Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Мусорная корзина анкет » scary cat


scary cat

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1.Имя и фамилия.
NamiYamy Sariko | Намиями Сарико.

2.Возраст.
24.

3. Организация|Должность.
Намиями, прист лекарь.

4.Контактная информация.
Все вопросы к Суги.

5.Как Вы нашли нас?
Я знала, просто знала.

6.Частота Вашего посещения?
Буду появляться при запросе в левое ухо Суджи.

7.Пробный пост.

На самом деле все не так. На самом деле она милая и веселая. И это. Сходите в туалет, возьмите себе еды. Вы тут надолго. Вас предупредили ,D

Воскресное утро встретило Сарико яркими лучами, пробивающимися сквозь блестящие от влаги листья. Похоже, сезон дождей подходил к концу. Сарико не была уверена, что ей нравится это – в конце концов, вода напоминала ей о доме, который они оставили несколько лет назад. С водой у нее вообще были сложные отношения. Гораздо лучше она сходилась со всякими растворами.
Она встала с постели в районе половины восьмого утра. Вчерашний неудачный опыт с взрывчатыми веществами немного дезориентировал ее, и в итоге она не смогла сомкнуть глаз. Хмурое лицо, взглянувшее на нее из зеркала в ванной комнате, носило все черты сов, вынужденных вставать ни свет ни заря: темные круги под глазами, бледные щеки, понурый взгляд. После умывания стало немного легче, тело охватила неестественная бодрость, которая должна была пройти через пару часов. Этакое полуторное дыхание: первое уже выдохлось, а для второго она еще недостаточно устала.
Сегодня был день икс, хотя для Сарико это был скорее день, омрачающий день икс. Кто захочет убивать кого-то накануне своего дня рождения? Да никто! Ну, если это не Тайке, убивающий Шисуи, конечно.
Девушка расчесала волосы и собрала их в хвост, затем закрутила в свободный пучок. Все равно растреплется к вечеру, зато сейчас не помешает подготовке.
На ходу застегивая пуговицы на черной форме и стараясь подавить третий зевок за последние десять минут, Сарико спустилась по лестнице и, пройдя мимо кухни, завернула ко входу в подвал. Пройти по длинному коридору, ввести пароль, и вот тебе вход в оружейную. Перед тем, как спуститься по широкой лестнице с низкими ступенями, она остановилась и сделала пару шагов назад и вгляделась в дверной проем, ведущий в кухню. Пахло чаем и корицей – запах, который всегда бодрил ее с утра. В кухне белело овальное пятно, Сарико понадобилось не больше трех секунд, чтобы сообразить, что это была маска. Девушка грустно улыбнулась и вернулась к прежнему пути.
Работа совершенно выматывала ее в последнее время, так что у нее почти не оставалось сил на что-нибудь другое. На что-нибудь более важное, как она полагала. Например, на семью, точнее, на одного конкретного ее члена. Она толком не говорила с ним уже…да не важно сколько, давно. Это заставляло ее чувствовать себя еще более подавлено, чем обычно. В такие моменты к глазам всегда подступали слезы, но сейчас не время для чувств, так что Сарико заставила себя улыбнуться.
Она спустилась в оружейную. Еще вчера она перетащила два ящичка с новыми образцами ядов, а несколько дней назад сюда доставили иглы. Она заказывала их лично, и всякий раз сама проверяла спусковой механизм. Сейчас они лежали в ряд в специальном чехле, который она прикрепляла на пояс, и едва заметные рычажки были опущены. Сарико натянула на узкие ладони резиновые перчатки, а после сняла с крючка очки. Пора приступать.
Подготовка заняла у нее чуть больше половины дня. Помимо приведения в боевое состояние оружия и экипировки, сюда входили два легких перекуса (строго тогда, когда Нириши отсутствовал в радиусе пары комнат), короткий сон, чтобы хоть немного прийти в себя и легкая пробежка для того же. Когда часы отсчитали пять вечера, Сарико сокрушительно вздохнула. Она дала себе пару минут, прежде чем взяла себя в руки и натянула на лицо все ту же доброжелательную улыбку.
Она покинула дом через боковую дверь. В темном, не сковывающем движений костюме она походила на ниндзя, пришлось плотнее закутаться в плащ. Ближе к вечеру станет прохладнее, и он отсыреет, принося неудобства. Она избавится от него, как только стемнеет, при первой же возможности. Вряд ли получится закончить работу позже.

Это было очень симпатичное место, если не считать кладбища, начинавшегося в двухстах метрах от заднего двора и тянувшегося через добрую половину владений. Презентабельный дом влиятельной семьи, прекрасный сад с небольшим прудом. Сарико не удивилась бы, если бы обнаружила в нем карпов кои. Впрочем, времени на исследование этого места у нее не было, как бы оно ей ни нравилось.
Сарико считала это идеальным временем. К восьми часам начнет темнеть, и охрана выйдет на посты. Патруль усилится к полуночи: наученные горьким опытом политики всегда больше всего боялись ночи, когда убийцы становились незаметнее всего. Она никогда не жаловалась на броскую внешность или неуклюжесть, напротив, тайные убийства были ее стезей. Она проберется в дом и устранит каждого члена семьи без шума, так, что охрана ничего не заметит. Такой был план.
Крадучись, девушка пробралась к торцу дома и, выбрав самое темное окно – что-то вроде прачечной, если судить по плану здания – просунула нож и иглу в замочную скважину. Провернула – послышался щелчок, затем второй, а после легкий треск. Окно открылось, и Сарико воспользовалась им как входом.
Тишина. Пахнет деревом, сыростью и чем-то химическим, наверняка каким-нибудь отбеливателем. Так же крадучись девушка пересекла комнату и слегка толкнула дверь; подхваченная сквозняком, та медленно открылась. Сарико выглянула наружу. Коридор разделялся на две ветви. Налево, затем еще раз налево и наверх – покои супружеской пары. Направо и наверх – детские комнаты. Сарико прижалась спиной к стене и легкой поступью дошла до перекрестка, затем свернула налево. Поднявшись по лестнице, она отодвинула традиционную бумажную дверь и вошла в спальню. Обстановка поразительно отличалась от фасада и внутренней отделки дома: техника последнего поколения, кровати на амантовский манер. Две штуки. Похоже, кто-то не ладит с женой. Сарико поежилась. Она обогнула громоздкую вешалку и притаилась за несколькими длинными платьями. Осталось только подождать.
Ждать пришлось недолго: сначала где-то на первом этаже хлопнула дверь, через некоторое время за стеной послышались шаги, судя по поступи принадлежавшие женщине; дверь вздрогнула, и кто-то несмело отворил ее. Сарико затаила дыхание. Едва в комнате показался человек – красивая женщина чуть старше Сетсу, как девушка выбросила вперед руку; выброшенная пальцами игла вонзилась в горло, Сарико бросилась к женщине и подхватила ее, не давая ей коснуться пола. Крючок сработал автоматически, впрыснув яд, уже через несколько минут все было кончено. Намиями оттащила тело в свое прежнее укрытие, после достала электронный органайзер и сравнила присланные заказчиком фотографии с жертвой. Нет сомнения, это была хозяйка дома. Информатор не обманул, похоже, сегодня слуг сослали из дома, оставив только охрану. Не зря ест свой хлеб.
Сарико сняла пару платьев и уложила их рядом и телом, а после забрала иглу. Если бы не маленькая ранка на шее, никто бы даже не подумал, что это убийство. Несчастный случай, сердечный приступ. Она долго работала над этим ядом, и это был блестящий дебют.
- Ма-ам.
Сарико встрепенулась, как кошка, и юркнула в противоположный конец комнаты, ловко огибая стол и забираясь под него; белоснежная скатерть надежно скрыла ее от чужих глаз. В комнату кто-то вошел, кто-то легкий, шумно дышащий. Старшая дочь. Она сделала пару осторожных шагов; похоже, комната родителей была запретной территорией. Прежде, чем она успела увидеть труп матери, Сарико вытянула из сапога стилет. Для метания игл положение на редкость неудобное, приходится использовать, что есть. Она фыркнула и, когда нога девушки оказалась достаточно близко, подрезала ей сухожилия. С легким вскриком та повалилась на пол и, со стоном перевернувшись, встретилась с убийцей глазами. Сердце упало, грохот отдался в ушах, и Сарико мазнула стилетом по ее горлу, действуя скорее инстинктивно, чем рационально. Глаза девушки закатились. Намиями чертыхнулась и отругала себя за несдержанность.
Она выбралась из-под стола. На улице стало заметно темнее, заходящее солнце вытянуло тень Сарико, протянуло ее до самого коридора. Она покинула комнату и осторожно спустилась, следя за каждой доской. Один скрип мог стоить ей жизни, она и так наделала много шума, позволив старшей дочери бухнуться на пол. Видели бы ее члены ее семьи. Профессиональный киллер совершает ошибки новичка. Было ужасно тяжело сосредоточиться, сердце стучало так сильно, что казалось, создаваемый им гул выдаст ее.
В прихожей горел тусклый свет, Сарико слышала низкий мужской голос, а когда мужчина проходил мимо арки, на пол упала его тень – среднего роста, некрупный, полноват. Глубоко вдохнув и бесшумно выпустив воздух, Сарико вступила в полоску света; едва появившись в дверном проеме, она послала три иглы по трем направлениям, где теоретически мог находиться мужчина; одна из игл улетела в дальний угол, вторая столкнулась в чем-то стеклянным и со звоном покатилась по полу, третья достигла цели. Мужчина поднял на девушку непонимающий взгляд, после он стал осмысленным, но воткнувшаяся в руку игла не дала ему сделать ни единого движения. Он опустился на колени, а после завалился на бок, не сводя с девушки жуткого взгляда. Сарико сталкивалась с этим не один раз, но все же от этого всякий раз становилась не по себе. Она развернулась, чтобы подняться направо по лестнице – в детскую, где должна была находиться младшая дочь, но ее остановил подозрительный звук из прихожей. Сначала Сарико показалось, что это был предсмертный хрип, но звук повторился, и тогда она поняла. Это был всхлип. Девушка обернулась и пробежалась взглядом по комнате. Вот она, маленькая девочка, в углу комнаты. Запачкавшаяся рубашка, короткие русые волосы, растрепанные, торчащие в разные стороны – подумала бы, что мальчишка, если бы не знала ее имени. Нижняя губа дрожит, полные слез глаза смотрят растеряно, непонимающе, как глаза ее отца за миг до этого.
- Ох, детка, - Сарико вздыхает, с сожалением глядя на нее. Сердце болезненно сжалось, скрутилось в тугой комок, а после скакнуло вверх, к горлу. Нет сил улыбнуться беспомощному ребенку, одинокому в последний момент – по ее милости. – Не плачь. Ну что ты, плакса.

Голос Сарико звучит ласково, совсем не по-детски, хотя она сама совсем еще ребенок. Ее младший брат стоит, опустив голову, и его русые короткие волосы торчат во все стороны. Он похож на ежа с мягкими иголками – маленький и настороженный, не знающий, как спрятать нежное брюхо. Он плачет, он точно плачет, хотя его лицо скрыто тенями, и Сарико не может видеть этого. Она просто знает.
- Не плачь. Ну что ты, плакса, - Сарико хочет подбодрить его, но похоже делает только хуже. Она ловит его в последний момент – за плечо, а после за запястье, когда он все-таки пытается сбежать. Притягивает его к себе. Проводит большим пальцем по щеке, стирая ползущую по щеке слезу, а после обнимает. Правая рука поглаживает его по спине. Ее младший братец слишком чувствительный для этой семьи, слишком чувствительный для этого жестокого мира, так ей кажется.  Ей хочется обнять его крепче и защитить. Наверное, это забавно; в свои десять лет она ненамного превосходит его в росте. Иногда ей кажется, что она любит его сильнее, чем мама. И сильнее, чем маму. Она все же сжимает его крепче и шепчет что-то успокаивающее. Старается отгородить его от внешнего мира. Даже если кто-то войдет, они не заметят. Они только вдвоем, даже тогда это было чем-то привычным.

К ее глазам подступают слезы и сбегают по щекам, она уже не в силах их сдержать. Сарико поджимает губы, но их сводит, к лицу приливает кровь. Когда она делает шаг навстречу девочке, та не сбегает, только крупно вздрагивает и кашляет, не давя рыданий. Сарико опускается на одно колено и притягивает ее к себе за плечи, обнимая. Гладит ее затылок, короткие пряди щекочут ей ладонь. Опускает руку на спину, оглаживает острые лопатки. Пальцы ныряют в рукав и вытягивают иглу. Сарико ощущает горячее влажное дыхание на своей щеке, она зарывается носом в костлявое плечо и обнимает ребенка крепче. Держит, пока та не обмякнет в ее руках, пока дыхание не замрет, пока сердце не перестанет биться. Она соберет все иглы, на автомате, ничего не видя, и покинет дом, не стирая слез. Лишь обогнув пруд и спрятавшись за одним из возвышающихся мрачных надгробий она сможет прикрыть лицо руками и дать волю чувствам. Усталое, сотрясаемое судорогами от беззвучной истерики тело, заплаканное лицо. Профессиональный убийца. Детей всегда тяжело убивать, сколько лет ты не лишала бы людей жизни.

Плащ скинут в удачно попавшийся мусорный бак с подожженным мусором. Сарико смотрит на горящий экран телефона, колеблется несколько минут, а после нажимает на «вызов».
- Нириши-чи! – ее голос все еще дрожит, но она улыбается. Наверное, эта вынужденная пауза сказывается на ней больше, чем она думает.
Звуки ее шагов слабеют, а после и вовсе стихает, когда она сворачивает в переулок, ведущий из центра города в их резиденцию. Из-за мусорного бака выглядывает мужчина средних лет, под его руками шелестит картон. На нем темные очки, хотя сейчас ночь. Он ничего не говорит, и, проводив Сарико взглядом, снова прячется, радуясь теплу, создаваемому огнем. Сезон дождей кончился, а значит все наладится. Дождь ведь не может идти вечно.

п.с.

Я снимусь с роли, если Ниришка решит, что я ее не тяну. Няу!

+1

2

NamiYamy Sariko, доброго времени суток, Сарико-доно. Пост произвел неизгладимое впечатление, у меня не хватит слов расхвалить его, поэтому просто скажу, что Сарико получилось именно той, которой и нужна в Намиями.
Принята. Отправляйся в следующие пункты назначения: Заполнение полей профиля, Заполнение подписи в профиле, Занятые внешности.

Удачного пребывания на просторах вселенной~

0


Вы здесь » Gintama-TV » Мусорная корзина анкет » scary cat