорить. – Думаю, необходимо рассказать тебе дальнейший план действий. С жарким сектором ты знаком. Сейчас нам нужно будет попасть в медицинской блок и запастись, на всякий случай, необходимыми препаратами. А после идти к лифту, но не к этому, а к другому. В секторе С, в камере которого мы очутились первоначально, нас должен ждать инспектор Ушираки. Или не должен. В общем, в его кабинете есть универсальный ключ от входных ворот в нулевом секторе, которые ведут на выход с данного корабля. Он нам нужен. А после будем пробираться к этому самому нулевому сектору. На свободу.
Шисуи снова вздохнул. Они уже подъезжали к сектору D и через пару мгновений двери лифта должны раскрыться, открыв обзор на пылающую чашу огня. Он оперся ладонью о стенку лифта и резко поднялся. Ногу по-прежнему тянула привычная порция боли, но блондин уже не обращал на неё внимания, а обернулся к Суджи.
- Это все очень просто сказано на словах, а вот воплотить их – труднее. Но импровизацию никто не отменял, так что если возникнут проблемы, будет разбираться по мере их появления. И это, - Шисуи все-таки посчитал нужным предупредить риппера, - Я не переношу жару, так что в этом секторе я могу быть не особо активным. Так что заранее извини. 

+1

15

Изогнув бровь, Суджи покосился на ногу Шисуи. «Вы только подумайте, две недели прошло, а она все никак не восстановится», - риппер не стал комментировать эту бессмыслицу. Мог бы он представить себе человека, который возмущается, что раздробленный сустав не заживает аж целых две недели? Абсурд! Но на то они и аманто. Суджи вдоволь нагляделся на них во время войны, хотя таких, как Шисуи и его семья, он еще не видел. Связываться с родными через браслет? Это даже мило. И удобно. Хотя для Суджи, сбежавшего из дома еще ребенком, такая связь стала бы скорее обузой. Он привык сам выбирать себе семью.
- Твоя семья…- он опустил взгляд на грудь Шисуи, туда, где жил зверь. - …они все волки?
Маширо поверил, потому что все равно не понимал, как можно связываться через браслет, если на нем нет датчика или чего-то подобного. Ну, и потому что Шисуи не было резона врать.
Суджи проследил полет маски, не торопясь снял свою и отправил вслед за ней. Все его движения были плавными и заторможенными, и так же медленно плыли мысли в его голове. Они задерживались подолгу, и Маширо обдумывал их без всякого удовольствия по кругу, пока не осталось одной единственной – потрошители. Едва Шисуи произнес это слово, как Суджи молниеносно подобрался и буквально пронзил его взглядом. Конечно, он волновался. Наверное, он снова выглядел глупо.
- Увижу? – переспросил Суджи, а затем светло и открыто улыбнулся; это сделало его похожим на юного героя сёдзё-манги вроде тех, в кого влюбляются с первого взгляда, обвешивают плакатами с его лицом стены и спят в обнимку с дакимакурой, на которой он изображен в открытой сексуальной позе. Лицо его выражало облегчение. Если в его душе и оставался кусочек, свободный от гнили, то он, несомненно, принадлежал им. Его Потрошителям. Он, конечно, хотел их увидеть, хотя даже от одного знания о том, что с ними все в порядке, ему становилось спокойнее и хотелось повиснуть у Шисуи на шее. Но не сейчас.
Суджи внимательно слушал и кивал. Если Намиями уже вылетели за главой, значит, им есть смысл сражаться. Нет, для рипперов всегда есть смысл сражаться, хотя бы потому, что это весело. Но сейчас дело было в другом. Отсюда есть выход. Суджи впервые увидел сложившуюся ситуацию настолько ясно. Некоторая заторможенность, которую он ощущал с момента появления этого розового тумана, постепенно проходила. Абстрактные мечты не давали такого эффекта; риппер сгорбился, его руки сжались в кулаки. Он сконцентрировался, был предельно собран. И…он снова улыбался. Такая привычная - жуткая, слегка безумная улыбка.
Суджи, слегка покачиваясь, поднялся на ноги вслед за Шисуи. Он резко вытянул один меч из ножен и провел пальцами по лезвию. Посмотрел на свое отражение на клинке. Скосил взгляд на Намиями.
- Не волнуйся об этом. Постарайся найти себе нужные препараты. Затаись где-нибудь, если сможешь, и просто смотри, - уголки губ растянулись, обнажая зубы; улыбка стала по-настоящему безумной.
Как только дверцы лифта распахнулись, Суджи оттолкнулся от пола и первым рванул в самую гущу людей, тут же отвлекая внимание на себя. Он все еще помнил расположение основных объектов в огненном секторе, и это играло ему на руку. Однако, что-то изменилось с прошлого раза. Не было никакой чинности и спокойствия, не проводилось очередного «Очищения». Сектор D был поглощен пламенем сражений.
Было не очень понятно, кто с кем дрался. Хотя не так, было абсолютно все равно, кто и с кем дрался. Суджи мгновенно налетел на какого-то надзирателя, с одного удара срубая ему голову. Где-то на фоне зрение Суджи заметило подозрительного человека с красными волосами и безумной улыбкой. Такой же, как у него. Нет, даже страшнее. Левая рука вытянула второй вакидзаси. Маширо едва не захохотал в голос и сделал стойку, явно намереваясь столкнуться с этим одиноким безумным красным айсбергом, но пара надзирателей, державшихся до этого в стороне от основной бойни, уже заприметила его. Резким росчерком лезвие рассекло плечо Суджи; тот повернулся, все так же раскачиваясь из стороны в сторону, и издал крик, полный боли и радости убийства, становясь на мгновение похожим на баньши. Кровавое пиршество! Кровавое пиршество!
Два тела шумно осели на пол, раненый Суджи выпученными, налитыми кровью глазами силился выискать такого же, как он, безумца, но тщетно. Оставалось только убивать все, что попадалось на его пути.
Где-то в центре кружащегося огненного сумасшествия, в форме надзирателя, пропитанной кровью хозяина и им же убитых, плясал Суджи, и его вакидзаси вонзались в плоть врагов. Великолепное чувство. Лучше не придумаешь…

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Death Camp » Сектор "F". 5-я камера.