Gintama-TV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод №28. Смотри в оба, зри в три.


Эпизод №28. Смотри в оба, зри в три.

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

Название: Смотри в оба, зри в три.
Участники: Sugi Mashiro, Aoi Minase, NamiYami Tayke.
Место действия: Россия, Владивосток, 20хх год.
Описание:
The night sky full of cries
Hearts filled with lies
The contract - is it worth the price?
A soul pledged to the darkness
Now I've lost it
I know I can kill
The truth exists beyond the gates (с)

Очередное задание Синдиката. Зачистить здание? Да раз плюнуть! Такому контрактору, как Суджи, это ничего не стоит...
Очередность постов:
Sugi Mashiro
Aoi Minase
NamiYami Tayke

Отредактировано Sugi Mashiro (2014-11-24 11:43:11)

0

2

Фонарь над головой агента Хон замигал, а затем и вовсе погас. На этих мелких извилистых улочках, спроектированных, кажется, кем-то очень пьяным и по принципу куда брошенный ботинок упадет, мог бы заблудиться сам дьявол. Да даже составитель карты этого чертового города мог бы заплутать. Вот и он, Суджи, которого вот уже три года никто не звал настоящим именем, заплутал. Уже третий фонарь, высокий, покрытый серой кое-где облупившейся краской, переставал работать, когда контрактор подходил к нему со старенькой бумажной картой. Совпадение?
Было холодно. Что это за страна такая? Казалось бы – уже наступила весна, но пожухлая трава все еще была покрыта инеем, а дувший с моря ветер продувал три свитера и недлинное пальто с меховой окантовкой в придачу.
Хон не очень понимал, почему он должен лететь в другую страну ради того, чтобы убить десяток каких-то ученых. Тем более, что с этой задачей справились бы рядовые снайперы, типа того, что передавал ему задания высшего руководства. Что такого сверхъестественного там могло быть? Антропоморфные медведи с балалайками? Однако, послали контрактора. Возможно, в самом здании был какой-то подвох. Или безобидные старички, коих Суджи мысленно нарисовал себе, владели пятью видами единоборств каждый? В любом случае, против его способностей у них нет шансов.
Суджи был высококлассным агентом, по крайней мере, так считал он сам, и в таком случае он тем более не понимал, почему на такое плевое дело послали именно его. Его недостаточно ценили? Да, возможно, цена его контракта и приносила некоторые проблемы…Но разве его силы не компенсировали это?
Спросить дорогу было не у кого: вероятность встретить японоговорящего человека в переулке на окраине российского города стремилась к нулю. Стрелки часов еще недавно – когда последний фонарь еще не погас - показывали 01:21 ночи. Похоже, у Суджи проблемы.

***
Агент Хон появился на месте спустя два часа. Он опоздал на пятнадцать минут, но не особо переживал из-за этого: в конце концов, операцию проводил он один. Свет в исследовательском центре ожидаемо не горел. И в будке охраны тоже. Странно, но Хона это не насторожило. Его не интересовало и то, почему отделение странного учреждения под названием «ДВФУ», находящегося на острове, находится не на его территории, если в отделении проводятся важные исследования.
Он спрятался за ближайшим большим деревом и быстрыми привычными движениями сменил костюм. Длинный черный плащ, скрывающий фигуру, держащийся на паре завязок, чтобы можно было сбросить в случае боя. Пояс с различными примамбасами, которым Суджи обычно не пользовался. Маска, закрывающая нижнюю часть лица. Единственное, что огорчало – необходимость оставить три свитера вместе с остальной одеждой в тайнике. Все-таки, было очень холодно.
Хон подошел к сетчатому забору, который даже не был под напряжением, и дотронулся до него кончиком среднего пальца, перенаправляя векторы от себя. Тот задрожал, узлы полопались, и жгуты разошлись в стороны. Суджи вошел на территорию исследовательского центра.
Вокруг царила тишина. Ни единого голоса, ни единого звука, кроме едва слышного завывания ветра и легкого шороха шагов агента. Внутри было так же тихо. Вокруг царило запустение. Суджи нахмурился. Что-то шло не так.

+1

3

- Stop here, please.
Минасе Аой-сан вышел из машины и захлопнул дверцу. Вытащив из нагрудного кармана кожаной куртки пачку сигарет, он выудил сигарету, закурил и пошел вслед за отъехавшей машиной. Два года назад на улицах Саппоро стали находить трупы людей. Тела без единого механического повреждения, кровь, шедшая из глаз, рта и ушей, запекшаяся, у всех как у одного. Мог ли человек совершить подобное? Как оказалось, нет.
Когда Врата Ада открылись в Токио, привычный жизненный уклад изменился. Ощущали это зомбированные жители Японии или нет, но он изменился. Каким-то образом Правительству удалось спрятать огромную аномальную зону от мирного населения и даже от полиции, но Аой, чудом сохранивший воспоминания о том, что видел в закрытом учреждении по исследованию Врат, все равно замечал их. Контракторы становились обыденностью, однако преступления, совершенные ими, не раскрывались. Как можно арестовать того, кого не существует? Власти открещивались от происшествий, сваливая все на несчастные случае и прочую ерунду, в которую все, как ни странно, верили. Возможно, стоило явить контракторов миру, и тогда работа полиции хоть немного облегчилась бы.
Старший инспектор Минасе Аой, находившийся в отпуске уже вторую неделю, отбросил окурок и сразу же закурил еще раз. Он прилетел в Россию два дня назад. Ему необходимо было прощупать почву.
Итак, два года назад нашли первый труп. С тех пор Минасе, как единственный, знавший правду в полицейском отделении Саппоро и умевший держать язык за зубами, проводил собственное расследование. В итоге все свелось к банальной игре в «догонялки»: маньяк сильно следил, и кто-то, кто прикрывал его, должен был за ним убирать. Оказаться на месте преступления раньше этого кого-то было делом трудным, Аою пришлось приложить немало сил для того, чтобы сделать это. Спустя более полутора лет попыток ему удалось. Дело было за малым: выследить преступника и арестовать его. В крайнем случае убить: в отличие от многих идейных хороших парней Аой не гнушался довольно суровых методов борьбы с преступностью.
Итак, что он выяснил. Потенциальный убийца не значился ни в каких база данных. По сути, человек, а точнее, контрактор, под кодовым именем Хон не был гражданином ни одной страны, никогда нигде не учился и не работал, его вообще не существовало. Ни одного упоминания, нигде. Никакие связи – а у Аоя их было много – не дали результатов. Психологический потрет был составлен довольно быстро: неуравновешенный психопат, убивающий без какой-либо цели. Далее, потенциальный убийца работал на Синдикат. Для того, чтобы выяснить, что это за организация, пришлось потратить немало времени и сил. Разумеется, все впустую. Эти ребята отлично знали свое дело. Но и Аой был не промах. И еще одно. Парень был контрактором, имел определенные способности и платил за это свою цену. Какой именно была цена, Минасе не знал. Однако, он смог узнать, что способности, пробудившиеся в потенциальном убийце, носили векторный характер. Проще говоря, он заставлял молекулы двигаться в том направлении, которое он задавал. Именно это он проделывал с жертвами, заставляя их кровь поворачиваться вспять. Неплохо для маньяка.
Итак, как только Аою удалось выяснить, что Хон летит в Россию, он тут же последовал за ним, даже опередил его на день, чтобы подготовиться. Два пистолета в пристегнутой к поясу кобуре. Один – в перекинутой через плечо сумке. С контракторами нельзя шутить. За все время работы с подобными сверхлюдьми – безэмоциональными машинами для убийств – Минасе уяснил для себя три вещи: нельзя сражаться с контракторами в честном бою, если ты человек, нельзя надеяться на «авось», если имеешь дело с контрактором, и контрактора можно победить, если не дать ему вовремя заплатить цену и сбежать. Нужно было выяснить, какую цену платил Хон, тогда против него был шанс. Конечно, можно было попробовать успеть его застрелить, но Минасе знал: хоть маньяк и не отличался особым умом, в скорости реакций ему было не отказать.
Второй окурок упал к ногам Аоя, он наступил на него, тот с тихим шипением погас. Пора выдвигаться.
Машина таксиста отъехала на безопасное расстояние за полчаса до прибытия контрактора. Минасе наблюдал за его передвижениями из кабинета на верхнем этаже здания, в которое ранее пробрался через пожарный выход. Приходилось быть максимально осторожным, чтобы не быть замеченным. Нет, с такого расстояния Хон вряд ли мог причинить вред, во всяком случае, у него не было под рукой ничего, чем можно было бы атаковать человека у окна. Кажется, Аой остался незамеченным.
Стараясь издавать как можно меньше шума, он достал пистолет и, сняв с предохранителя, выдвинулся к двери. Обстановка в так называемом исследовательском центре при университете сильно напоминала школьную. Парты, стоящие в три ряда, старая черная доска; не было ни мела, ни любого другого пишущего приспособления. Пыльные тряпки кучей валялись на столе учителя. Какие-то колбы, разбитые, осколки разбросаны по всему классу. Судя по всему, здание было заброшено не один год назад. Зачем маньяку, работающему на Синдикат, крупную, казалось бы, всемогущую организацию, приходить сюда? Аой не знал ответа на этот вопрос, но не стал раздумывать. Он вышел в коридор четвертого этажа, пошел на лестницу, на цыпочках спустился на первый этаж, куда только что вошел агент Хон, и, притаившись на лестнице, навел на него пистолет.

Отредактировано Aoi Minase (2014-11-24 10:05:07)

+1

4

Тайке, он же агент Март, вышел из самолета, слегка покачиваясь. Какой же все-таки адский вид транспорта – эта летающая машина! Совершенно не внушает доверия. Естественно, он выпил несколько бокалов красного вина во время полета, чтобы успокоиться, и теперь не совсем твердо стоял на ногах. Но полет продлился почти десять часов, а ничего страшного так и не произошло (кроме того, что ему так и не удалось уснуть, даже несмотря на все выпитое). Хорошо, что до задания еще есть время. Он сможет придти в себя, отдохнуть, набраться сил, и лишь затем отправиться в то здание какого-то исследовательского центра, где и состоится роковая для одного из них, очевидно, агента Хона, встреча. Агент Март был уверен в том, что сможет справиться с ним.
Задание, порученное ему, сулило большую прибыль. Устранить одного контрактора, плата за способности которого начала доставлять определенные неудобства организации, на которую он работал. Вознаграждение – крайне щедрое. Пожалуй, самое щедрое за последние несколько лет его работы на английскую разведку. «Мир полон предательства. Однажды и я стану беспокоить руководство слишком сильно, и кому-то другому отдадут приказ меня устранить. Какая жалость», - думал Тайке, на самом деле особой жалости не ощущая.
Он вышел из аэропорта. В загадочной и огромной стране – России, ее отдельно взятом городе – Владивостоке, наступало утро. Солнце вставало на востоке, над улицами стелился туман, было влажно и промозгло, прямо как в Англии, где он жил уже так долго, что почти забыл тепло родной Франции. Где-то в другом конце города агента Марта ожидала комната в отеле, теплый душ и мягкая кровать. Мысль об этом несказанно радовала. Он поежился, представляя, как добирается туда под начинающим накрапывать дождем. И уселся в такси, куда его поманил мужчина, который предлагал услуги по извозу, стоя у входа в аэропорт. По дороге он смотрел в окно, на мрачные, слабо освещенные улицы, которые то поднимались, то опускались, в соответствии с рельефом города. «Какое жуткое место. Не хотел бы я тут жить. Даже Англия, пожалуй, лучше» - поежился Тайке. Он искренне надеялся, что не придется задерживаться здесь дольше, чем на пару дней.
Наконец они прибыли в гостиницу, Тайке заплатил таксисту, который честно пытался изъясняться с ним по-английски, хоть ему и не очень удавалось, но несмотря на это умудрился заломить двойную, а то и тройную цену для наивного клиента иностранца. «Ничего себе цены! А, впрочем, ладно. После этого задания мне заплатят столько, что это компенсирует все расходы» - решил мужчина, отдал требуемую сумму и шагнул в гостиницу, где его уже ждала улыбчивая администратор. С любезной, даже почти заискивающей улыбкой она приняла его документы, проверила их и провела к его комнате, безостановочно щебеча. «А она ничего. Может, пригласить ее к себе и приятно провести время?» - с любопытством подумал агент Март, но остановил себя. Ему нужно было в первую очередь отдохнуть, набраться сил, а не растратить их последние остатки на девушку. Тогда задание можно заранее считать проваленным. Может быть, после выполнения он пригласит ее куда-нибудь.
Итак, закрыв дверь за девушкой, Тайке с наслаждением принял душ, смывая с себя все впечатления долгого полета и дорожную пыль, которая, как ему представлялось, покрывала все его тело несмотря на толстый слой одежды, упал в кровать и мгновенно уснул.
Когда он проснулся, начинало заходить солнце. Было пять часов вечера. Пора было выдвигаться. Он встал, потянулся, умылся, надел темный неприметный костюм, который, конечно, не радовал его тонкий вкус, но прекрасно подходил для заданий, запер комнату, сдал ключ и вышел. У входа в гостиницу тоже дежурили таксисты, услугами которых он и воспользовался, доехав до исследовательского центра. Или бывшего исследовательского центра. Его запас наличной местной валюты стремительно таял, транспортные издержки были слишком высоки. Кажется, для приятного времяпрепровождения с администратором нужно будет найти обменник.
Открыв дверь в здание, он откинул все лишние и ненужные мысли в сторону и сосредоточился на задании. Где-то здесь скрывается невероятно сильный контрактор, плата которого не менее опасна, чем сама способность. Ему стоит быть осторожным. Агент Март бесшумно ступал по темным ступенькам здания, поднялся на несколько этажей вверх, внимательно оглядываясь по сторонам. Вдруг где-то внизу он увидел какое-то движение. Развернулся, прижался к стене, направляясь в ту сторону и стараясь ничем себя не выдать. По стене он пробрался к комнате, судя по всему, некогда бывшей складом препаратов. А теперь там не было даже двери, и он укрылся в темноте дверного проема, вглядываясь. За лестницей укромно спрятанный мужчина, которого агент Март ни за что не заметил бы, если бы не движение, медленно возводил курок. В дверях появился тот, кого необходимо было устранить. Но просто огнестрельным оружием его не возьмешь, а замечены будут они оба. Нападать сейчас – слишком рискованно. Фигура Тайке засияла голубым, как всегда, когда он использовал свой контракт – ускорение, – и он бросился на мужчину, выхватил из его руки пистолет и втолкнул их обоих в какую-то темную комнату, в которой можно было на время укрыться и обсудить детали операции, будучи незамеченными Хоном. В конце концов, если у них одна и та же цель – почему бы не объединить усилия? Конечно, ему стоит быть осторожным, не доверять ему свою жизнь – мало ли, какая у него цель. Может, он зарабатывает на жизнь убийством контракторов? Но сотрудничество в разумных пределах еще никому не повредило.  Просто нужно быть осторожнее, излишне не полагаясь на другого.
- Кто вы, и почему охотитесь на этого агента? – поинтересовался он. – Я могу рассказать про его контракт.  Он управляет векторами, а значит, пули  в случае с ним не помогут. Они будут отскакивать. Как насчет небольшой сделки, раз уж оба мы здесь, и у нас одна цель? Я владею еще некоторой информацией. – Тайке многозначительно замолчал, дожидаясь ответа собеседника. Он был уверен, что тот клюнет на наживку.

+1

5

В тишине вымершего исследовательского центра послышались подозрительные шорохи, агент Хон развернулся на пятках и выставил вперед обе руки. Скептично осмотрел раскачивающуюся на петлях дверь рядом с ведущей наверх лестницей, та сразу же захлопнулась порывом ветра, ворвавшегося в расположенное сбоку разбитое окно. Суджи явно был здесь не один.
- Господа ученые! – бодро позвал он и осклабился. – Выходите. Мне нужно произвести кое-какое исследование. Оно вам понравится…
Хон стукнул каблуком по полу, направляя векторы от себя, и, отпружинив, в один прыжок оказался на лестнице. Голубое сияние, окутавшее его кожу в тот момент, когда он пользовался контрактом, плавно погасло. Суджи поднялся на этаж выше. Старый линолеум, под которым за годы работы центра скопилось немало песка, хрустел под ногами. Хон медленно продвигался вдоль этажа.
- Я вас вижу…- агент захихикал и ногой выбил ближайшую дверь. – Где вы прячетесь? Мы играем в прятки? Вы любите игры? Я поиграю с вами.
Фигура Хона снова засветилась голубым, и металлический ящик, пинком отправленный в полет, с грохотом пробил стену. Сдерживаться, когда организм требует разрушений? Нет, слишком приятный контракт ему достался. Единственным его минусом оставалась цена. Когда Суджи подумал о ней, боковое зрение уловило какое-то движение: длинные черные волосы, развевающиеся на несуществующем ветру. Хон нервно дернулся и обернулся, однако, в комнате кроме него никого не оказалось. Он судорожно выдохнул и, выругавшись, продолжил путешествие по этажу. Даже осмотрев каждый кабинет, Суджи не нашел ничего интересного. Никаких следов. Может, подвал?
Агент Хон вернулся на первый этаж. Где-то здесь должен быть вход в подвальные помещения. И как он раньше не додумался? Разве кто-то прячет важные разработки у всех на виду? Наверняка здесь целая система подземных лабиринтов. Вот где пригодятся его способности. Хитро, дорогой Синдикат.
- Раз, два, три, четыре, пять…- Хон заметил указатель на запасный выход и, проследовав за белой на зеленом фоне стрелочкой, обнаружил две двери: одну наружу, а вот куда вела вторая? – Я иду искать!
На дверь упал голубой отсвет, в то же мгновение дотронувшиеся до нее пальцы вынесли ее. Дверь рухнула где-то вдалеке. Поднялась пыль. Агент Хон любил работать эффектно.
Из темноты открывшейся комнаты на него смотрели два синих глаза. Суджи едва не вскрикнул, когда что-то ринулось на него, однако темная фигура, не дойдя до дверного проема, растворилась в затхлом воздухе. Агент унял нервную дрожь и, нащупав выключатель где-то справа от входа, ступил на освещенную лестницу, ведущую в подвал.

+1

6

Минасе оказался в каком-то тесном темном помещении еще до того, как сделал выстрел; видимость была настолько плохой, что позволяла только слабо различить очертания. Судя по длинным волосам, собранным в хвост, и хрупкой фигуре, перед Аоем была женщина. Судя по голосу - мужчина. Он немедленно взвел на незнакомца снятый с предохранителя пистолет. Тот что-то говорил про сотрудничество, информацию, Аой нахмурил брови и пошевелил руками, чтобы мужчина понял свое положение.
- Кто вы? Что вы здесь делаете? Что за информация? Отвечайте. – отчеканил Минасе. Немного подумав, он решил, что ему, возможно, тоже стоит представиться. – Минасе Аой, инспектор японской полиции. Здесь темно, так что придется поверить на слово. Этот челов…контрактор – маньяк, которого нужно ликвидировать.
Привычным рабочим тоном, без единой эмоции, он объяснил человеку, хотя, похоже, тоже контрактору, напротив, зачем он здесь. Вероятно, если бы незнакомец был на стороне агента Хона, он бы не прятался от него вместе с Аоем – так он решил. Выбирать, в общем-то, не приходилось, опасный зверь бродил по этажу над ними, довольно громко ступая по старым половицам. Не время для шуток.
- Пули отскакивают? – инспектор изогнул левую бровь и покосился в сторону двери. Он рассчитывал на то, что контрактор не успеет выставить блок на летящую пулю. Это просто невозможно. Ни одно существо в мире не может мыслить быстрее полета пули. За время, прошедшее с того момента, как жертва услышит выстрел, до того момента, когда пуля поразит цель, просто невозможно активировать контракт. Даже если ты очень опытный контрактор. Даже если ты годами работал на Синдикат. Даже если ты чертов псих. Минасе нахмурился. Могли ли слова этого человека быть правдой? Если да, то у него с огнестрельным оружием нет шансов.
Он опустил пистолет. Шагающий наверху контрактор вернулся и свернул в комнату прямо над их головами. Пришлось затаиться. Пару секунд ничего не происходило, и Минасе решился шепотом задать вопрос.
- Какая цена у его контракта?
В следующее мгновение здание содрогнулось от грохота. Аой по инерции присел и закрыл голову руками. С потолка посыпалась штукатурка, послышался глухой голос агента Хона, а затем его смех. Он двинулся прямо по коридору, постепенно удаляясь от каморки, в которой находились двое мужчин. Похоже, выхода нет, придется сотрудничать. В ситуации, когда огнестрел не помогает, главной задачей становится выживание. Как он мог быть таким наивным?
Тем временем Хон вернулся на первый этаж. Минасе показалось, что он в западне – хищник, открывший на него охоту, ходит кругами вокруг его убежища. Однако, Хон прошел дальше, на вторую лестницу. Это дало им еще немного времени.
- Что вы предлагаете? – Аой прищурился, силясь разглядеть контрактора напротив.

+1

7

Оказавшись под прицелом пистолета, Тайке замахал руками, доказывая, что его намерения самые мирные. Хотя не сказать, чтобы в этом жесте было много смысла. Комнатка была погружена в кромешную тьму, а включить свет было бы равносильно тому, что они оба пошли и сдались прямо в руки агента Хона, даже не попытавшись оказать сопротивление. К тому же, понемногу глаза привыкали к темноте, и Март уже мог видеть очертания мужчины-полицейского, который был лишь немногим крупнее его самого. Зато у него был пистолет, что в какой-то мере давало преимущество. Пришло время отвечать на вопросы.
- Меня зовут Март, я работаю на одну ва-а-ажную организацию, прошу любить и жаловать, инспектор Минасе Аой-сан, - Тайке чуть насмешливо отвесил поклон, передразнив типичную японскую манеру представляться, но тут же стал серьезен. – У нас мало времени. Я знаю способ победить агента Хона, но не буду раскрывать его прямо сейчас. Нам нужно подобраться к нему так, чтобы он нас не заметил. В ближайшее время вступит в силу его цена контракта – судя по грохоту снаружи, он не слишком экономит способности. Тогда нам стоит быть предельно осторожными. Какова цена его контракта? – агент Март только открыл рот, чтобы ответить, как вдруг здание содрогнулось. Что-то рухнуло с ужасающей силой совсем близко от них, всего лишь за стеной. Март резко повернул голову к двери, пытаясь задержать Аоя, который в темноте ринулся к ней, но было уже поздно. Тот на бегу сбил подставку для пробирок, они рухнули на пол, стекло со звоном разбилось. Тайке закатил глаза.
- Безумие, - коротко бросил он, подхватил Аоя на руки, активировал контракт и метнулся к лестнице. Он понимал, что теперь, когда агент Хон наверняка узнал их расположение, только так можно спасти незадачливого полицейского. А он, как полагал Март, еще мог оказаться полезным. Например, отвлечь на себя внимание Хона, пока Март будет проворачивать какую-нибудь хитрость, способную вывести того из равновесия. В конце концов, он знал его слабость.
Поднявшись на третий этаж, Тайке прошел немного по небольшому коридору, по обе стороны которого было по четыре кабинета. В конце коридора был тупик, зато с другой его стороны открывался отличный обзор на лестницы и кабинеты вокруг них. Он затащил Аоя в третий кабинет со стороны лестницы, поставил его на ноги, прикрыл дверь и прижался к стене около нее, прислушиваясь. Все-таки, сила Марта была не в том, чтобы перетаскивать по лестницам не самых щуплых мужчин, и теперь его ноги чуть дрожали. К тому же, нужно было заплатить цену контракта.
Он полез за пазуху, достал томик любимой сёнен-манги, открыл последние несколько страниц и быстро просмотрел их, повернувшись к свету луны, так удачно падавшему из большого окна на противоположной стороне комнаты.
- Ненавижу свою цену контракта, - простонал он. Герой, которым он восхищался уже на протяжении стольких глав, был убит. Желания и дальше читать эту мангу больше не было.
- Нам нужно разработать план, - обратился он к стоящему неподалеку Аою.

+1

8

But I hope you know
That it won’t let go,
It sticks around with you untill the day you die.
©

Услышав какой-то звон, Суджи мгновенно рванулся к источнику звука. Это была темная подсобка, заставленная всяким мусором доверху. Что угодно могло бы здесь шуметь. Однако, Суджи в это не поверил. Он постоянно чувствовал чье-то присутствие рядом с собой, и от этого ощущения мурашки бежали по коже. Не думать об этом, не думать об этом, не думать…Когда Суджи повернулся для того, чтобы выйти из темной комнатушки, на пороге кто-то стоял. Хон вскрикнул, не удержав крик внутри. На него смотрела девушка, совсем юная; ее школьная форма была мокрая от крови, капли срывались с подола складчатой юбки и шлепались на землю. Синие глаза смотрели безумно. Девушка выпрямилась, и ее голова повернулась вокруг своей оси;  следующее мгновение школьница сорвалась с места и с оглушающим визгом бросилась на Суджи, вытянув вперед сломанные в нескольких местах руки.
Агент Хон заорал в голос, и, попятившись, не устоял на ногах. Падая, он снес инвентарь, и тот горой осыпался на него, создавая ужасный шум.
Когда Хон открыл глаза, девушки перед ним не было. Ни следа, ни единой капли крови на полу. Суджи с трудом встал на дрожащие ноги и попытался отдышаться. Его сердце билось с бешеной скоростью, кровь стучала в висках, голова кружилась от пережитого ужаса. Лоб саднило, кажется, его слегка ранило. В этих чертовых развалинах водились призраки? Если бы. Нет, это был его призрак.

Суджи стал работать на Синдикат три года назад. Три с половиной года назад он стал контрактором. Когда Врата Ада открылись в Токио, никто, казалось бы, ничего не заметил. Во всяком случае, Суджи ничего не заметил. Он работал официантом в небольшой кафешке на окраине города – всего в паре кварталов от своего дома. Однако, даже на этой траектории он умудрился найти проблемы. Как-то раз ему пришлось возвращаться за полночь – черт бы побрал эту работу «до последнего клиента» - и наткнуться на интересную сцену: трое молодчиков приставали к школьнице. Школьнице! В половину первого ночи. На окраине города. Боже, это было даже смешно.
Не то, чтобы Суджи был героем, скорее даже наоборот, да и особой силой он не отличался – недаром один его приятель то и дело сравнивал его с женщиной - однако металлическая арматура и внезапность нападения решили исход боя: домой Суджи вернулся не один. Детка, которую он спас от подонков, оказалась ученицей местной школы. Сирота, если не считать престарелой спившейся тетки. Ей некуда было идти. Что ж, у Маширо места много, к тому же юная леди, как оказалось, прекрасно справлялась с обязанностями домохозяйки, умудряясь при этом не отставать в учебе. Прелесть, а не девушка. Суджи довольно быстро привязался к ней, затем умудрился влюбиться, а затем, сколько ни старался этого избежать, пополнил число педофилов Саппоро. Он был слишком увлечен своей новой сожительницей, чтобы думать о том, чем им обоим грозит подобная связь. Нарико…Пожалуй, самое лучшее, что случалось в его жизни.
Все изменилось, когда Суджи обнаружил у себя необычные способности. Он контрактор, и его мозг должен думать рационально, он контрактор, и Нарико должна уйти. Однако, убедить упрямую девчонку оказалось не так просто. Кроме того, сколько бы Маширо ни слышал о том, что контракторы не умеют любить…Чушь. Его сердце предательски сжималось, когда он думал о том, что останется один. Ее синие глаза…Черт бы побрал эту любовь.
Девушка осталась с ним. Суджи удалось убедить себя, что это рационально. Он придумал какие-то совершенно безумные аргументы, и она все же осталась.
Затем начались убийства. Маширо редко использовал свои способности, а по вечерам встречал Нарико, чтобы никто не мог причинить ей вреда. Однако, чем чаще он пускал свой контракт в ход, тем чаще находили все новых и новых жертв. Суджи ничего не знал о цене своего контракта: он использовал свою способность, а затем просыпался, ничего не помня. Нарико пожимала плечами и отводила взгляд – она никогда не отличалась особой разговорчивостью, и это не насторожило Суджи.
Через три месяца Суджи проснулся на собственной полуразрушенной кухне. Искалеченное тело Нарико он нашел в нескольких метрах от себя.
Безумие.
Кровавое беспробудное безумие было ценой его контракта.
Суджи довольно было нашли, да он и не прятался. Он пил, не просыхая, даже пытался повеситься, но на пьяную голову ничего не вышло. Синдикату не понадобилось прикладывать никаких усилий. «Ценный дар», «польза для общества» и прочая чушь, которой они пытались убедить Маширо присоединиться к ним в перерывах между угрозами смерти, ничего не значила. Он пошел потому что пошел, не более того.
Его контракт приносил пользу, а цена – проблемы, но Суджи это не волновало. Это было даже весело.

Суджи показалось, что он слышал чьи-то шаги на втором этаже. Чертовы ученые. Они здесь, они точно здесь. Он это знает. Он их видит. Глупцы.
- Вы думаете, что сможете спрятаться-я-я~- пропел Суджи, поднимаясь по лестнице. Перила под его рукой изогнулись и стремительно взлетели вверх, вонзаясь в потолок. Маширо засмеялся в голос, безудержный хохот не отпускал его с полминуты, затем он утер выступившие слезы и покачиваясь прошел на второй этаж. Он двигался неторопливо, то и дело прислушиваясь и принюхиваясь, как дикий зверь на охоте. В голове окончательно помутилось. Хон найдет тех, кто прячется здесь, и разорвет их на мелкие кусочки. Двери, к которым он прикасался,  срывались с петель и выбивали окна, сносили шкафы. Он вывернет их наизнанку. Разорвет их на кусочки. На кусочки.

Отредактировано Sugi Mashiro (2015-01-05 02:46:02)

+1

9

Аой оказался в другом помещении прежде, чем успел что-либо сообразить. Его сознание не отличалось особой гибкостью, потому требовалось время, чтобы он успел хоть что-нибудь придумать. Мужчина, назвавшийся Мартом, отошел к окну и принялся листать томик манги, отчего глаза Аоя полезли на лоб.
- Это что, такая цена контракта? Читать последние три страницы?
Минасе изогнул бровь и на некоторое время оставил Марта наедине с собой. Что ж, новый знакомый применил свой контракт, судя по всему, для того, чтобы спасти его. Наверное, стоило поблагодарить его. Агент Хон уже бушевал где-то внизу, до ушей полицейского донесся какой-то шум. Похоже, его противник просто продолжал разносить здание. Рано или поздно очередь дойдет и до их убежища, прятаться вечно не получится, нужно было переходить к решительным действиям. Но каким? Психованный убийца, которого нельзя достать пулями. Контракт Марта тоже не был достаточно разрушительным, чтобы победить в схватке один на один. Кажется, он сказал, что цена контракта Хона…безумие?
Мозг Минасе усиленно заработал, анализируя новую полученную информацию. Аой старался не отвлекаться на мысли вроде «Так вот почему людей убивали таким изощренным способом», все его рассуждения теперь строились вокруг одной мысли: Хона нельзя заставить не выполнить цену контракта. Это было последним, на что рассчитывал Минасе, и сейчас, когда он потерял возможность реализовать единственный осташийся план, он испытал жгучее разочарование.
- План? Ты знал, что Хон будет здесь, когда пришел сюда. Ты знаешь, как его победить? Есть идеи?
Минасе повернулся к Марту. Его рука, сжимавшая оружие, была опущена, он больше не угрожал агенту. Их сотрудничество даже не обсуждалось: если они хотят выжить, им нужно объединиться.
Только сейчас Аой вдруг понял, что слышал внизу чей-то короткий вскрик.
- Он кричал? Ты слышал что-нибудь? Что он мог увидеть там?
Свет луны стал ярче, он высветил скудную остановку помещения: несколько поломанных опрокинутых двухместных парт с ободранными столешницами, пара шкафов с большими папками, полными бумаг. Даже на подоконниках и тех редких столах и тумбочках, что не были опрокинуты, бумаги лежали большущими стопками. За старыми незаклеенными на зиму окнами завывал ветер. Стекло одного из окон было треснутым; ветер задувал в трещину, изредка вяло волоча по полу огрызки бумаг.
Лязгнули металлические перила, на лестницу с грохотом повалились части проломленной крыши и пролетов верхних этажей. Послышался смех, совершенно безумный, он звучал где-то совсем рядом. Аой похолодел. Его взгляд рассеянно блуждал по комнате, не заостряя ни на чем внимания. Он нахмурился, размышляя. Все те же скрипучие шаги, совсем тихие, отдавались в его ушах как удары барабана. Хон повернул направо и медленно пошел по коридору. У них еще было время.

+1

10

Март намеренно проигнорировал замечание полицейского о цене контракта (сейчас ему не хотелось бы это обсуждать) и поежился: в окно ощутимо задувал промозглый сырой ветер, пахший морем. Небо за окном по-прежнему было серым, судя по всему, скоро пойдет дождь. «Или снег», - мрачно подумал Тайке, все представления которого о России, где сейчас он выполнял задание, ограничивались тем, что это страна, где очень много снега и очень много пьют. А умереть в заснеженной стране ему совершенно не хотелось. Если уж и умирать, то под солнечным небом родной Франции. Поэтому сейчас необходимо полностью сосредоточиться на задании, убить агента Хона, получить свое вознаграждение и взять продолжительный отпуск. Если, конечно, дорогое британское начальство отпустит.
Тайке усилием воли прервал поток не имеющих отношения к делу мыслей, которые так часто находили на него в моменты, когда нужно сосредоточиться на чем-то куда более важном. Он понимал, что нужно оставить агента Хона наедине со своим безумием, чтобы его разрушительная сила пала на него самого. Он знал из многочисленных материалов, с которыми ознакомился прежде чем отправиться в путешествие, да и непосредственно в самолете, и о школьнице, которую тот любил, трагически погибшую во время выплаты Хоном цены контракта. «Как же ее звали? Кажется, что-то на «Н». Точно, Нарико!» - освежил он в памяти имя. Лучше иметь как можно больше информации, которую можно использовать в дальнейшем. У Марта даже был с собой бант, который носили на шее девушки-ученицы той самой школы. Вот только просчитать траекторию передвижений обезумевшего контрактора, чтобы оставить бант там, где тот точно будет проходить – дело трудное. Если не сказать больше – вовсе невозможное.
Неожиданно где-то внизу раздался крик, короткий, не такой безумный, как все, что он слышал от Хона прежде, скорее испуганный. Интересно, что могло напугать невероятно сильного контрактора в пустом здании бывшего университета? «Вряд ли он увидел, что паук вьет паутину в углу, вспомнил свой детский страх и ужаснулся, верно? Значит…» - Тайке глубоко задумался, но ненадолго. Судя по всему, времени у них было совсем мало, нужно поскорее ввести полицейского в курс дела, тем более, раз уж он спросил про план. 
- Нам нужно довести безумие до крайней точки. До такой степени, чтобы он начал рушить здание прямо на себя, не замечая этого. Захоронил себя под обломками. При этом было бы неплохо, чтобы сами мы в это время оставались в безопасности. Для этого нам нужно… ну, например, сделать так, чтобы он увидел вот это. – Тайке вытащил из потайного кармана школьный бант. – Естественно, показывать его, когда он в руке у тебя или у меня – невероятно плохая идея. Положить его перед глазами агента Хона – так, чтобы он не знал, что это сделали мы, ограничить его в пространстве, и укрыться где-нибудь в относительно безопасном месте – вот и весь план. Но надо еще обдумать, как сделать так, чтобы он увидел бант. Вероятно, звуками привлечь его в какую-то комнату. Но это риск, и риск немалый, сам понимаешь. Ах да, кстати, прошу прощения за мою фамильярность! – Март только сейчас заметил, что успел перейти на «ты».
Вопрос Аоя о крике застал его врасплох: он что-то пропустил? Или он спрашивал про тот самый крик, который сам Март слышал до того, как начал объяснять? Наверное, второй вариант. Стоило бы давать полицейскому возможность осознавать происходящее, а не вываливать ему на голову ушаты информации сразу.
- Ты о том крике, который звучал несколько минут назад? Вероятно, он увидел то, что пугает его больше всего. Точнее ту, кто пугает его больше всего… сейчас. Когда он впадает в безумие, ему видится призрак его погибшей возлюбленной. В этом и есть его слабость, - загадочно завершил объяснение Март. Шаги прозвучали совсем близко, пора было действовать.

+1

11

За окном выл ветер. За дверью раздавались шаги. Весь план действий состоял лишь в надежде на то, что потерявший рассудок агент не сможет отразить падающие на него развалины. То есть, они полагались на авось. Аой чертыхнулся. Это было решительно невозможно. Допустим, Март сможет быстро перенести их в другую часть здания. Однако выход был один – через дверь, если конечно этот контрактор не умел летать. За дверью медленно и непредсказуемо передвигалась бомба замедленного действия. Рассчитывать на то, что эта бомба пройдет мимо их двери сразу к дальнему кабинету – нет, это просто смешно. Он пройдет весь коридор, а потом завернет к ним, и вышибет первую же дверь – их дверь.
Минасе прошелся по кабинету и глубоко вдохнул. Нужно было успокоить расстроившиеся нервы, и тогда он точно что-нибудь придумает. А что на счет?.. Аой вернулся к Марту и взял бант. Обычный, ничем не примечательный девичий бантик. Неужели такая мелочь может свести кого-то с ума? Его губы искривились. Он решительно подошел к окну и осторожно вынул треснувшее стекло, а затем высунулся в него. По его расчетам Хон сейчас проходил в другой части коридора, и вероятность быть замеченным была минимальной. Совершать опрометчивые действия только в тех случаях, когда коэффициент предполагаемой опасности меньше 0,1 – так учила его мама.
Все верно, окно соседнего кабинета разбито, как и добрая половина окон в здании. Минасе вытащил из внутреннего кармана зубную нить, которой пользовался так часто, как это позволял его плотный график. Еще один урок жизни от госпожи Минасе: отсутствие ухода за зубами когда-нибудь может стоить ему жизни, так что Аой тщательно ухаживал за ним. Похоже, она была права.
Он перевязал бант нитью, обернул несколько раз для надежности. Затем снова высунулся и попытался закинуть его в окно смежного кабинета. Получилось не сразу, но с пятой попытки бант упал в большое отверстие в стекле. Аой оборвал нить и привязал второй конец к защелке. Итак, одно дело сделано. Теперь Хона нужно заманить в кабинет, что сложнее. Он вернулся к Марту. Немного подумал и опустил тяжелую ладонь на его плечо. Такой простой жест, нечто вроде «доверься мне». Так ведь делают люди, чтобы выказать расположение? Времени на эти размышления не было.
- Перенеси нас в кабинет напротив.
Кататься на руках другого мужчины – это вещь, которая не входила в десятку любимых хобби Аоя. Пожалуй, у него не было даже десятки любимых хобби. Но некоторые вещи приходится делать, нравится это тебе или нет. Особенно, если от того, успеешь ли ты занять другую позицию до того, как психованный маньяк завернет за угол, зависит твоя жизнь.
Он оказался за другой дверью за долю секунды. По спине струился пот. Легкий холодок пробежал по плечам. Закололо пальцы. Он выждал десять секунд, то и дело дергаясь от отсутствия часов, а значит невозможности точно определить сколько секунд прошло. Тишина. Их не заметили? Итс э мирикл!
- Будь готов бежать. Как только он окажется в той комнате, беги изо всех сил, - Аой бросил на Марта короткий взгляд, который можно было понять как «Я рассчитываю на тебя» или как «Не забудь меня, ублюдок».
Он слегка приоткрыл дверь. Шаги становились громче. Это ведь шаги? Или кровь с такой силой стучит в висках? Руки тряслись. Аой сделал глубокий вдох. Из-за двери высунулось короткое дуло без глушителя. Он тщательно прицелился, стараясь угомонить внутренний голос, то и дело поторапливающий его. Только одна попытка. Тщательно целиться. Ему показалось, что рядом что-то загромыхало. Он нажал на курок.
Страшный гул пронесся по зданию, спугнув шлепающих по крыше птиц, заставив задрожать стекла. Минасе захлопнул дверь, пытаясь унять дрожь, сковавшую тело. Он тупо уставился на Марта, стараясь не растерять остатки самоконтроля.
Он прострелил замок. Дверь кабинета, находящегося наискосок от них, вышибло, ветер ворвался в разбитое окно, заставляя дверь бешено качаться на старых петлях. Этот шум мешал расслышать шаги, но Аой знал, что агент Хон за дверью прямо сейчас. Прямо сейчас он проходит мимо их двери. И если он войдет в кабинет, то они вытащат счастливый билет. И если есть в его пороховницах хоть немного чертового пороха везения, то он прямо завтра перекрасит волосы в красный и уедет отдыхать на Багамы впервые за семь лет. Чертов псих, подари же пару секунд, за которые можно будет улизнуть!

+1

12

Март вздрогнул, то ли от холода, то ли на мгновение представив себе, что с ними обоими случится, если обезумевший Хон найдет их. Возникло желание поплотнее закутаться в плащ, но его он тут же подавил – нельзя же показывать свою слабость перед малознакомым человеком. Тем более, перед малознакомым человеком, который доверился тебе. Хотя сейчас им уже ничего другого не оставалось. Хочешь выжить – объединяй усилия. Интересно, как бы он поступил, если бы оказался один в этом чертовом исследовательском центре? Ему бы пришлось значительно менять стратегию. Хотя что уж говорить, он даже пришел сюда без определенного плана действий – у него были на руках бант, информация о контракте Хона, некоторые детали его биографии… Ни плана здания, ни примерной стратегии поведения – у него не было ничего. Впредь не стоит так переоценивать свое искусство импровизации.
Агент потряс головой – нельзя позволять себе такие мысли, не сейчас и не здесь – сейчас вообще нужно думать как можно меньше, не терять времени, столь необходимого для уничтожения Хона и спасения их обоих. Он поднял взгляд и увидел занятнейшие манипуляции господина Минасе с бантом. «Зубная нить? Зачем носить ее с собой постоянно? Неужели он так часто ухаживает за своими зубами? Хотя с тем, что сейчас ее наличие вполне оправданно и даже полезно, поспорить нельзя» - размышлял Тайке, наблюдая, как бант постепенно, попытка за попыткой, попадает все ближе к окну, в которое целился Аой, и наконец приземляется прямо там.
На плечо легла тяжелая рука, которая внушила некоторую уверенность. «Мы справимся. Нас двое, у нас есть план, есть знания, есть мой контракт, в конце концов. Мы можем действовать рационально, в отличие от Хона» - подумалось ему. Март коротко благодарно улыбнулся Аою, подхватил его на руки, прислушался – шаги Хона и грохот производимых им разрушений, кажется, раздавались где-то за углом – пора! Он, моля, чтобы дверь не скрипнула, приоткрыл ее, активировал контракт – и в одно мгновение оказался в кабинете напротив, даже не заметив, как открывал дверь туда. Перевел дыхание, судорожно пролистал очередной том манги, отрешенно осознавая концовку, и застыл. Он понимал, что развязка близка, слышал шаги, которые постепенно начали приближаться к ним.
Похоже, их с Аоем мысли в момент опасности сработали в одном направлении. Тайке бросил многозначительный взгляд на пистолет мужчины как раз в тот момент, когда тот взялся за него. С непроницаемым видом кивнул – он и сам уже понял, в чем состоит их основная идея. Выстрел в замок, чтобы дверь закачалась и создала эффект присутствия в кабинете, красный школьный бант, заметно выделяющийся на фоне серых стен. А затем – бежать как можно скорее, как можно дальше от этого здания, пока агент Хон тут рушит на себя стены и потолки, чтобы самим ненароком не оказаться погребенными под завалами. Нет, Март еще не хотел умирать. Слишком мало пожил, слишком мало удовольствий испытал.
Перед самым выстрелом наступил краткий момент тишины, напряженной и гнетущей. Тайке собирал силы для решительного рывка, Аой же тщательно целился в замок двери наискосок от них. Грянул выстрел, который, судя по всему, угодил прямо в цель, дверь закачалась на петлях. Они с Аоем превратились в неподвижные статуи, ожидая, удалась ли уловка или нет. Несколько мгновений спустя, которые, казалось, длились целую вечность, они услышали безумный смех, грохот, шаги. Кажется, все получилось. А судя по вскрику буквально минутой спустя, наживку объект их охоты, агент Хон, все-таки заглотил. Послышался грохот, как будто кто-то играл железными сейфами в «протарань стену». Возможно, так оно и было, но проверять у них, разумеется, не было никакого желания, да и возможностей, если уж они хотят выжить. Март в очередной, уже третий раз за сегодня, схватил Аоя на руки, активировал контракт, метнулся за дверь, пронесся по коридору до лестницы, спустился по ней, уклоняясь от обломков штукатурки, кусков обшивки стен здания, которые уже начинали обрушиваться, и выскочил через парадную дверь на улицу, отбежал еще несколько метров от разрушающегося здания, на безопасное расстояние, и лишь тогда смог остановиться и отпустить Аоя. По спине градом валил пот, дыхание перехватывало, голова кружилась от прохладного свежего воздуха, наполняющего легкие. «Кажется, удалось», - подумал он, безучастно глядя на здание, которое постепенно обваливалось. Похоже, агент Хон уничтожил где-то несущую стену. В любом случае, вероятность того, что он спасется, была крайне низка. Иногда ему казалось, что ветер доносит звуки, похожие на крики боли и агонии, но он списывал все это на игру воображения. Они выжили, выполнили свое задание. Март был готов благодарить за это всех известных ему богов. Но в первую очередь поблагодарить стоило напарника.

+1

13

Полы плаща легко встрепенулись, едва нога Суджи коснулась поваленной тумбы, тут же с грохотом пробившей стену. Он резко развернулся, руками ловя равновесие, и широко улыбнулся. Второй этаж был разгромлен полностью. Обломки мебели, разбитое стекло, куски стен застилали пол, в редких случаях позволяя увидеть тот же пожелтевший скрипучий линолеум. Из сорванной трубы хлестала вода, струясь по полу. Окна запотели от поднимающегося пара. Суджи прыгнул на доску и поскакал по обломкам, весело хохоча, как если бы играл в классики. Он даже остановился на десятом прыжке и похлопал в ладоши, отвешивая поклон висящим в воздухе мертвым лицам ученых. Выпрямившись и снова с трудом поймав равновесие, Суджи поднял в вверх указательный палец и с чувством пересчитал лица. Двадцать восемь. Ни прибавилось, ни убавилось.
- Коварная малышка, думала, Хона так легко обмануть? – он залился хохотом, а после рывком вытянул руку и сдавил пальцами щеки одного их ученых. Кожа Суджи засветилась синим, лицо ученого покраснело, затем посинело, и после и вовсе лопнуло, забрызгав ошметками стену и пол, но почему-то не тронув агента. Он тупо захихикал.
- Боитесь меня настолько, что не хотите оставить на моей одежде и капельки своего ублюдочного ДНК? – Суджи утер выступившую слезу и огладил свой впалый живот, мышцы которого перенапряглись и болели от постоянного смеха. Лица закружились вокруг него, ускоряясь с каждым витком, постепенно поднимаясь выше; глаза ученых впали и почернели, из глаз и рта заструилась черная жидкость, она капала с подбородков, и каждая капля, опадая на куски дерева и камня, оставляла метровые черные пятна. Суджи ликовал. Головы взвились к потолку и мгновенно пропали, как только звук выстрела прокатился по пустому зданию. С крыши сорвался косяк птиц, задрожали стекла. Суджи снова остался один, и его захлестнуло волной страха. С лицами было безопасно, к лицам она бы не сунулась.
Чертыхнувшись, Суджи спрыгнул на тот островок пола, который еще не был залит кипятком и, оттолкнувшись и оставив за собой изрядную вмятину, буквально запрыгнул в третье, самое маленькое крыло второго этажа. Было тихо, только дальняя дверь раскачивалась на петлях, вытолкнутая сквозняком из окна в противоположной стене. Суджи усмехнулся и рванул к двери. Еще на подлете он увидел, что замок раскурочен выстрелом – стреляли явно отсюда. Он обогнул дверь.
В дверном проеме его встретило окровавленное лицо все той же девушки, его милой любимой Нарико. Оно пролетело перед его взором прежде, чем он смог хоть что-то сообразить, и пропало где-то в комнате. Спряталось. Суджи глубоко вдохнул. Она не настоящая, он знает, что она не настоящая, это просто плод его воображения. Она ничего не может сделать ему. Он шагнул вперед.
Весь класс был перевернут с ног на голову, лежавшая на полу и мебели пыль казалась вековой. Ни одного следа. Но кто тогда стрелял? Преодолев страх, Суджи повернул голову и еще раз посмотрел на дверь. Нет, ему не привиделось, дыра была в том же месте. Взгляд Суджи вдруг упал ниже и заметил следы обуви. Тут кто-то был! И совсем недавно. Но следы только «входили» в дверь. Значит, его противник внутри. Агент внимательно проследил взглядом за шагами, и они привели его…к нему самому. Суджи тут же выхватил пистолет и приставил его к своему лбу. Прошло секунд пять, и Хон опустил руку, заливаясь смехом. Опять она играет с ним. Маленькая мертвая стерва.
Суджи прошел к окну и посмотрел сквозь него во внутренний двор. По сути, он ничего не увидел, поскольку максимально сосредоточился на боковом зрении. Он понял, что это ее ловушка. Она давно хотела его убить, отомстить за то, что он с ней сделал. Пусть не по своей воле, но сделал. Он знал это. Одна загвоздка – он не собирался так просто умирать. Он не раз ее переигрывал, и сейчас сделает то же. В конце концов, она – всего лишь тень женщины, которую он любил, не более того. Она не обладает сознанием. Всего лишь тень, вот так вот! И еще. Она нереальна, неосязаема, так что она не сможет причинить ему реального вреда, вот и все. Она заранее проиграла.
Легкий порыв ветра влетел в комнату, подняв пару листов бумаги и…бант. Он взвился в воздух, совсем немного, а после стукнулся о стекло. Вот и первый ее ход. Суджи усмехнулся и направился к банту. Она неосязаема, так что это просто очередная ее шутка.
Он взял бант в руки и покрутил. Обычный школьный бант, ничего особенного…Суджи вдруг понял, что его тело не двигается. Скованный леденящим ужасом, он не мог пошевелиться, продолжая мять в пальцах бант, который должен быть неосязаемым. В его голове ударил колокол, перед глазами заплясали темные круги. Как? Как она это сделала? Неосязаемый призрак с осязаемыми вещами. Она…была настоящей.
Она появилась за его спиной. Он абсолютно точно это ощутил. Вдруг стало чудовищно тихо, смолк ветер, ужасно далекой стала вода в коридоре второго крыла. В полной тишине, не нарушаемой даже его сбитым дыханием – дышал ли он вообще? – капля крови сорвалась с ее пальцев и упала, звонко разбившись о пол. Суджи как бы отделился от своего тела, повис в воздухе точно призрак, наблюдая со стороны. Он не мог понять, стоит Нарико или висит в воздухе. Школьная форма на ней была изорвана, челка прилипла ко лбу, волосы склеились запекшейся кровью. Лицо ее было черно, и только глаза светились голубым. Она с хрустом уронила переломанную нижнюю челюсть; длинный язык протянулся к телу Суджи и оплел его шею; он был липким и влажным, все больше вытягиваясь, он сдавливал горло агента.
Агент попытался рвануться, но его дух оказался скованным, как и тело. Язык Нарико затянулся на шее Суджи, а после пополз по подбородку. Она сделала шаг вперед, нежно обнимая тело агента. Ее руки удлинились - показалось, будто в каждой из них добрая сотня суставов – и обвили его туловище. Язык проник в его рот, а после – в горло, душа его. Суджи вдруг снова оказался в своем теле. Он рванулся, крича во все горло - наружу вырвались лишь невнятные мычания. Он задыхался. Кожа засветилась, синий туман распространился по комнате. Суджи активировал контракт.
Силовая волна прокатилась по второму и первому этажам, сметая все на своем пути. Вся мебель, стены – все было раскурочено, развалено на мелкие части. Здание дрогнуло и обвалилось, погребая агента и его призрака под собой. Силовая волна стала слабеть, ее отголоски докатились до двоих мужчин легким ветром, и так и не покинули территории исследовательского центра.

+1

14

Глядя на то, как обломки здания мерно падают вниз, будто при замедленной съемке, Аой так же заторможено подумал о Багамах и красной краске для волос. Он был в том состоянии, когда еще полностью не осознаешь своего счастья, а потому в голову лезут самые глупые и ненужные на свете мысли. Как сыграла сборная Японии позавчера утром? Когда выйдет новый сингл Мамору Мияно? Не пора ли постирать свои шнурки?
Здание, бывшее когда-то исследовательским центром, а может бывшее простой школой, филиалом какого-то института или еще бог знает чем, буквально растаяло на глазах. Принеся волны снега, пыли и каменной крошки к их ногам. Некоторое время было тихо, лишь слышались отголоски мелкого шоссе в паре улочек отсюда. Город медленно и лениво просыпался. Аой застегнул куртку, закурил и сунул руки в карманы, намереваясь покинуть это проклятое место…
Тонкий белый луч вырвался из трещины в крыше. Сначала едва различимый, он протянулся ввысь слишком далеко, чтобы можно было уследить. Постепенно полоса света разрослась, завоевывая все больше воздушного пространства. Минасе молча проследил за тем, как в освещенном промежутке появилась обнаженная женская фигура. Темные волосы спадали по плечам, челка закрывала лицо. Она была совсем юной, он сомневался, что ей было больше восемнадцати. Через несколько мгновений перед ней появилась фигура мужчины, в которой Аой узнал агента Хона. Едва девушка дотронулась до его лица, как свет стал невыносимо ярким, радужку обожгло, и Минасе был вынужден зажмуриться и отвернуться. Его затылок и спину обдало жаром, и, когда он вновь решился открыть глаза, на месте здания он обнаружил лишь воронку в земле. Среди торчащих арматур и полуразрушенных каменных блоков Аой смог разглядеть сотню чернеющих провалов ходов, уходящих глубоко под землю. Воздух густел и переливался, становилось тяжелее дышать. Перед его глазами зависли частички пыли. Это было особенно невероятно, Минасе чувствовал, как за спиной и по обе стороны от него бушевал ветер. Две призрачные фигуры преодолели стену плотного воздуха, держась за руки. Он слышал чей-то шепот. У его ног распустились нарциссы.
Все, что лежало перед его взглядом, заволокло чернотой. В следующий момент он распахнул веки из-за легкого шлепка по щеке. Он перехватил занесенную руку и лишь тогда понял, что это был Март. И что сам Аой сидит на снегу прямо перед разрушенным входом в развалины. Агент Хон был мертв, это было единственное, что он смог понять. Голова раскалывалась. Ухватившись за плечо Марта, Аой поднялся и поковылял к выходу с территории, предчувствуя горячую ванну, сон и нежеланную смену имиджа.

+1

15

Тайке подумал, что лучшим способом отблагодарить господина Минасэ Аоя было бы пригласить его в какой-нибудь окрестный бар выпить. Он много слышал о российских спиртных напитках, производимом им эффекте, да и вообще, в этой стране, как ему было известно, водка – самый популярный среди туристов сувенир. Сейчас им обоим явно стоило бы развеяться. Но не успел он озвучить возникшее в его голове столь гениальное предложение, как прямо над обломками здания возник какой-то странный луч света, направленный вертикально вверх, который все рос, как вверх, поднимаясь все выше, так и в ширину, охватывая все большее пространство. Вскоре он охватил все здание и начал подбираться к их ногам. Сияние было невыносимым, Тайке закрыл глаза рукавом. Когда он снова открыл их, все было другим.
Он слышал море. Он почти ощущал волны, которые подкатываются к его ногам, почему-то не одетым в удобные ботинки с подошвой, заглушающей звук шагов, а босым. На нем была длинная рубашка, заправленная в штаны. Они, в свою очередь, были подвернуты до колена. Он ожидал, что сейчас теплая волна ласково коснется его ног, и шагнул морю навстречу. Вопреки его ожиданиям, волнами к его ногам швырнуло целую пригоршню льда. Он вздрогнул и отошел подальше, но море все равно настигало его. Он замерзал.
Где-то вдали раздался звон бутылок, там собралась веселая компания, молодые люди гуляли и веселились. Они были первокурсниками какого-то престижного университета, но в тот момент их мысли были совсем не об учебе. Тайке признавался в любви какой-то очаровательной девушке, которая отвергла его. Раздался взрыв хохота. Очередное признание снова сделало его объектом для насмешек. Тайке резко обернулся, снова увидел море и ее безжизненное тело, покачивающееся на волнах где-то вдалеке. Над всем этим стоял – прямо на воде – агент Хон, который заливался безумным смехом. Белокурая девушка-утопленница на глазах Марта превратилась в японку, школьницу в форме с прямыми черными волосами и прямой челкой на пол-лица. Она потащила Хона за собой, и они оба исчезли в темных водах. Поднимался шторм, какой-то странный, неестественный шторм, грозивший утянуть с собой на дно и самого Тайке. Он отчаянно барахтался в ледяных волнах, пытаясь не утонуть.
Агент Март очнулся в холодном поту. Ему потребовалось несколько секунд, чтобы осознать, где он находится – в пяти шагах от развалин здания бывшего исследовательского центра, на улице, в холодной России. В неверном свете восходящего солнца он увидел зеленый проблеск чуть впереди от себя. Господин полицейский уже почти вступил в развалины. Март попробовал окликнуть его – безуспешно. Тот продолжал целеустремленно двигаться вперед. Ему пришлось догнать Аоя и легонько похлопать его по щекам. Кажется, помогло. По крайней мере, тот осел на снег, и взгляд его стал более осмысленным.
- Наконец-то вы очнулись, господин полицейский, - ухмыльнулся он, словно на него самого это сияние никакого эффекта не произвело. Хотя унять дрожь после видений было не так-то просто. На мгновение ему даже показалось, что его вот-вот вырвет, но волна дурноты быстро отступила. Март беспечно махнул рукой.
- Как насчет зайти куда-нибудь и пропустить по стаканчику за мой счет? Думается мне, мы оба это заслужили.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Полезный филлер » Эпизод №28. Смотри в оба, зри в три.