Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Центр » Наглухо закрытая комната.


Наглухо закрытая комната.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Четыре серые стены. Две лампочки на потолке. Дверь - одна штука, прочно запертая снаружи.
Полностью пустая комната.

+1

2

Утро, как говорится, не задалось с самого утра. Просыпаться не хотелось – судя по всему, времени было еще немного, и он мог бы спать еще и спать, однако у Гинтоки ко всему прочему складывалось четкое ощущение, что он вовсе не на своем привычном – теплом, мягком и уютном – футоне. Правда открыть глаза и посмотреть он так и не рискнул – ко всему прочему голова раскалывалась так, что и не пошевелиться толком, не то, что выяснять, почему лежать как-то твердовато и неудобно. Вздохнув и поерзав, насколько это было возможно, на месте, Йорозуя предпринял еще одну попытку уснуть, пытаясь хоть как-то скрыться от этой ужасающей головной боли. Да и вообще, наверняка он еще спит, а когда проснется, как надо, окажется уже дома…
«Ох, господи, неужели опять не дошел до дома?» - мысленно попытался сориентироваться Гин. Кажется, предыдущим вечером он выходил с Хасегавой-саном выпить. Видимо, перебрал, иначе голова бы так не трещала. – «Да сколько ж надо выпить, чтобы так умирать! Я так себя со второго пришествия аманто не чувствовал!»
В голове, вообще, все подозрительно мешалось, будто ему по затылку прилетело чем-то покрепче, чем просто сакэ. И главное, Саката напрочь не помнил, что же именно он такое пил, а главное, что с ним было дальше. Паленый алкоголь из далеких холодных стран, подогнанный Хасегавой, не иначе.
«Черт подери, да почему ты так болишь?! Тебе нравится боль?! Ты мазохистка?! А, заткнись, глупая голова…» - уснуть обратно не получалось, головная боль тоже не проходила, и Гинтоки готов был уже на стену лезть. Полез бы. Если бы ему не было так лень шевелиться. – «И почему это происходит именно со мной? Я что, проклят? Проклят, да?»
- Шинпачи… Кагура… воды-ы, - в какой-то момент Гинтоки напрочь забыл, что он не у себя, да-да, не на теплом мягком футоне, а хрен знает в какой дыре, где и добрых детишек-помощничков, сейчас с удовольствием бы покричавших на его больную голову, и вовсе нет. Позвать их правда особо все равно не вышло – пить и вправду хотелось, а в горле пересохло так, что вместо криков вышел разве что хрип.
«А, точно… я так и умру здесь. Точно умру. И никто не поможет, и никому-то  бедный, главный герой, не сдался», - умирать он, конечно, не собирался, да и от похмелья все-таки не умирают. Но пострадать с утра пораньше – святое дело же! Хоть и страдать особо было не перед кем. Хотя…
Гинтоки прислушался – хоть он и находился непонятно где, он вполне мог различить теперь едва слышное шебуршание – где бы он ни был, он тут был точно не один. И продолжать вот так бестолково валяться, притворяясь мешком с картошкой, когда поблизости есть кто-то еще, как минимум, было глупо. Гин, конечно, дурак дураком и был, но осторожность при необходимости тоже умел проявлять. А потому он, наконец, решился на подвиг: со все еще гудящей головой парень все-таки открыл глаза…
Вопреки всем ужасам, что он там уже себе насочинял, оказался он не в какой-нибудь подворотне близ забегаловки, и даже солнце не било в глаза, вызывая еще большие приступы боли. Нет, к слабому свету глаза привыкли почти сразу, и только теперь он понял, что ко всему прочему еще и находится в помещении. Незнакомом, конечно, но помещении. И черт его знает, хорошо это или плохо. А вот зажатая в руке бутылка – и как он ее только сразу не заметил – это было определенно хорошо! И вот тут осторожность дала сбой, сбитая по всем фронтам похмельным синдромом: размышлять, как, где и откуда у него эта бутылка взялась, Гинтоки уже не стал, просто открыл пробку и одним залпом выпил добрую половину воды. Стало значительно легче, даже головная боль немного притупилась.
- Слава Богам, - уже значительно более окрепшим голосом выдал он в пустоту и вспомнил, что тут, собственно, кроме него есть кто-то еще. И, как он видел, этих «кого-то еще» было трое, да еще и силуэты оказались подозрительно знакомы. Гин моргнул, пытаясь согнать галлюцинацию, моргнул еще раз, зажмурился – не помогло, глюки были тут,  живые и свеженькие, и убираться не собирались. Тогда он не замедлил себя ущипнуть, решив, что все еще спит, и тут же подскочил от боли.
- Ч-что это? Что? Я все-таки проклят?! – паника нарастала, Гинтоки с нескрываемыми удивлением и раздражением, считай злостью на весь свет, который заставляет его проходить такие муки ада, да еще и сталкивать нос к носу с такими людьми, разглядывал собравшийся контингент. Да что ж творится с этим миром?

+2

3

С момента пробуждения Отае не покидало плохое предчувствие. Было ли тому виной неизвестная комната без окон и мебели или компания Гинтоки с двумя парнями, один напоминал Кагуру, но почему-то мальчик, а второй напоминал Кацуру, походу оным и являясь или может головная боль тому виной, в общем картина пробуждение ей не понравилось. Захотелось сразу сделать вид, что она ничего не заметила, отвернуться к стенке и продолжить спать, в надежде, что следующее пробуждение будет в куда более благоприятных условиях. План действий не давало воплотить бурчания Гина, стоило девушке созреть, точнее рассвирепеть до такой степени, чтоб его треснуть, как он замолк. В любом случаи сон и желание ещё полежать уже исчезли, словно их не было, да и лежать на холодном полу, Отае стало брезгливо. Приподнявшись на коленки, ладошки прошлись по ткани кимоно, стряхивая пыль. Наконец соизволила обратить внимание на бутылку с водой, употреблять подозрительную жидкость, которую подкинул услужливый маньяк, не позволял базовый инстинкт самосохранения, да и пить пока не сильно хотелось.  В любом случаи неизвестно, насколько они тут застряли, а вода может ещё пригодиться.
Уголки губ приподнялись в милой улыбке и девушка встала на ноги, маленькими шагами направившись к единственной двери. Дернула её за ручку, та отказалась открываться добровольно, терпеливо потянула её во второй раз на себя, словно давая замку ещё раз подумать, но он был не приклонен. Улыбка потихоньку начала сползать с лица, а кари глаза стали матовыми с красноватым оттенком. Шаг назад и удар ногой с разворота, послышался жалобный дзын, но дверь так и не открылась, даже не пошатнулась. Ещё один удар, но вновь никакого результата, в принципе, она могла ещё пару раз ударить, но свои силы Тае оценивала трезво и не собиралась их тратить на заведомо проигрышную ситуацию. Старшая Шимура раздраженно цыкнула и сплюнула на стенку у двери, что как-то не придавало ей женского очарования.  От шума, который сама же спровоцировала, в виски сдавило ещё больше и девушка решила, что на этом пожалуй хватит. Развернулась вновь к ребятам:
- Ах, кстати, доброго пробуждения всем, - с слабой улыбкой, словно они каждый день в запертых комнатах просыпаются, поприветствовала девушка. 
- Я попыталась открыть дверь, но судя по всему нас заперли – с такой невинно-потерянной интонацией, будто она не ногой по ней ударила, а всего пару раз за ручку дернула. Тае отошла от двери, позволяя и другим убедиться в этой истине.  Мало ли у кого силенок побольше или методы по эффективней. Прошла к стенке поближе к Гинтоки, его она знала всё-таки подольше чем Кацуру или того рыжего парня, но пока девушка не торопилась с ним знакомиться, если захочет сам представиться.
Старшая Шимура, постаралась вспомнить, как она здесь оказалась, но от этого, лишь сильнее разболелась голова. Единственное, что более или менее всплывало в памяти, это то, как она отправилась по магазинам за яйцами, чтоб приготовить брату его любимый омлет, а потому уже очнулась тут.
Хостесса постаралась уловить связь или логику, если таковая имеется, почему именно они четверо? Может это просто стечение обстоятельств? Интересно, как же так совпало и зачем их вообще тут держат. Но и как у любой нормальной девушки, эти сложные мысли, не смогли её мучить долго, перейдя в более бытовые и повседневные.
- Бедный Шин-тян, останется без ужина и неужели я пропущу вечернюю дораму, мой первый выходной за последние две недели, почему я должна его проводить в этой грязной комнате, как же домой хочется, - при этих размышлениях, с лица не сходила улыбка и, Тае все-таки проговорила последние догадки вслух -  и почему эта вся ситуация напоминает мне дрянной ужастик в четверг после полуночи,  по примитивному сценарию не хватает голоса из динамика на всю комнату.

+1

4

Яркий, как показалось, свет резко ударил по глазам, которые Кацура соизволил внезапно открыть. Пустой взгляд был направлен куда-то в соседнюю стену, а из уголка рта дорожку вниз проложила тоненькая слюнка, являя предводителя повстанческой группировки не в лучшем свете.
Ото сна он очнулся не сразу, но уже чувствовал, что что-то не так будет с его обычным самурайским утром. Поблуждав голодным взглядом по размытым силуэтам, он снова закрыл глаза в надежде остаться незамеченным и дальше томиться в сладком сне, который ему наконец-то соизволил присниться. Но свет, исходящий откуда-то сверху и холодная стена так просто отставать от него не хотели и окончательно пробудили все недовольство, копившееся в Кацуре.
Что происходит с этим миром? – бегло пронеслось в голове революционера. Сонливость рукой сняло, когда он понял, что находиться не в своем убежище. Его таки схватили эти Шинсенгуми? Решили воспользоваться слабостью, пока Котаро наслаждался сном?
Ироды! Я им ещё покажу.
Конечно, все можно было свалить на псов и похвалить их шпиона, что выследил новое местоположение повстанческого укрытия. Но это укрытие было настолько новым, что вероятность псам узнать о нем была равна одному проценту. Об этом знали только Элизабет и ещё пару человек приближенных к Кацуре.
Но если это не Шинсены, тогда кто? Вполне естественный вопрос, ведь революционер достаточно много нажил себе врагов, которые были готовы снести голову длинноволосому самураю.
Кацура попытался воспроизвести в памяти вчерашний день, дабы нагрести, хоть каких-то фактов. Он помнил, как смотрел передачу по телевизору вместе с Эли, которая во все комментарии телеведущего вставляла свои таблички. Потом они сходили к Икумацу, отведали своей истинно самурайской еды. При этом Кацура снова причитал Эли о том, что употребление сладкого способствует такому заболеванию, как лень. Далее он снова убегал от Шинсенгуми, в частности, - от базуки капитана первого отряда.
Вот так и знал, что эти чертовы псы причастны к моему заключению. Только, подождите-ка… было же что-то ещё. Что-то ещё в моей памяти, что я не заметил!
И, правда, было. Убежав от этих вечных липучек, он завернул в пустой переулок и увидел это. Мягкая, переливающаяся от солнечных лучей, шерстка поблескивала своей чернеющей окраской. Пушистые лапки и эти зеленоватые глаза. Хвост торчащий вверх. Это шипение похожее на тигриное урчание…  Кацура увидел свою любовь и на радостях побежал ей навстречу. Ужас, который поселился в глазах котенка, заметил бы любой, кроме опьяненного находкой революционера. Он бежал, как в замедленной съемке, расправив руки в стороны, собираясь зажать в своих объятиях этот милый комочек шерсти.
Но, ни объятий, ни ощущения на своих руках мягкого тела, повстанца, так и не посетили. Вместо этого – внезапная боль в затылке, противный голос с фразой: «Так тебе, Зура!» и кромешная тьма.
- Я не Зура, я Кацура! – рефлекторно ответил он воспоминаниям. Как так? Этот котенок, на самом деле, оказался киллером, который решил соблазнить меня и заманить в ловушку? Не верю! Какие коварные нынче пошли создания. Их непременно нужно пригласить в Джои!
От такого энтузиазма Кацура мгновенно открыл глаза, встал на одно колено, и приложив руку к сердцу, воспел: - О мои коварные соблазнители, не хотите вступить в повстанческую группировку Джойшиши?
Фантазия, как всегда, захватила реальность, и Кацура не сразу понял, что вместо согласительного мяуканья на него подозрительно уставились три пары глаз. Котаро моргнул - кошачье наваждение сошло на нет, явив взору знакомых личностей. Почти знакомых.

+2

5

Конечно, кто еще мог попасть в такую ситуацию, кроме него? Да еще и с такой компанией. Уж лучше бы они спали дальше, право слово. А так – заходили, зашумели, и пришлось вспомнить, что голова у него еще на месте и все еще болит. А попробуй она не болеть, когда по двери рядом колошматят так, что из нее уже опилки должны посыпаться! Дьвольская женщина, просто дьявольская. Иногда Гинтоки всерьез думал, а не перепутался ли у них с Шинпачи пол в утробе? Потому что назвать Отае милой и женственной, даже с ее неизменно-милой улыбкой у него бы язык не повернулся. А вот Шинпачи все равно, в принципе, бесполезен, так какая разница?
«Заткните ее кто-нибудь», - мысленно простонал Саката, чувствуя, что еще чуть-чуть, и его голова взорвется на тысячу Гин-санов. Не самое, пожалуй, приятное было бы зрелище.
От двери Шимура, наконец, отвязалась. Дверь, как ни странно, эти жестокие домогательства пережила и продолжила жить и здравствовать, словно издеваясь над запертыми товарищами по несчастью. Нет, ну что, дверь, как дверь… разве что стойкая очень. В какой-то момент Гинтоки ей даже позавидовал: ему своя доля ударов частенько перепадала, а вот такой вот непробиваемостью он похвастаться не мог. И… «ой, ой, почему она села рядом?! Ей что, двери было мало для утренней разминки?» Только после этого до не слишком-то хорошо работающего с похмелья мозга Йорозуи дошло и то, что, кажется, ему сказали: их тут заперли… нет, не послышалось же? Да какого черта?!
Быстро подскочив, он самолично дошел до двери – нет, не то, чтобы он не верил Отаэ или недооценивал ее дьявольскую силу, но лучше же во всем самому убедиться. Тем более, кто знает, вдруг его так подставить решат? Нет, Гинтоки все-таки был не слишком доверчивым человеком. Так что решительно вцепившись в ручку двери, он не менее решительно потянул ее на себя. Та, как и ожидалось, поддаваться не собиралась. Но самураи же, в отличие от женщин, не сдаются! Уперевшись на этот раз в проклятую дверь ногами, Саката подергал ручку еще несколько, потянув ее на себя так, что, казалось, сейчас просто глаза из орбит вылезут. Еще немного, еще… кажется, она почти поддалась…
В этот момент его нравственных и физических мучений, конечно же, нужно было подать голос еще одному попаданцу в эту непростую ситуацию. Что снилось Кацуре, Гин предпочел бы и не знать, уж его сумасшедшую фантазию можно было не недооценивать. А, и угораздило же, черт возьми.
- Заткнись, Зура! – почти на автомате и на волне нервозности выпалил Гинтоки и запулил в бывшего сотоварища первым, что попалось под руку. – Серенады будешь кому другому петь, помог бы… лучше.
Йорозуя запнулся, оглядел дверь, трагически помолчал и флегматично вернулся на место, усевшись в позе лотоса.
- Да, нас заперли, - равнодушно подтвердил он, видимо, уповая на то, что никто ничего и не заметит. Ну а кто виноват, что первым под руку ему попалась проклятая ручка от двери, которую он выдрал в благодушном порыве? Плохо прикрутили, неучи!
- Нет-нет-нет-нет-нет, невозможно, - спустя пару секунд отозвался он на упоминание об ужастике и категорично сложил руки на груди. – Мы не в Америке, чтобы иметь дело с таким.
И, конечно, быть такого не могло, в принципе. Нет, разумеется, Гинтоки не боялся… не боялся, даже если сейчас сквозь стену выползет какой-нибудь подозрительный дух и, потряхивая заржавевшими кандалами, будет выторговывать у них жизни. Нет, ну такое только в дурацких фильмах бывает!
Хотя если речь шла о каком-нибудь маньяке, стоило просто хорошенько ему накостылять. К слову, сам Саката даже предположить не мог, кто догадался запихнуть сюда их четверых. Явно какой-то очень глупый человек. Или же это все-таки ловушка… вон от того, рыжего родственничка его подопечной, например. Уж ему-то, с его силой наверняка двери выломать не составит большой проблемы. А иначе как он тут оказался, черт возьми?

+2

6

Отае сидела на коленках, смиренно сложив на них руки. Девушка поглядывала на присутствующих, с неизменной улыбкой на лице. Кацура, кажись, ещё не собирался просыпаться, тогда, как Гинтоки решил своим способом проложить путь к свободе. Делал он это на порядок тише, чем старшая Шимура, но так же безуспешно. Неужели они тут действительно застряли? Нет, это невозможно, в любом случаи её пропажу заметит Шин-чан и поднимет на уши милицию, а горилла… кстати где этот сталкер-извращенец был, когда её поймали? Надо по сильней при следующей встречи бить, или лучше вообще убить, пользы от него всё равно ноль. Но и он как только узнает приступит к поискам, вполне успешно подключив к ним и всё Шисенгуми. Да и Кью-тян, как только обнаружит отсутствие подруги, не станет ждать и начнет поиски. Возможно, тогда  и про Гинтоки вспомнят. Они скоро придут, и все будет хорошо и… девушка поймала себя на мысли, что пытается успокоиться. В любом случаи в помещение должен появиться хоть кто-нибудь, а убить его и выйти наружу это уже дело техники. Посмотрела на своих «телохранителей», которые в лице Кацуры и Гина выглядели жалко. Нет, они точно такими темпами или свихнуться или погибнут. И внезапно на середине своих размышлений её прервал этот революционер. Длинноволосый предводитель джой встал на колено и воспел… в своём порыве он буквально, оказался в шаге от Отае. Сначала она удивленно моргнула, от неожиданности отшатнувшись назад. Девушка натянула на свои губы самую, что ни на есть дружелюбную улыбку, скрывая за ней жажду к убийству.
- Кацура-сан, проснитесь, наконец, - восприняв, сей факт и слова как сонный бред, одновременно попросила и приказала Тае. Выдохнула, когда в него полетел какой-то объект, поначалу она и не обратила на это внимание. Только вот Гин притих и удивительно спокойно-трагично вернулся на место. Странно, хмм,  очень странно, это чего это он? Как говорил отец «самураи просто так не сдаются», значит, здесь кроется какая-то причина.
- Это то, что я тебе и сказала Гин-сан, - подняв взгляд на дверь, потом на вещь, которая недалеко отскочила от Кацуры. Ручка, он выдернул ручку. Тонкие пальчики сжались в кулак,  перехватив кудрявого за верхнее белое кимоно, резко потянула его на себе, нанося удар по солнечному сплетению.
- Недоумок, ты ручку сломал! – ещё один удар, - чем ты вообще думал? Надо было тебе эту дверь головой выбить, всё она бесполезна!
Разомкнув пальцы, девушка отпустила свою «жертву» и выровнялась, вернув своему лицу слабую улыбку. В любом случаи сейчас не время для междоусобиц надо сплотить коллектив. Если действительно, всё будет как в ужастиках, то следует держаться вместе.
- Я совсем не могу вспомнить, как здесь оказалась, у кого-нибудь есть идеи, для чего нас всех здесь собрали – покосилась на Гинтоки и добавила – может какой-нибудь кудрявый блондин задолжал деньги и враг решил их как-нибудь выманить из него, собрав его друзей в одном помещении. 
Вполне логично было повесить все проблемы на главу Йородзуи, потому как её с Кацурой, кроме  Гина ничего не связывало.

+1

7

«Это же надо так…»
Кацура бы закрыл лицо ладонью, изобразив вселенный фейспалм, но полетевшая с противоположной стороны дверная ручка сие сделать не дала. Котаро, не удержавшись, больно плюхнулся на пятую точку, при этом потирая лоб. Именно с ним встретилась ручка и тут же попрощалась, отлетев на пол. А место, где они встретились, грозилось налиться свежим синяком. В то же время революционер окончательно очнулся и понял, что ничего не понял. Он даже тут же позабыл о своем пробуждении и кошачьих мечтах.
- Гинтоки? Какими судьбами? Решил таки, наконец-то, стать одним из Джои? – завел свою трель Кацура, засыпая вопросами кучерявого. Но тот его не услышал, так как, знакомая на лицо девушка начала колошматить бывшего соратника. Кажется, она работает в том кабаре, куда обычно забредают эти Шинсенгуми. Наблюдая всю эту картину, революционеру хотелось невольно присвистнуть.
Все было бы логично, знай Кацура, куда он попал и что здесь делает. Вопрос о том, что во всем виноваты Шинсенгуми, революционер теперь выбросил из мыслей. Быть может, зам. Командира и искал, за что посадить Гинтоки, но здесь была ещё одна особа, за которой вечно следил Кондо. Значит, то, что это были псы, отпало напрочь.
- Этто…
Он поднял искомый предмет подле себя и обглядел его со всех сторон. Обычная дверная ручка… Так, стоп. Дверная ручка? Дверная?!
Кацура побледнел и посерел, когда вскочил и заплетающимся шагом приблизился к двери. Как он и думал, - дверь здесь одна, и эта ручечка по всем параметрам вписывается сюда.
Да, ну, нет. Ну, кому он нужен? Кому он перешел дорогу, что вынужден торчать здесь, тем временем пока Эли смотрит утреннею дораму без него! Хотя, не ему говорить об этом.
- Хм, я очень смутно помню, что делал до того, как очнулся. Но по голове шарахнули меня сильно, да. – невзначай бросил террорист.
Вот и что теперь делать? Он посмотрел ещё раз на дверь. Посмотрел ещё. И ещё. Потом подошел к ней и ни сильно постучал пару раз кулачком. Прислушался. По ту сторону ничего не было слышно, словно эта комната находилась в другом измерении, вдали от цивилизации. Внезапная догадка посетила мозг Кацуры и он тут же высказал её вслух:
- А может, пока мы здесь спали, произошел конец света?! – бредовая мысль, но все же. А вдруг это действительно произошло? И что делать в таком случае молодому революционеру? Радоваться, что избавился от всех врагов? Или плакать? Таки дилемма.
Кацура уже успел всех перехоронить, когда услышал далекий звук «Тэк-тэк», где-то за стенами этой комнаты.
- Вы же слышали этот звук? – обратился он к замолчавшим товарищам по несчастью. Потому что если они хотят выбраться из этого странного место, то лучше было бы объединиться. Зла Кацура ни Гинтоки, ни этой милой ,с виду, девушке не желал, поэтому, в случае чего, был готов работать в команде.
Странный звук повторился. Нет, ему не могло показаться. Он был не настолько пуглив, чтобы подумать, что там за дверью кроется какой-нибудь призрак или дух. Хотя был не прочь проверить.
- Вот только Кашимы Рейко* нам не хватало здесь! – воскликнул Кацура и схватил свою бутылку воды. Вооружаясь, на всякий случай. Мало ли что может произойти в следующую секунду. Нужен был план. Хороший план, который позволил бы вырваться из этой злополучной комнаты, становившейся с каждой секундой все мрачнее и мрачнее. Или это кислород заканчивался, и становилось трудно дышать? Кацура не знал. И не хотел знать. Но нужно было действовать. И чем скорее, тем лучше. Ибо неопределенно-смутное чувство опасности било по всем фронтам.

Прим. Кашима Рейко

Прим. Кашима Рейко или Тэк-Тэк - это призрак женщины, которую переехал поезд и разрубил её пополам. С тех пор она бродит по ночам, передвигаясь на локтях, издавая звук "тэк-тэк". Если она увидит кого-либо, то Тэк-Тэк будет преследовать его, пока не поймает и не убьёт. Способ убийства заключается в том, что Рэйко разрубит его косой пополам и превратит в такого же монстра как она.

+3

8

«Ай-ай-ай-ай-ай… кажется, насильственная смерть мне светит раньше, чем смерть от голода в запертой комнате!» - паниковал Гинтоки, пока поистине добрая девушка Отае-чан пыталась выбить ему, если не все внутренности, то, по крайней мере, жизненно важные точно. И откуда в этой женщине такая дьявольская сила? Она что, продала душу дьяволу? Точно-точно, наверняка когда-то маленькую и миленькую девочку Отае утащили злые-злые существа и подменили этим монстром. И главное, и не ударишь ведь в ответ и не защитишься!
К счастью, Шимуре вскоре надоело избивать свою безвольную жертву, и она, оставив бедного Гин-сана кашлять и задыхаться на холодном полу, заговорила о деле. Дело это почему-то сводилось опять к тому, что Саката здесь кругом и всюду виноватый и именно по его долгам их вдруг взяли и скинули в мрачное помещение.
- А может, какой-нибудь досадливый поклонник решил скинуть мегеру в подземелье, а мы под руку попали, как периодически крутящиеся рядом? – почти невинно уточнил Гинтоки, ме-е-едленно и печально отползая куда-нибудь в сторону… да просто в сторону. Что один псих, что второй, только один бьет по мозгам своей невыразимой логикой, а другая просто… бьет. И как это он, такой ни к чему не причастный сюда вообще попал?! И нет, какому идиоту пришло бы в голову выманивать из него деньги, опираясь на этих двоих? Нет-нет-нет-нет, как бы они тут ни оказались, это точно была не вина Гинтоки. За это он мог поручиться своей головой. Или головой Шинпачи, его не жалко.
«Точно, Шинпачи! Они с Кагурой наверняка уже заметили мое исчезновение и ищут меня!» - с какой-то смутной надеждой припомнил Саката, искренне надеясь, что они сейчас не сидят перед телевизором, поедая его шоколад, который он оставлял на черный день…
Его надежды, конечно же, жестоко обломали. Конец света? Серьезно?! Хотя чего еще он ожидал от Зуры, у которого мозг работал по только ему ведомой схеме. Только бы не завел шарманку о последних выживших в этом тяжелом и неведомом апокалипсисе. Им и ЭлиАпокалипсиса хватило с лихвой. Правда ответить Гинтоки и не успел, Кацура неожиданно подобрался, становясь подозрительно настороженным, и ощущение, что что-то там за дверью не то, мгновенно передалось и Сакате. Он напрягся, замолкая и прислушиваясь, но различить так ничего и не смог. Может, если подойти поближе…
- Э..? Кашима Рейко? Д-да ты, кажется, уже умом поехал, - мгновенно среагировал когда-то прославленный Белый Демон, а нынче до дрожи боящийся всяких мерзопакостных духов Саката Гинтоки. Хотя, конечно, в этом он признаваться не собирался, ни-ког-да и ни-за-что. Даже себе. Нет-нет-нет-нет-нет, ни в коем случае. Собственная способность «видеть призраков» и даже управлять ими Гина, кажется, ничуть не спасала: кошмарных стэндов он предпочел забыть сразу же, как только вышел за пределы тех странных источников. И, вообще, кажется, его столько раз били по голове, что у него уже наверняка должна была развиться амнезия. Должна была… но почему-то не развивалась, периодически к его великому разочарованию. – Что это, Зура, веришь в призраков? – издевательски и в то же время стараясь скрыть едва проявляющуюся дрожь в голосе, уточнил Гинтоки. – Наверняка там просто крыса пробежала, а ты уже паникуешь… да, точно, крыса! Такая большая плотоядная крыса, - авторитетно закончил Гин, кивая, удовлетворенный своим объяснением.
Верить в подобную ерунду ему и вправду не хотелось, как и признавать тот факт, что они, кажется, все-таки влипли во что-то нехорошее. Он по сути и предположений, кто же скинул их сюда, не выдвигал: у него их попросту не было, а забивать этим голову было лишней тратой времени. Пока он мог валять дурака, ничего ужасного, он уверен, произойти не должно было. В конце концов, дуракам всегда везет.

+1

9

Отае в неприятности попадала редко, но судя по всему весьма метко. Старшая Шимура в силу своей самовлюбленности предполагала, что причин для её похищение предостаточно, начиная от примитивной зависти заканчивая безответной влюбленностью.  Для чего же тогда этих двоих прихватили не понятно. Скорее тут дело в чем-то другом, но забивать себе этим голову не хотелось, точнее это казалось бесполезным. Слово «мегера» она пропустила мимо ушей, с чего это вдруг ей распускать кулаки из-за, ложных обвинений. Понимая, что крыть подобное предположение ей нечем, девушка постаралась припомнить слухи, желательно те, что были бы не в пользу Гинтоки. Слухи в Кабуки распространялись со скоростью лесного пожара, а искажались похуже испорченного телефона. А работа в Кабаре и вовсе способствовала получению стабильно-перелживой информации.
- Я слышала, что в городе появился маньяк с кудрявыми серебряными волосами и катаной, который убивает женщин, - и так покосилась, словно спрашивая, чего же ты нас здесь запер? Все сходилось один кучерявый маньяк, прекрасная хостесса и Кацура-сан, который со спины почти как девушка. Разумеется, Отае-сан знала, что это не глава Йородзуи, хотя… старшая Шимура посмотрела на него с куда большим подозрением и… 
- Нет, вряд ли конец света, - как-то совсем не в тему посетило голову темноволосой, - это было бы слишком хорошо, поскольку я б осталась единственной дамой на земле.
Она уже на секунду представила себя как богиню, на которую возлагается такая ответственная миссия. Да, точно, так прекрасно, что просто невозможно считать правдой.  Тем более остаться одной единственной на земле не так уж и должно быть интересно, ведь тогда не будет вечерних дорам и её любимого мороженного. Поэтому во всем прекрасном есть свои минусы, тем более она будет скучать по Шин-тяну, Кагуре-тян и Кью-тян.
- Значит, нас спасли от конца света, чтоб мы смогли возобновить земную расу, - пальцы коснулись губ, и девушка задумчиво-категорично завершила – но я не такая, не смогу крутить романы с двумя сразу, если это не как в дораме после восьми часов вечера по пятницам.
Стоило ему сказать, про шум, как она послушно примолкла и прислушалась. Значит, конец света отпадал… как печально. Призраки, скелеты, вампиры, Отае терпеть не могла до такой степени, что могла и убить. Шум, вот только был весьма отчетлив и совсем не ассоциировался с призрачной материей,  тогда уж скорее крысы, но вряд за время их сна они успели эволюционировать. Приподнялась с места, пальцами касаясь кимоно и стряхивая с него невидимые пылинки. Все та же слабая привычная улыбка и она приблизилась к двери. Сжали ладонь в кулак, слабо постучала по деревянной поверхности:
- Извините, пожалуйста, нас тут случайно заперли, не могли бы открыть дверь, - ситуация вполне могла напоминать, аля школьное время, словно их троих не намеренно заперли в кладовке и староста пытается привлечь внимание проходящего по коридорам охранника.  «Случайно» же было добавлено, скорее для того, чтоб человек с другой стороны двери не подумал, что ему за открытие оной может влететь от начальства или грозного маньяка-убийцы.

+3

10

Кацура давно уже был серьезно настроен на любой исход в их ситуации. Конечно, многие не понимали смысла его фраз, слов, вопросов. Также не понимали, что все, что он говорил, могло оказаться правдой. Он просто поделился своими догадками, но ему, как обычно это бывает, либо не верят, либо просто… не верят. А  что взять с террориста, за которым гоняются сумасшедшие Шинсенгуми?
До Кацуры доходят абсолютно все слухи, которые пролетают в обычной жизни Эдо. И, в общем-то, на недавнем собрании, один из немногочисленных патриотов Джои пересказал всем, что объявилась новая группировка убийц, которая зовет себя «Потрошителями». Само название уже говорило, что чуваки, которые заправляют этой группой – шутки не шутят. Но что ещё более удивило Котаро, так это то, что главой организации стал некий самурай, который был похож на «вашего кучерявого друга».
Да, в каком же месте он самурай? – отнюдь, сия мысль относилась к главарю Потрошителей, а не к тому, который сейчас сидел вместе с ним в запертой комнате. Кацура и не вспомнил бы про этот слушок, но работница Кабаре заставила своими словами зашевелиться извилинам террориста. А ведь точно! Не сказать, что Кацура помнил всех, кто, так или иначе присоединялся, участвовал и умирал на войне. Он так же не мог бы вспомнить всех тех, кто погиб, защищая страну. Но одно он знал точно. Гинтоки не относился к Потрошителям. Тут даже сомнений не было. Но Котаро также не помнил никого похожего внешностью на бывшего патриота Джои. Это говорило о том, что главарь Потрошителей никак не мог участвовать в той войне. Он бы запомнил такую внешность. Точно бы запомнил.
- Извините, Тае-сан, но я все равно не стал бы с Вами встречаться. Долг стране превыше всего! – ответил он на фразу девушки. Воистину, так и было бы на самом деле. Надо отдать ей должное – старшая сестра Шимпачи – ужасно сильная женщина. Настолько сильная, что сохраняет спокойствие в такой ситуации. Или эта внешняя картина и, на самом деле, она очень сильно переживает?
– Что это, Зура, веришь в призраков?
Котаро хмыкнул и сел в позу лотоса у стены, которая была напротив двери. Стоило только высказать свою догадку про призраков, как Саката тут же занервничал. Пусть и пытался это скрыть, но весь его вид выдавал со всеми потрохами. Идея сказать, что это призрак пришла в голову случайно. И как тут удержаться и не соврать, ну.
- Не Зура, а Кацура! Конечно, верю! Я верю в их материальное существование. – согласился революционер, - Крысы не смогут произносить таких звуков. Разве, что они поедают добычу и издают такие звуки. Тогда, все может быть.
Котаро открыл бутылку с водой и немножко отпил. Вода показалась ему… странной на вкус, но Гинтоки вроде тоже пил её и с ним ничего не случилось, ведь так?
В горле странно запершило. Кацура хотел было снова попить, но остановился, так как, потянувшись к бутылке, он так и не взял её. Почему-то вместо нее в руке был только воздух. В глазах на миг помутнело, но зрительная картинка тут же восстановилась, и, он увидел, как девушка постучала по двери и что-то спросила. Что именно спросила – Кацура слышал плохо. Першение в горле не проходило. Наоборот, к нему прибавилось хрипение в легких. Закашлявшись, он схватился за горло. Оно было обжигающим.
Жжется, зараза. Неужели температура моего тела настолько поднялась, что я чуть не обжегся? Или же я неправильно что-то ощущаю?
Котаро попытался вдохнуть, но снова закашлялся, и на этот раз – кровью. Через закрытую ртом ладонь стекла тонкая багровая струйка вниз по подбородку, а оттуда и на одежду, оставляя нелепую кляксу. Неужели в этой воде действительно что-то подмешано? Догадка не заставила себя долго ждать.
- Ксо. Гинтоки, вылей мою воду из бутылки! Это яд. – кое-как прохрипел Котаро кучерявому товарищу. И угораздило же его влипнуть в это дело.
Однако, чутье революционера подсказывало, что это только начало.

+1

11

**Начало игры**

   Со стороны это было похоже на темный комок моха или заеденный плесенью угол. Тёмный, неприметный и на нём никто не задерживал надолго взгляд. Свет туда попадал в меньшем количестве, оставляя там немного темноты и прикрывая рыжую шерстку от любопытного взгляда.
   В этому углу рыжий манул Сарико просидел не менее часа, не сводя пристального едкого взгляда с трех бессознательных тел. За это время девушка успела замаскироваться под неотъемлемую часть комнаты, выбрав самое удобное место для слежки, от скуки мысленно прооперировать Рокетмена (данное прозвище Сарико налепила на того бледнолицего с волосами-вермишелинами и тупой улыбкой во сне), полазать по карманам длинноволосого молодого человека и параллельно убедиться в том, что он-таки мужчина (женственные черты лица и длинная шевелюра вводили манула-девушку в легкое состояние неуверенности), а девушку, под кодовым названием «Тольконеполицу» решила вовсе не трогать. Ибо даже в состоянии не стояния она продолжала вести себя как потрошитель и клок волос, выдранный из хвоста Чугайстра, тому свидетельство. И сейчас, поедая конфетки и печеньки, извлеченные из карманов пленника, Сарико выжидала…и выжидать осталось не долго.
   Пленники очнулись. А Сарико затолкалась поглубже в угол и внимательными глазюками стала наблюдать развернувшийся цирк. Поведение троицы никак нельзя была охарактеризовать «банальным». Судя по всему, они были знакомы. То, что в Эдо люди больные – Сарико заметила и пыталась всячески лечить их от недугов жизни. Или просто от жизни. А так как этих, с особым обострением, было приказано не убивать и калечить только при необходимости, манул, скрипя сердцем, ждала той самой «необходимости». Но не удержалась, чтобы проверить троицу на везучесть. Ведь в одну бутылочку с водой девушка добавила пару капель растворчика, который так любезно прописала главе клана Намиями для растирания ног. Она, правда, надеялась, что это его когда-нибудь, но прикончит и на пути к избавлению от прозвища «Чугайстр» останется всего несколько одноклановцев…
   Сначала дверная ручка, брошенная парнем с «вермишелинами», угодила Сарико прямо по макушке, отскочив куда-то в сторону. Девушка угрюмо нахохлилась, от чего её стало «вдвое» больше. Гортанные звуки рычания, похожие больше на «тэк-тэк», привели в действие очередного «больного». Тот засуетился, махая бутылкой с водой. «Если меня еще и обольют – считаю это за «необходимость» и приступаю к акту насилия».
   Но обошлось без жертв. Ну, разве что пострадал Рокетмен – тому выписала порцию пендюлей «Тольконеполицу», что, впрочем, было привычным для Гинтоки делом. Я о том, что насилие со стороны «слабого» пола для Рокетмена было скорее традицией, чем разовым актом.
   Люди для Сарико казались странными и несуразными. Они спорили, со стороны, казалось, что дурачатся. И при том сидели в неизвестном месте и неизвестно как долго. Не звали на помощь, сломали дверь (что Сарико не пугало – внизу двери был небольшой прикрытий проем специально сделанный для любимцев заботливыми...эм...надзирателями, что позволяло девушке-манулу свободно входить и выходить из кмеры). Да и за всё время, что Чугайстр за ними бдит, они не предприняли никаких толковых действий. Разве что, каждый сделал глоток из бутылочки...
   Сарико надеялась, что «сюрприз» достанется «Тольконеполицу», что поумерило бы её пыл, но, увы, по стенке сполз длинноволосый юноша с пустыми карманами. Сарико подгребла под себя хвостом бумажки. Те зашелестели. Глаза манула расширились, когда её, тщательно маскировавшуюся под плесень, заметили в углу.
   «Блин. Прийдется вступать в контакт с этими...неадекватными индивидумами».
-Мяу, - невинно начала, выползая из угла. Немного крупнее домашнего кота. Из-за объемной шерсти на вид – очень толстый и откормленный домашний кот. На пузо натянута маленькая темная футболка с надписью «I love NY», прикрывая рыжую спину. А на длинном и пышном хвосте, бултыхающемся из стороны в сторону, свисают прилипшие бумажки от конфет и сладостей.
   Сарико не предполагала, что её вполне могут принять за еду три ополоумевших заключенных. По этому, без страха и с верой в то, что все ведутся на милых и пушистых котиков, Чугайстр внедрялась в доверие.
-Мряу, - как бы говоря, что я такая же как и вы! Я одна из вас! Манул вышла на центр комнаты, направляясь в сторону «везунчика», схлопотавшего бутылку с ядом. Конечно же, любопытно, на что способен нововыведенный яд ученой. При том, что его эффективнее втирать в кожу.

+1

12

Про распространяющиеся слухи Гинтоки, конечно, слышал. Слышал и негодовал, что же за засранец так серьезно портит ему репутацию. Люди стали приходить в Йорозую в два раза реже, а учитывая то, что клиенты итак были редкостью… стоило понимать, в какой заднице опять оказалась его организация. И все из-за одного придурка-маньяка, который то ли и вправду был на него похож, то ли старательно косил. Этого Саката не знал, хотя втайне от Шинпачи и Кагуры предпринимал пару попыток обнаружить проблему. Ничто так не злило Гинтоки, как люди, лишающие его денег, а значит, клубничного молока/парфе/Джампа/пачинко и прочих радостей жизни. Так что и этого так называемого «маньяка» он уже яро ненавидел и жаждал снести его глупую голову с плеч.
- Ой, ты же не думаешь, что это я на улицах буйствую?! – подскочил он, поняв, к чему клонит Отае и раздосадовано пожал плечами. А, без разницы. Пусть думает, что хочет, лишь бы с кулаками не кидалась. Вот уж кто больше походил на маньяка, даже если по признакам не сходилось. 
А Шимуре стоило отдать должное, она уже и думать забыла о том, что тут рядом сидит предполагаемый маньяк и вспомнила о конце света, в котором она, боже упаси!, должна была возрождать расу!
- С ума вы тут посходили, что ли, - нервно рассмеялся Гинтоки. Кажется, он понимал, да… замкнутое пространство, тесные, сжимающиеся стены, отгораживающие их от остального мира. Да тут и вправду можно было крышей поехать, и Саката к этому, кажется, тоже был очень и очень близок.
- Призраков не с-существует, точно тебе говорю, - повторил он уже менее уверенно, старательно игнорируя какие-то подозрительные шорохи. Но стоило отдать ему должное: как истинный самурай, он пытался держаться! С кривой перекошенной улыбкой, с безумно бегающим по комнате взглядом, но держался же! Негоже же главному герою так легко сдаваться своим страхам! Уж лучше и впрямь крыса. Они, по крайней мере, легко разрубаются боккеном, в отличие от тех же стэндов. Ох уж эти стэнды, с ними-то ничего не сладит.
«И что за ерунда?.. Нас просто заперли здесь и все! Интересно, кто? Хаха, но это же точно был не призрак!»
И так бы он и продолжил сходить с ума, благо дело это было чрезвычайно увлекательное и прекрасно отвлекало от геройских действий, если бы разместившийся неподалеку Котаро не вздумал вот так просто взять и отравиться! Когда успел, как и на хрена, был тот еще вопрос, но Гинтоки не дошел и до третьего варианта мини-стендо-апокалипсиса, а тот уже надрывно кашлял кровью.
- Эй, Зура, - переполошился он, попутно подскакивая на ноги. – Если надумал шутить, время ты выбрал отвратительное.
Как, впрочем, и место. Однако кровь, судя по всему, была настоящая, и никаких спектаклей Кацура устраивать не собирался. И вот это-то уже было плохо, чертовски плохо. Если раньше они сидели, хоть и взаперти, но достаточно спокойно, теперь, похоже, начиналось что-то не слишком хорошее. Присев рядом и забрав бутылку, Гин подозрительно принюхался – запаха, что бы это ни было, оно не имело, да и выглядело, как обыкновенная вода. Он огляделся, пытаясь обнаружить собственную бутылку, но та за период его переползаний от стене к стене окончательно потерялась. Вылить, значит? Да эту дрянь стоило залить в глотку тому, кто это придумал. Эксперимента ради. Уж если нашелся весельчак, вздумавший ставить эксперименты на них, почему бы не ответить ему тем же?
- Вставай, Зура, - серьезно начал он. – Выпилим эту дверь ко всем чертям и…
«Это еще что за мяу?!»
Пафосный момент был безнадежно испорчен, и кем бы, стоило подумать? Кем?! Виновник вышел из дальнего угла, подозрительно помявкивая и как будто чего-то требуя от собравшейся тут троицы.
- Ну, я же говорил, что крыса, - флегматично отозвался Гинтоки, подрастеряв весь свой боевой настрой и уже равнодушно ковыряясь мизинцем в носу с видом "я всегда прав". И тот факт, что манул, как кошачье, меньше всего напоминал именно крысу, его совсем не волновал, как и то, откуда же он и взялся и что ему нужно. А уж заподозрить в звере недоброжелателя ему и вовсе бы мозгов не хватило.

+3

13

-Гин-сан, я говорю лишь к тому, что если тот убийца так похож на тебя, то вполне он и мог похитить нас для… - девушка искренне не понимала для чего их тут держат, поэтому продолжила расплывчато - … убийства или каких-нибудь коварных целей.
А если это действительно, тот маньяк? Тогда понятно для чего она здесь нужна, он же предпочитает убивать женщин. Сердце охнуло и, кажись, упало к самым пяткам. Конечно, с Гинтоки можно было ничего не бояться, пусть он и бестолковый, но зато сильный.
- Если действительно конец Света, то о стране переживать не стоит, только о возрождении оной – резонно подметила Шимура, отвечая на заявления Кацуры и полностью игнорируя Гинтоки.
Поняв, что на стук по двери никто не ответит, девушка раздосадовано пнула её напоследок, и повернулась к мужчинам, и замерла, глядя на Кацуру с какой-то не понятной смесью страха и удивления. Тае растерянно сжала пальцы в кулачки, прижав их груди. Она не знала, что в таких ситуациях надо делать, поэтому приступ беспомощности проявлялся острее. 
Длинноволосый мужчина  прикрывал ладонью рот, по которой стекала кровь, и говорил что-то хрипло и не понятно. Отае действительно была сильной девушкой, пока дело не доходило до смертельных обстоятельств. Слишком заворожённая страшным зрелищем, на Сакату она не смотрела, поэтому не сразу заметила и его порывы выбить дверь. 
- Воды. Надо дать ему что-нибудь попить – но в бутылке, из которой пил Гин-сан оставалось меньше половины, а в своей бутылке она была уверенна не больше, чем в питье Кацуры. 
Видимо белобрысый сладкоежка не собирался выполнять просьбу умирающего, либо просто забыл, либо имея свои планы на эту бутылку. Терять время на размышления – «что делать?», она не стала просто достаточно быстро и хладнокровно подняла бутылку принадлежащею главы Йородзуя.
- Гин-сан! Ему надо выпить нормальной воды, лови – она кинула, точнее швырнула оный предмет прямо в белобрысого, не особо заботясь поймает он его или нет.
- Кацура-сан, вы должны выжить, я не хочу остаться единственно-выжившей девушке наедине с этим бездельником! – взгляд скользнул по комнате в поисках своей бутылки и натолкнулся на пушистое животное, вроде кот и он был одет в футболку. Судя по очаровательной шерстке и довольной морде, кот или кошка были домашние.  В принципе не важно, главное теперь в голову девушки пришел и поселился гениальный план.   Нет, животных она любила, даже была готова отдать им последнею яичницу, но сейчас было дело посерьёзней. Тае аккуратно подняла свою бутылку, она из неё ещё не пила, поэтому знать содержимое оной не могла.
- Кис-кис, милая, иди сюда, - приговаривала Отае, как можно незаметней капая на палец немного воды, и стоило животному оказаться на расстоянии вытянутой руки, играючи мазанула той водой носик. Теперь  оставалось ждать, если через полчаса кошка облизав нос не сдохнет значит, вода питьевая и бояться нечего. Улыбка, с которой она проводила сие действие, была дружелюбная, но только самому Богу известно, что именно за ней скрывается.

Отредактировано Shimura Tae (2012-09-01 21:37:14)

+1

14

Элизабет как-то говорила Кацуре не трогать чужие вещи. Вообще не трогать. Лучше даже закрыть глаза и пройти мимо этой вещи. Мало ли какая зараза на ней? Нынче Эдо – полная страна различных болячек, начиная от геморроя и пофигизма - и до всеобщего превращения в прыщей. А все из-за этих проклятых пришельцев! Навезли сюда хрень, а жителям все пробуй да экспериментируй.
Поэтому я всеми фибрами души ненавижу наше правительство.
Котаро все также зажимал рукой горло, боясь отпустить его из своей хватки. Вдруг выпрыгнет? Нереально? Да ладно вам! В нашем мире чего только нет, поэтому даже такие чудеса никого не удивят. Испугают – вот это да.
Шутку шутить? Ага, революционер сейчас явно шутил свою самую лучшую шутку. Ведь он сам думал о том, что это шутка. Не верил, да и как-то не думал он о том, что простая на вид вода может сотворить такое с его внутренностями. И странное ощущение того, что это все специально и тот, кто закрыл их здесь, знает, что Кацура вместе с Эли уже догадывались о личности главаря Потрошителей. Вот только все посылаемые джоишивцы, так и не возвращались обратно. Будто Потрошители предупреждали, что не стоит соваться в это дело и лучше умывать отсюда ручки.
Хрен вам, дилетанты. – снова мрачно подумал Котаро и хмыкнул. Хотя получилось не очень, но все же какая-то редко-едкая ухмылка поселилась на лице террориста.
- Не Зура, а Кацура. – ответив свою стандартную фразу, он посмотрел из-под челки на Гинтоки, который хоть сейчас стал серьезным, и, предпринял попытку приподняться. Не то ноги не держали Котаро, не то Котаро ноги не держал, но он тут же рухнул обратно от прилетевшей в лоб бутылки. У него даже ностальгичное чувство появилось. С его лбом уже кто-то встречался сегодня…
- Не волнуйтесь, Отае-сан, это не то место, где я хочу окочуриться и превратиться в безвольную тушку. – адресовал он девушке, которая явно была взволнована состоянием революционера. Продолжая сидеть на полу, он кое-как убрал со лба прилипшую челку и нащупал явную шишечку. Нет, ну это же надо, так слиться? Из-за какого-то глотка жидкости! Тьфу ты.
- А дверь я готов зубами разгрызть, дабы вылететь из этого чертового места...
Кошачье «мяу» подействовало на революционера оживляюще. Его глаза сразу приобрели первоначальный естественный блеск, а болезнетворное и шаткое состояние отошло на второй план.
Посмотрев на крупненького представителя кошачьих цепким глазом фетишиста, у него снова появилось знакомое чувство ностальгии. Где-то он уже видел…
- А-а-а! Ты! Именно тебя я видел, перед тем, как очнуться здесь! Именно за тобой я гнался! – резво подскочил Кацура, тыча пальцем на зверюшку. Революционер не мог злиться на этих мягоньких комочков шерсти, но сейчас он мог поверить во что угодно. Даже в то, что этот котяра причастен к их злоключению. И если это именно так, то Кацура непременно вправит мозги этому животному. Да так, чтоб запомнил надолго. Котаро не железный же, а за такое состояния несостояния он готов был шкуру содрать. С кота, естественно.
А потом бы отнес в ветеринарку и там бы его подлечил. Революционер не изверг, чтобы оставить бедное животное умирать? А вдруг оно вообще ни в чем не виновато и это всего лишь домыслы? Хотелось бы верить.

+2

15

Итак, что мы имели в наличии? Трех людей непонятного вида в комнате и кота. Кот был, впрочем, тоже не слишком-то обыкновенного вида, и поначалу Гинтоки и впрямь принял его за крысу. Ему было в принципе все равно, что это за зверь, главное, что шумел тут именно он, а не какие-то там призраки, зато сама зверушка, кажется, была возмущена. По крайней мере, судя по не слишком-то довольному шипению.
О кошке, однако, пришлось на время забыть: предприимчивая Отае уже запустила в него его же бутылкой – та, конечно, была полупустая и довольно легкая, но даже так, прилети она по макушке, мало бы не показалось. Уж с силой этой женщины… поэтому Саката предпочел развлечься от созерцания невиданного зверя и размышлений об оном и все же пафосно словить бутылку… или не словить. Судя по всему, с силой та не рассчитала немного в другую сторону, и бутылка, пролетев значительно ниже, чем было нужно, превосходно уложилась прямо в лоб пострадавшему. Ну что ж, главное, она достигла своего адресата, а значит, это уже не его проблемы.
Шимура в это время развернула активную деятельность: Гин уже откровенно запутался, где-какая-зачем бутылка и почему их, черт возьми, так много! Были бы здесь еще настилы и окошко в двери, и он бы задумался, а не попал ли он опять в тюрьму по недоглядке. Только в этот раз какого-нибудь средневекового типа. Например, все-таки добив гребаного Сегуна.
«Не-не-не-не, невозможно! Тогда бы о воде и говорить не пришлось!»
Проклятый Сегун портил ему жизнь уже больше сорока томов, и все равно упорно оживал. Его упрямству можно было позавидовать, но это хотя бы спасало его от постоянного риска смертной казни. Хотя, в конце концов, Саката бы предпочел совсем не сталкиваться с этим персонажем.
Пока же рядом с ним были два гораздо более знакомых ему персонажа – доставлявших проблем не меньше, конечно, но все же с ними было несколько легче. Теперь один из них зачем-то мазал кошке нос водой, а второй вскочил, как здоровехонек, и принялся тыкать в несчастную зверушку пальцем, что-то ему активно втолковывая. Гинтоки, на самом деле, не вслушивался, приняв это за старый-добрый Зуро-бред, вроде «Вступай в Джои, у нас есть Вискас» или еще чего подобного.
Впечатление их сумасшедшая компания производила, наверно, все-таки не слишком-то положительное, а может, виной тому была бутылка в руках у Отае*, но кот неожиданно весьма агрессивно прошипел что-то, отдаленно напоминающее нецензурную речь, и вылетел из комнаты.
- Ну вот, вы, возможно, спугнули нашу последнюю возможность на пропитание, - вздохнул Гинтоки, почесывая затылок. Боевой режим смыло мгновенно, а тема питания встала сразу же, стоило задуматься, сколько же еще времени им придется провести в этой проклятой камере? Не то, чтобы ему и впрямь хотелось зажарить и сожрать кошку… которая, кстати, покинула камеру. Да-да, животное-то эту проклятую камеру покинуло без проблем. Сквозь двери она, что ли, ходит?!
Гинтоки вернулся к дверям, быстро осматривая ее на предмет неожиданно-существующих тайных проходов, и расплылся в зловещей ухмылке.
- Разгрызть, говоришь? Да мы ее по камешку разнесем.
Ситуация, на самом деле, уже достала. У него трещала голова с похмелья, его запугивали призраками, его товарища отравили водой, да ко всему прочему здесь бродили странные животные в одежде. Пожалуй, этого хватало для того, чтобы он наконец стал серьезней и врезался боккеном, который, благо, был у него с собой, в кирпичную кладку рядом с ходом – там, где стена была наиболее уязвимой.
Не можешь выйти через дверь – попробуй пробиться через стену. Вот таков был его закон жизни, придуманный буквально только что.

*В Японии верят, что кошки боятся прозрачных бутылок с водой и стараются держаться от них на расстоянии.

+1

16

Не то чтоб старшая Шимура боялась, просто ситуация была крайне кропотливой. Вот умрет этот длинноволосый и что делать? Оставаться наедине с трупом, как-то не хотелось,  конечно, можно было б его съесть, если Гин-сан так волнуется о пропитании. Но стоило об этом подумать, как к горлу подкатил ком тошноты… этот Кацура-сан, ладно лучше об этом не думать. Тем более если им суждено здесь умереть, то, скорее всего от жажды, чем от голода. Нужно было разрушить эту дверь или в крайнем случаи стену и выйти наружу, они ведь уже долго тут торчат, Шин-тян точно переживает. Это нельзя так оставлять! Срочно нужно выбираться с этого дурподвала! Остается надеяться, что эти убийцы (а может вообще психи!) не сделали что-нибудь с братом. Иначе Отае разозлится… а в гневе Шимура страшна.
Главный из Джой увидев кошку, резво подскочил, что для умирающего было крайне не стандартно.
- Не вериться, что я переживала за него, – раздраженно подумала Тае-тян, провожая взглядом убежавшую от суматохи кошку. Везет она хоть может сбежать от этих недоумков, а девушка в маленький проход вряд ли влезет.
- Если у тебя есть силы, чтоб скакать, после отравления, то иди и помоги Гин-сану, разломать эту дверь и нам уже давно пора выбраться отсюда – с угрожающе-милой улыбкой предложила Отае, хотя по интонации можно было больше счесть это за приказ. Она и так слишком долго проторчала в запертом, грязном подвале, надо ещё на работу успеть, а то кто знает какие деньги, вычтет её начальник из зарплаты за пропуск или опоздания.
С горечью покосилась на свою бутылку с водой, но пить не стала, обойдется как-нибудь или потерпит, пока не доберутся до дома. Эксперимент с проверкой на наличие яда был испорчен, поэтому рисковать, после чего лежать с окровавленным ртом рядом с Кацурой-саном было слишком безрассудно, глупо, сумасбродно, недальновидно, непредусмотрительно, короче не в духе Отае. Разочарованно поднялась с корточек, смысла сидеть больше не было, тем более, когда они пафосно собираются покинуть это место, то надо самой выглядеть подобающе.   Встала чуть позади Главы революционеров и Йородзуи, мало ли им пригодиться рука… то есть нога помощи.
- Гин-сан, когда мы отсюда выберемся, надо будет найти того человека, я не хочу больше подвергаться опасности из-за какого-то кудрявого маньяка-убийцы, или пропускать работу, или не завтракать с братом, или не увидеть серию любимой дорамы, - судя по интонации последнее разочаровало Тае больше всего

+2

17

Наблюдая, как кошка исчезает в маленьком еле заметном проеме, Кацура снова закашлялся. Но лишь немного, отплевываясь, словно он нажрался кошачьей шерсти. И состояние намного улучшилось, стоило животному покинуть комнату. Словно ничего и не было. Лишь тяжелое дыхание напоминало о том, что происходило с ним буквально несколько минут назад. Пощупав горло и убедившись, что оно на месте, Котаро оглядел своих соседей по несчастью и облегченно выдохнул. Хоть с ними все нормально. А то мало ли. Вдруг Кот обладал мистической силой и способен глазами прожигать дырки? Всякое же бывает.
- Ну, что вы, Тае-сан. – Кацура серьезным взглядом посмотрел на девушку и снова повернулся к стене, в которой впечатал свой боккен Гинтоки. - Конечно, мы сломаем эту дверь. Обязательно сломаем.
Пошарив по своим карманам и сжав небольшую коробочку, вынудил оттуда два маленьких серо-черных шарика. Котаро не стал использовать бомбы в самой комнате. Он о них, если честно, вообще забыл. Но если бы он ими воспользовался в самой комнате, то от его товарищей ничего бы не осталось, как и от него самого. А вот сейчас, видя, как от удара Гинтоки образовалось несколько трещин, в которые вполне помещались его маленькие новые мини-бомбочки, Кацура вытащил свою последнюю разработку.
- Точно! Я же обещал Элизабет обязательно посмотреть с ней очередную серию дорамы. А учитывая, что вчера я не вернулся в нашу обитель, так ещё и серию пропустил! А повтор будет только через полгода! – Кацура был солидарен с девушкой. Если он снова пропустит хоть одну серию, упустит события, которые произошли в сюжете, то, как он будет разворачивать беседу на очередном собрании Джои? Это волновало Котаро и стало чуть ли не самой важной проблемой.
Но вовремя опомнившись, Кацура лишь помотал головой и снова мысленно вернулся в комнату. Выбраться из запертого пространства уже не представляет большого труда, когда паника и идиотизм не застилает глаза. Он снова вспомнил о той информации, которую с трудом собрали его люди. Потрошители стали волновать, намного больше, чем какая-то там дорама. Особенно их главарь, по рассказам напоминавший Гинтоки.
Есть у меня предположение, где находиться так называемый "маньяк". Элизабет говорила что-то об их базе.
Установив на мини-бомбах таймер, который тут же начал отсчитывать секунды, Котаро без раздумий сжал их в ладони и подошел к товарищу.
– Я бы посоветовал тебе отойти, Гинтоки. И вам, Тае-сан. Потому что... - Кацура не договорил, резко бросив бомбы в щели, образованные боккеном. Те укатились в глубь, противно пропиликали и через пару секунд комнату озарила вспышка, и вместе с ней - резкий хлопок. Взрыв не был мощным, но достаточным для того, чтобы разрушить стену. И для того, чтобы в комнате погас свет, затрясся потолок, посыпались камни и земля. Котаро, как обычно, не задумывался о последствиях, предпочитая сначала сделать, а потом подумать.
Но как оказалось, стену они все-таки разнесли...

+1

18

- А раньше ты этого сделать не мог?! - вполне закономерно взвился Гинтоки, отплевываясь от каменной крошки и отмахиваясь от кружащей в воздухе пыли. Вникать во все эти сложности, вроде условий, при которых бомбы будут полезны и сработают, он не собирался, его интересовало только, почему они торчали в этой гребаной западне все это время, если могли просто шарахнуть по стене бомбочкой?! Назад он отскочить, конечно, успел - сработали рефлексы и почти звериные инстинкты, которые оказались гораздо умнее него самого и тягаться с бомбами Кацуры даже не пытались.
- Тебе стоит наведаться к старой ведьме, - попутно сообщил он Отае, благородно едва не придавив ее во время отпрыгивания. Кого-то ловить? Сейчас? Ну, только не с похмелья. И только не сообщая об этом всем. Саката славился своими привычками решать проблемы в одиночку, так с чего бы сейчас ему продолжать замешивать в это женщину, пусть и женщину-монстра. - Она все записывает на DVD, уверен, вы смотрите одни и те же трагедии жизни.
DVD, конечно, уже неделю как не работал, пока у легендарного мастера руки не доходили его починить. Но он решил хотя бы в экстремальной ситуации побыть хорошим, внушающим надежду, парнем. Правда надежду он, похоже, мог сейчас внушить только потолку - на то, что он не осыпется на их головы и устоит, ну, и, может, тому аманто за стеной, застигнутому в самый неподходящий момент.
Разрушенная стена, как только осела пыль, обнаружила еще одну кладку, на этот раз лежащую перпендикулярно к разрушенной ровно посередине. Помещения за ней расходились в разные стороны.
Симметрия, идеальная симметрия!
Да ни хрена! Идеальную симметрию портил, как минимум, видавший лучшие свои годы лет этак сто назад унитаз и гордо восседающий на нем аманто, по-видимому, призванный охранять их у дверей, прикрывающийся газеткой и страшно пучащий глаза - на одной из сторон.
"Да что за херняяя?! Нас поселили в самые низовья ада! В его сточную яму!"
- Прошу проще-ения! - протянул Гинтоки, подкидывая боккен на руке и за пару шагов преодолевая расстояние до аманто-охранника. Законы чести всегда говорили не бить лежачего, сидящего на унитазе, а еще занимающегося *** и ***. Но Гинтоки никогда не был благородным. - Ваша смена закончилась, подотрите ваши задницы и потерпите до дома!
Кто-то должен был поплатиться за спуск их в канализацию мира. Второе ответвление вело в коридор от входной двери в их камеру, и стоило надеяться, хотя бы там обойдется без сюрпризов.
- Да мы по шею в чьем-то дерьме! Пора выбираться, пока эти шулеры нас совсем не потопили, - обратился он к своим вынужденным соратникам.
Критический момент настал, пора было взять бразды лидерства в свои руки и гордо повести маленький своевольный отряд к выходу, пробивая себе дорогу. Если только их не унизили до такой степени, что посадили лишь одного охранника.

+2

19

Кацура наконец начал действовать её это определенно порадовало. Конечно то, что он там делает у двери, Тае не полностью понимала, но это было неважно главное, чтоб они выбрались из этой зад… западни. Девушка не обладала ни реакцией, ни интуицией в отличие от Котару и Гин-сана поэтому, не смотря на предупреждение, отпрыгнуть или сделать ещё один шаг назад она не успела. Старшая Шимура почувствовала, как каменная крошка посыпалась ей на волосы, к счастью ничего тяжелее не упало. Густой дым и пыль застелили глаза, отчего приходилось щуриться и часто моргать.  Да и чтоб не наглотаться пыли и грязи, Тае прикрыла рот и нос рукавом кимоно. После того как она очередной раз моргнула, то уткнулась носом и взглядом в спину Гин-сана. Сомнительно, что он пытался прикрыть девушку от более тяжелых кусков бетона, скорее всего просто отскочил, чтоб его чем-нибудь не пришибло, с такой резвостью, что чуть Тае не пришиб.  Услышав его предложение Шимура слабо, но согласно кивнула. Было бы опасно сразу идти домой, если у того кудрявого типа, есть на неё свои виды, то скорее всего он постарается вернуть свою жертву, а поймать девушку, когда она одна намного проще. В доме Отосе-сан будет безопасней, так как многие не понаслышке знают, что туда лучше не соваться. Только вот есть ещё одна проблема – добраться до этого дома без приключений. Драться Тае не хотела и не собиралась это мужское дело пусть они им и занимаются, а она лучше дождется дома и если понадобиться перебинтует раны. Тем более эта драка никак не повлияет на её господство в районе Кабуки.
- Было бы не плохо, только сначала надо выбраться отсюда, - подтвердила словами свой кивок девушка.
Появление аманто на унитазе, было слишком, Тае как и подобает приличной девушке  могла такое видеть только после свадьбы, хотя и после замужества она бы отказалась от такой перспективы. Шимура благородно отвернулась, не желая видеть как «это» уберут с их пути.
-Зато теперь мы точно знаем, что не единственные на земле и не было Конца Света – постаралась найти какую-то оптимистичную ноту Тае, но все же была чуток разочарованна, что все оказалось куда проще и скучней версии об Апокалипсисе. Все лишь типичное похищение, тем более весьма унизительное, если учесть что их камера расположена в подвале рядом с туалетом, а охраняет их непутевый аманто. Тае ведь такая красивая, женственная, прекрасная, изящная, хотя бы только из-за этого стоило их запереть в куда более подобающем месте.   Нехотя, но с пониманием, что это необходимо сняла с пояса штанов ключи от дверей. Если вновь попадется такая же крепкая дверь как у них в камере, то надеяться на ещё мины у Кацуры или на силу Гин-сана не стоило, лучше все предусмотреть. Сжала в кулачке кольцо, на которое цеплялся набор ключей, стоило надеяться, что они не пригодятся и все пройдет хорошо.  Шла Тае за ними где-то на шаг позади, так как за ними опасности не было, а при случаи, если нападут спереди она могла хоть как-то среагировать. Разумеется Шимура не сомневалась в своей силе и ловкости, но не была настолько безрассудной чтоб считать себя достаточно  способной чтоб сравняться с умениям и опытом этих двоих. Одно дело избивать сталкеров и невежд, совсем другое драка с аманто, которые могут превосходить их по силе если не в три раза, то в два вполне.

+2

20

- Конечно, не мог.  – хмуро возвестил товарища Кацура, отряхиваясь от пыли, грязи и каких-то тараканов. Откуда взялись там тараканы, Котаро предпочел остаться в неведении: противно было отдирать  их от длинных спутанных волос, в которые они, при своем недолгом полете, успели прочно зацепиться лапками. Революционер был рад, что в помещении после взрыва остался некий полумрак. Он был уверен, что увидь его - отдирающего жирных противных тараканов от своей головы - точно бы засмеяли в лучших традициях Гинтамы.
Но к великому облегчению Кацуры смотреть на него никто не собирался, так же, как и смеяться. Взоры его товарищей были устремлены в образовавшийся проем. Казалось, ни что в этом мире уже не способно поразить длинноволосого самурая. В тот момент, когда он с ног до головы оглядел самого засранного Аманто, которого, наверное, до этого ни разу не встречал, Кацура понял, что жизнь врагов тоже может быть тяжелой. Сочувствовать безымянному аманто, который всем своим видом выражал крайнее недоумение от сложившийся ситуации,  Котаро не стал. Не в его принципах было опускаться до жалости к врагам.
- Что за дерьмового охранника нам приставили?! Нас считают за дерьмо?! Мы – дерьмо? – ворчливо вспыхнул Кацура, морально давя на Аманто свои растрепанным видом. Запах от охранника шел соответствующий помещению. Конец света был порядком лучше, чем лицезреть эту картину. Гинтоки не выдержал первым. Оно и понятно. Нервы теперь были натянуты и у Котаро, готовый вот-вот взорваться, плюнуть на все и разнести к чертям все, чтобы встало на его пути. Но он сдержался и остыл. Все же нужно оставаться в здравом уме и не идти на поводу у гневных эмоций, ибо закончится сие может вовсе не радужно.
Демонстративно протоптавшись по лицу аманто-охранника и мимолетом взглянув в газетку, Кацура криво усмехнулся и прикрыл ею расплющенное лицо охранника.
Высовывая голову из комнаты, Кацура внимательно вгляделся – коридор был нешироким и каким-то пустынным. Революционер ожидал увидеть множество охранников наподобие того, что сидел в том засранном месте. Но как назло на ближайшие метров десять не было ни единой души,  что немного удивляло и настораживало одновременно.
- Может быть, мы попали в Зимпел Таун*? – проявил чудеса дедукции Котаро, переступая порог комнаты и вглядываясь в бесконечную, как кажется, мрачную даль. Они наконец-то выбрались из комнаты. Выбрались из кошмара, который ещё надолго запомнится длинноволосому самураю. Кацура не любил шуток. И эта оказалась самой ужасной шуткой за последнее время.

*Отсылка к One Piece. Импел Даун – большая подводная тюрьма для опасных преступников и пиратов, разделенная на шесть уровней.

+2

21

Отае демонстрировала редкостную женскую выдержку – вместо того, чтобы, как и пристало девушке, благородно хлопнуться в обморок при виде столь ужасающей картины и свесить свое безвольное тельце на руки двух псевдорыцарей, она не только выстояла, но еще и пренебрегла брезгливостью настолько, что конфисковала у побитого охранника ключи. Вот уж поистине железная непрошибаемость. Она уже вовсю опять рассуждала о конце света.
- Это все знали, кроме тебя, ой! – не удержался Гинтоки. – Никто не собирался вновь заселять планету маленькими гориллами. Возможно, это чересчур сильно пошатнуло бы баланс вселенной в сторону новой, генномодифицированной после атомного взрыва расы.
Гинтоки замолк, распинывая попадающиеся под ноги камни. Один пребольно стукнул его по большому пальцу, он подскочил и тут же едва не запутался в паутине. Это немедленно снова навело его о мысли о призраках, и он на какой-то миг замер, раздумывая над тем, что вот такие подземелья – идеальное место для того, чтобы притащить сюда жертву и заживо замуровать. А через пару десятков лет она выберется призраком или, скажем, зомби… Сакату передернуло: он ускорил шаг и скривился, стараясь, чтобы хотя бы зубы у него не слишком тряслись. Всю геройскую решимость с него, как водой смыло.
«А куда мы, собственно, идем?» - еще одна внезапно-освежающая, как холодный душ с попойки, мысль заставила Гинтоки еще раз затормозить, на этот раз так резко, что идущие позади него товарищи просто по закону подлости и куриной слепоты в темноте просто обязаны были в него врезаться. – «Если это и впрямь Зимпел Даун, нам отсюда вовек не выбраться… да о чем вообще речь?!»
- Стали бы в Зимпен Даун садить таких засранцев-охранников! – наконец изрек он гениальное заключение. – Если бы так, стал бы Грейс* дожидаться своей казни в такой вонючей тюрьме.
Саката пнул стену в нескольких местах, будто бы проверяя на наличие скрытых дверей, и уже уверенней двинулся дальше. Хотя ответа, куда идти, он так и не получил… впрочем, о чем это он, им пока оставался только один вариант – идти вперед и только вперед.
- Но если бы здесь была очаровательная Сади-чан… - себе под нос продолжил тему Зимпел Дауна Гинтоки, но никаких сексуальных охранниц поблизости не наблюдалось. Здесь вообще никаких охранников не наблюдалось, если быть откровенно честным. За такими размышлениями он определенно пропустил момент, когда очередной камень, который должен был быть просто элементом ландшафта, буквально ушел из-под ноги, а вместо этого лодыжку мгновенно окрутило веревкой, а самого Гинтоки вздернуло вниз головой, как курицу-гриль.
Когда стены перестали вертеться, и он рискнул открыть глаза, зрелище ему не понравилось. Пол был совсем близко – так, что кудрявой макушкой он как раз его подметал, и все, что он видел сейчас, это ноги его спутников.
- Ой-ой, - подергался он, сохраняя неожиданное спокойствие. – Это еще что такое?

*Эйс, конечно

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Центр » Наглухо закрытая комната.