Gintama-TV

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Флешбек » Война ещё не делает из тебя мужчину, юнец!


Война ещё не делает из тебя мужчину, юнец!

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Участники:
Takasugi Shinsuke, Sakata Gintoki, Katsura Kotarou

Время действия:
Военный период.

Описание:
Куда ещё не ступала нога патриота? Конечно же, в кварталы красных фонарей!
Где ещё не было проблем от троицы учеников Шоё? Конечно же, в квартале красных фонарей!
Добро пожаловать в другой мир, самураи!

Очередность постов:
Katsura Kotarou
Sakata Gintoki
Takasugi Shinsuke

0

2

Жизнь всегда подбрасывает под ноги различные испытания. И даже если это просто обычный камешек на дороге, об который случайно спотыкаешься и, в лучшем случае, отбиваешь пальцы на ноге, - то вовсе не стоит списывать данный инцидент на свою неуклюжесть. Это Жизнь своей невидимой рукой решила позабавить себя, но, естественно, не учла мнения подопытного. По крайней мере, Кацуре было весьма интересно, чем он не угодил Жизни, что та кинула ему в ноги небольшой камешек, об который он удачно споткнулся, чуть не пропахав носом несколько метров вперед и чудом удержавшись на ногах. Правда, палец он все же ушиб и тот теперь неприятно ныл, но это мелочи. Ранее случались и более значимые уроны на теле – война и тренировки не проходили бесследно, рассекая кожу шрамами и царапинами, заживая и проникая в само нутро. Кацура не жаловался, он привык. Сложно не привыкнуть к тому, что в тебя заложили ещё в детстве.
Идти без привычного обмундирования было уже не так комфортно, не говоря о том, что он вообще куда-то шел, да ещё и за пределы военного лагеря. Но шага не сбавлял и уверенно двигался впереди остальных. Конечно, можно было отпустить вечно соперничающих Такасуги и Гинтоки одних, но за ними всё же следовало приглядывать и вовремя останавливать. Те могли учудить, что угодно - брюнет это прекрасно понимал, ибо сам не раз был главным свидетелем, которого в итоге тоже вовлекали во всё происходящее, за что потом перепадало поучительным кулаком от учителя. А сейчас, когда Шоё нет рядом, одергивать двоих ни-на-что-негодных приходилось  Котаро. Не говоря о том, как опасно может быть там, куда они направляются.
Он уже и не помнил, кто в лагере завел разговор о женских прелестях и публичных кварталах. Какой-то старожила сказал, что мужчина – не мужчина, если не побывал в квартале красных фонарей.  Его подхватили остальные воюющие самураи, наперебой хвастающиеся своими походами в подобные места. Не исключая из своей речи и то, кому и сколько раз они отдавали предпочтения, сопровождая доскональными подробностями, от чего уши молодого самурая сворачивались, а невозмутимое лицо против воли пылало красным. Длинноволосый брюнет никогда не думал в направлении возникшей темы. Его это не особо интересовало. Да, что там – не интересовало вообще. У него была цель, к которой он шёл, и временем отвлекаться на что-то другое он не располагал.
И что же теперь? Теперь вместо того, чтобы продумать стратегию дальнейшего следования и просчета будущих вражеских атак, пока есть неожиданное затишье, он идёт в эти самые кварталы, о которых столь долго рассказывали накануне патриоты. Глупее затеи не найти.
Революционер остановился, оглядывая раскинувшееся впереди пространство, освещаемое красными бумажными фонариками. Послышался разнообразный смех, голоса, шуршания и крики – вся какофония звуков обрушилась на Котаро, заставив нахмуриться. Нос уловил запах табака, приторного парфюма, пота и выпивки. Было достаточно людно – на небе уже горели первые звезды. Значит, если верить словам патриотов, сейчас начался самый разгар работы ночных представительниц данного места.
Это и есть то место, — Кацура посмотрел на ближайшую молоденькую девушку, которая подмигнула, призывно ему улыбнулась и продолжила разглядывать остальных пришедших, — которое делает из мужчины мужчину?
Котаро тяжело вздохнул, качая головой. Ночь ещё только начиналась…

+1

3

Нельзя сказать, чтобы Гинтоки чувствовал себя здесь в своей тарелке. То и дело перебрасываясь ругательствами с идущим по правую руку товарищем, он, конечно, не подавал виду (какой уважающий себя молодой самурай захочет, чтобы его осмеяли другие по поводу его неопытности и прочих непонятных вещей), но общую неловкость прогнать никак не получалось. И это было причиной его чересчур энергичного веселья.
Он уже и не помнил, когда они в последний раз предпринимали вылазку… не в лагерь противника или в поисках вражеских лазутчиков, не в разведке посреди кишащих опасностью кустов, а вот так, в мир, затронутый войной не до самого последнего кончика нерва в голове, как они сами. Разумеется, здесь им тоже стоило быть начеку – кто знает, что ожидает их за следующим поворотом? Они ведь так и остались бестолочами из самурайской армии, и стоит только попасться на глаза очередному заинтересованному аманто, и на отпускном можно ставить крест. А они эти пару свободных часов, несомненно, заслужили.
Белый демон поднял свой кулак на уровень глаз Такасуги и выразительно им погрозил.
– Видишь это? Оно прилетит и наставит тебе здоровенных шишек. Ни одна гейша с глазами на тебя даже не посмотрит, ты слишком…
«…мелкий еще», – не договорив, закончил он про себя, смутившись  откровенного взгляда первой встречной женщины. На поле брани им не было равных, но они еще были и оставались вечно ссорящимися мальчишками, которых война заставила внезапно вырасти. Она научила их мастерски орудовать мечом, убивать людей и нелюдей, ценить товарищей и ненавидеть предателей-перебежчиков, а на остальные мелочи жизни, доступные в мирное время, не особо раскошелилась. Приходилось наверстывать самостоятельно в, казалось бы, совсем неподходящие для этого моменты. Чтобы не сломаться, юнцам были жизненно необходимы эти бесконечные беззлобные задирки, шутки и подначивания. Без этих радостей жизни, без уверенности в дружеском плече недолго и сломаться, потерять собственное «я». К счастью, ученикам Шое это не грозило – его ли это заслуга? Когда Гин отвел взгляд от одной стреляющей пулями флирта дамочки, он тут же поймал в поле зрения другую. Она была отчаянно похожа на гориллу, ее выдающиеся брови выразительно приподнимались и опускались, почти полностью заслоняя маленькие звериные глазки. Кучерявый неприметно передернулся и попытался представить Такасуги в такой же цветовой гамме. Картина не очень его впечатлила, но ослепнуть он не успел, так как отвлекся.
– Пока что это больше похоже на зоопарк, – буркнул он в сторону  и посмотрел на темный затылок Котаро. – Но я еще не слишком много видел. Напомни-ка, кто был инициатором этой идеи? А вдруг мы вернемся обратно гориллами? Как вам такая перспектива?
Он ляпнул это просто так, особо не раздумывая над тем, какое действие возымеют его слова на окружающих. Как и всегда. Наигранная атмосфера праздника быстро повлияла на Гинтоки, и он тотчас же успокоился, будто бы растворившись посреди людской расслабленности и недальновидности. Почесав нос, он спрятал руки в просторных рукавах, и туманная бессмысленность на его лице достигла своего апогея. И чего он вообще тут забыл, нет бы вздремнуть где-нибудь в укромном уголке.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Флешбек » Война ещё не делает из тебя мужчину, юнец!