Gintama-TV

Объявление

Ролевая закрыта.
24.09.2011г. - 15.02.2016г.
Большое спасибо всем, кто здесь был и кто оставался до самого последнего, надеясь на чудо.

----------

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Gintama-TV » Центр » Кофейня "Спиногрызлин"


Кофейня "Спиногрызлин"

Сообщений 1 страница 26 из 26

1

Уютная кофейня, где посетителям предлагают различные виды кофе и вкусные пирожные к ним. Также вечером здесь подают другое меню, в котором могут содержаться немалая доля сакэ.
Интерьер сделан в коричневых цветах. Уютные диванчики красного цвета расположены вдоль окон. Имелась барная стойка, за которой любили выпивать и пробовать различные настойки, предлагаемые самим хозяином заведения.

0

2

Уж кто-кто, а Маширо прекрасно умел находить места для деловых встреч. Грандиозные убийства обсуждались в кабинке для фотографий, а сотрудничества передовых кланов - в  парке аттракционов. В такие минуты его посещало какое-то странное, но очень лестное чувство превосходства. В голове крутились сбивчатые мысли: "я сильнее вас всех, я умнее вас всех, я пользуюсь своей внешностью с умом, вы - нет, я...". И так далее, и тому подомное.
Скорее, Нарцисс признался бы в любви какой-нибудь пробегающей мимо нимфе, чем Суджи признал то, что он не новая ступень эволюции. Впрочем, эта черта характера была вполне сносна, а в "Потрошителях" уже свыклись со снобизном босса. Там вообще могли свыкнуться с чем угодно, какие-то эмоции вызывала только фраза "хей, дорогуша, сходи-ка в магазин". Рури переворачивалась на левый бок, бурча что-то про взбитые сливки, Шинджи, как вечный спонсор этих походов, протягивал руку за кошельком, а Нарико поднималась с пола и, вспоминая, какие заведения работают в два часа ночи, выходила из дома, включая фонарик. Пожалуй, это была единственная операция, в которой Потрошители действовали слаженно, безукоризненно подчиняясь Суджи, что, конечно же, льстило.
Сегодня к боссу никто не присоединился, все, как оказалось, любили ходить в кафе только чтобы поесть, а потом удрать. Про деловую встречу никто ничего и слышать не хотел. Впрочем, все формальности этой неформальной организации целиком и полностью, официально и неофициально лежали на Маширо. Ведь хотя бы что-то должно лежать на Маширо, кроме очередного выпуска "Джампа", защищавшего от солнца красноватые глаза, и Нарико, страдавшей лунатизмом?
Кофейня "Спиногрызлин" отличалась чистотой и уютностью. Суджи, подобно птице говоруну, отличался умом и сообразительностью, втайне надеясь, что глава НамиЯми о подобных качествах ничего не слышал.
"А вот и широкая спина мсье Шисуи," - думал Маширо, искусно лавируя между столиками в надежде пробраться к барной стойке, у которой гордо восседал вышеупомянутый аманто.
- Мсье Шису-уи? - вопросительно протянул Суджи.
Спина не шелохнулась. Она была такая большая, что парень невольно вспомнил американские боевики. Дернуть этого верзилу за плечо было равносильно самоубийству.
"Уж легче заявиться к Шинсенгуми с катаной, провозглашая себя Богом Нового Мира".
- Мсье Шису-уи?
Может, ему не нравится обращение "мсье"? Да, кстати, надо бы узнать, что это такое.
Где-то в глубине души, очень глубоко, у Суджи сохранились остатки образования. Он любил вставлять в диалог иностранные слова, частенько вызывая умиление у милых девочек и пренебрежение у скучных филологов. Что же он вызывал у "мсье Шисуи" пока что оставалось секретной информацией.
- Мсье Шису-уи? - в третий раз протянул Маширо. - Я забыл кодовую фразу про прогноз погоды, поэтому давайте-ка сразу к делу.

+5

3

NamiYamy Shisui
http://s1.uploads.ru/qBA8C.jpg


Устало подперев подбородок одной рукой, Шисуи с непривычно-кислой миной продолжал помешивать ложечкой чайное виски. Скосив взгляд на стройненькую официантку, которая порхала, как бабочка, туда-сюда между клиентами, у главы клана тут же включались все реактивы, которые отвечали за флирт и активное общение. Подозвав её к себе, Шисуи приятно улыбнулся, чуть пододвинулся к ней и что-то томным голосом шепнул ей на ушко. Та моментально вспыхнула, заливаясь краской, и мгновенно испарилась в служебную комнату. Шисуи плотоядно ухмыльнулся, смотря на прикрытую дверь, и снова обратил внимание на часы.
Этот чертов кусок Потрошителя опаздывал. Намного опаздывал. На столько, что Намиями медленно, но верно начал нетерпеливо притопывать ногой одному ему известный ритм.
Те документы, которые ему «случайно» подкинула Сетсу, заставляли ещё раз обдумать решение о сотрудничестве с группой Потрошителей. Шисуи терпеть не мог своих сокланевцев. Но сейчас, когда половина из них ввязались в эту заварушку, глава клана начинал волноваться.
Вообще, мужчине сейчас хотелось только одного – взять и напиться где-нибудь в дорогом баре, потом позвонить Сетсу или Сарико, чтобы те лично приехали и забрали своего нерадивого и любимого главу домой. Шисуи не редко было настолько скучно управлять кланом и всеми делами семьи, что тот невольно сбегал от пристального внимания родителей и слуг. И старшей сестры. Хотя, как раз от старшей Сетсу сбежать не так-то просто. У неё просто нюх был на все планы мелкого Шисуи, поэтому она всегда с неким злорадством ловила маленького главу и тащила за шкирку, обратно в дом или в библиотеку, где парень обучался и почти жил.
Эх, были времена… Чтоб Сетсу там заикаться начала!
Что и говорить, он всегда завидовал всем остальным своим братьям и сестрам, потому что у них, в отличие от самого главы, была хоть какая-то, но свобода. Которую Шисуи, увы, никогда не получит.
А вот голос, ворчливый такой голос прервал некую прострацию Шисуи, в которую он упал, ожидая Маширо. Лениво обернувшись и посмотрев с ног до головы на паренька, он зевнул и отвернулся. Шисуи-то думал, что его звала какая-нибудь милая девушка, а это оказался… Кстати, этим «кто-то» оказался как раз таки опаздывающий глава Потрошителей.
- Это было бы слишком банально. Про погоду эту вашу. – ухмыльнулся Намиями, обдумывая, как теперь отыграться на Суджи. – В любом случае, шифроваться нам тут не от кого. Но в тоже время есть. Хотя думаю, что все подозрительные персоны прячутся по тем углам и занимаются своими делами. Им же нет дела до нас, ведь?
Осмотрев зал, Шисуи приметил пару угловых столиков, которые находились в тени, и разглядеть там чье-либо лицо было нереально при тусклом свете кофейни. Но даже если здесь на них вдруг устроят облаву или что-то в этом роде, то Намиями непременно выскользнет отсюда первым, тем самым подставив и оставив здесь главу Потрошителей отдуваться. Нет, способности Суджи он не недооценивал, скорее даже восхищался в некотором смысле слова. Кровожадности и насилия тому не занимать.
Но ведь лучше же будет, если избавиться от проблемы, не приложив к ней своих рук? Шисуи тоже так подумал и пододвинул заказанный ранее коктейль к Суджи.
- А теперь… С чего бы нам начать, глава-уважаемый-сан? – издевательски протянул Шисуи, едким и холодным взглядом смотря на собеседника. – Вопросов-то у нас, ой, как много.

+1

4

Когда мсье Шисуи изволил развернуться, Маширо покраснел еще сильнее, чем пробегающая мимо официантка. Даже не покраснел, а порозовел, аки барышня заморская. Глава Потрошителей был раза в два ниже главы НамиЯми, раза в три худее и раза в четыре менее оправдывающим свой статус. Рост Суджи составлял сто семьдесят сантиметров на каблуках, которые он носил по совету имидж менеджера "Гинтамы". Как представитель Великих Сил Зла он должен был выглядеть  убедительно, а не так, как всегда.
"Ну ничего, мое оружие - мозг, а не кулаки," - думал парень, поглядывая на широкие плечи мсье Шисуи, на красивую рубашку мсье Шисуи и на общее впечатление, которое производил мсье Шисуи. На секунду Маширо успел усомниться в реальной надобности заключения договора, но после, представляя ухмылку Шинджи, усмешку Рури и очередной печальный вздох Нарико, которая могла выдыхать столько углекислого газа, что кактус на окне не успевал вырабатывать кислород, он окончательно решился ответить хоть чем-нибудь на длинную и философски-двоякую фразу мсье Шисуи.
- Ноу, мсье Шисуи, определенно нет, - лаконично заключил Суджи, переваривая смысл услышанного. Он пригляделся к тем самым подозрительным дальним столикам, не заметив ничего из ряда вон выходящего (попросту потому, что было довольно темно). - Тем более, мы не настолько слабы, чтобы опасаться каких-то мелких сошек,- добавил Потрошитель, поглядывая на схему плана при пожаре. Всего в кафе было три выхода на улицу, один - парадный, второй находился где-то на кухне, а вот третий представлял из себя подземный ход под барной стойкой. В тот же миг он родил пять замечательных планов побега, два из которых спасали мсье Шисуи, а три - подставляли. Маширо хитро сверкнул красноватыми глазами, приветливо улыбнувшись бармену.
- Одну "Кровавую Мэри", пожалуйста.
О да, вопросов у них было много. К примеру один из важнейших вопросов: "Уважаемый мсье Шисуи, не соблаговолите ли вы истребить Шинсенгуми, перед этим сдав им свои паспорта и сказав, что тех женщин тоже убили вы, в чем сердечно каетесь? Ведь я же знаю, у полицейских доброе сердце. Ах да, и если что-то награбите, то не забудьте сдать мне семьдесят процентов с общей прибыли, остальные тридцать так уж и быть пойдут на заключение мирного договора между НамиЯми и Потрошителями. Amen.". Чуть позже Суджи хотел поинтересоваться, где же мсье Шисуи приобрел такую рубашку и на какие средства, если не секрет.
"Надо просто немного перефразировать просьбу, и все будет прекрасно," - уверял себя парень.
- Итак, - Маширо сложил руки, заглянув прямо в глаза ухмыляющегося аманто,  - вы наверняка знаете о существовании такой немаловажной организации, как Шинсенгуми. Пока что могу сказать только одно... А, да спасибо за коктейль, бармен-сан! Так вот, - он сделал неуверенный глоток из высокого бокала, - они мешают. Не только мне, но и вам, причем вам в большей степени. Лучшими стратегами нашей организации был составлен план о проникновении на их территорию, а после - массовом уничтожении. Но, как у любого гениального плана - если вы понимаете о чем я, мсье Шисуи - имеются свои неполадки. Совсем маленькие, практически ничтожные, но они, подобно черным дырам, могут засосать всю идею в никуда. А теперь несколько конкретнее, - весь наигранный образ потрепанного парнишки исчез, остались только красные глаза, сияющие ненасытным желанием убивать, убивать негуманно, но виртуозно, - у Потрошителей не хватает людей. Однако с вашей помощью мы легко могли бы решить нашу общую проблему. Что скажете?
Неважно было, что подумает бармен, неважно было, что "лучшими стратегами" был Шинджи в единственном числе, окончивший курсы изобразительного искусства, важен был только ответ главы клана, одной из ведущих семей аманто.
"Да" или "конечно же, да", мсье Шисуи? Выбор за вами."

0

5

Наблюдая за парнишкой, который покраснел аки девственная баба, Шисуи захотелось закрыть лицо ладонью и взвыть, как подобает волкам из старых мультфильмов. Но Шисуи был бы не Шисуи, если бы не сдержал в себе этот порыв, вместо этого обворожительно улыбнувшись. Гребанный этикет давал о себе знать.
- Ну, что вы, глава-сан. Я не сомневаюсь в своих силах. И в ваших тоже. – Намиями очертил указательным пальцем очередной бокал красного вина. – Это я так, на всякий случай.
На тот случай, если все-таки здесь что-то произойдет, Шисуи уже успел договориться с официантками, которые, проходя мимо барной стойки, постоянно вздыхали и буквально пускали слюни на главу Намиями. Так что, в случае чего, он мог незаметно покинуть помещение через любой выход.
Шисуи молча выслушал неторопливый голос Суджи, вникая и попеременно кивая головой, отпивая вина, которое, как показалось Намиями, было тем ещё дерьмом. Могло создаться впечатление, что глава Потрошителей болтал сам с собой, но это не так. Шисуи хоть и не обращал внимания, но впитывал информацию, как обувная губка, которой Тайке чистит свою обувь каждый раз, когда хочет выйти куда-либо, даже в туалет.
Намиями был далеко не наивным и сразу вникнул в то, куда клонил Маширо. Отнюдь, такая честь, которую оказывали Потрошители, не радовала. Наоборот, заставляла кровь бежать быстрее, а звериным инстинктам прорываться наружу. Бушующий внутри зверь – не есть хорошо, поэтому Шисуи сделал глубокий вдох, задержав дыхание, тем самым успокаивая своего Гривастого, и уже на выдохе повернулся к Суджи, в упор смотря на парнишку:
- Шинсегуми? Ах, Шинсенгуми… славные ребята. – с долей сарказма произнес Шисуи, допивая вино. – А их командир, так вообще отпадный кадр, каких поискать. Я как-то видел его, и, по правде сказать, был очень удивлен его способом проводить собрания. Серьезно. Я даже думал поучиться у него, чтобы потом также проводить собрания с моими Намиями.
Хотя меня скорее убьют, чем позволят голышом ходить на семейное собрание. Особенно Сетсу. – Намиями мысленно ужаснулся, продолжая держать внешнюю маску дружелюбия.
- Между тем, позвольте поинтересоваться, для чего вам полное истребление выше упомянутых лиц? Да, согласен, они, как заноза в заднице, но в чем состоит ваш истинный план, глава-уважаемый-сан? Какую цель вы преследуете? – Шисуи внимательно следил за каждым действием парнишки, но почувствовав на себе чей-то взгляд, обернулся, смерив все столики холодным взглядом, отмечая, что за окном стало намного темнее, а тени в угловых столиках ещё четче.
- Общую, да? У нас-то вроде не так уж и много проблем с ними. Если честно - их нет вообще, благодаря связям с правительством Эдо. – Шисуи пододвинул к Маширо тоненькую папку, которую минуту назад переложил с соседнего сиденья на стойку. – Здесь досье на нескольких очень активных головорезов, которые точно согласятся на ваше предложение, глава-сан. – весело проговорил Намиями, чуть не чихнув. Да, он специально потратил двое суток на осмотр базы данных жителей Эдо, извлекая полезных людей. Не сказать, что они прям «полезны», но выполнить грязную работу, которую только что предложил глава Потрошителей, смогут без особого труда. Это были бывшие преступники, воры, убийцы, наркоманы и прочий сброд такой общественности. Может Суджи и надеялся на то, что Намиями беспрекословно согласятся работать совместно с Потрошителями, но Шисуи не так прост и наивен, как кажется. И то, что в данный момент Сарико и Тайке, по воле случая, уже были втянуты в дела организации рипперов, беспокоил главу клана и заставлял, в некотором роде, переживать. Пусть он и строит из себя клоуна, пусть его все ненавидят и он отвечает им взаимностью. Но, как глава, как ответственный за свою покинутую планету, он не может просто взять и ничего не сделать. Намиями не падут так низко, ведь Шисуи ещё несколько лет назад поклялся защищать честь клана.
Теперь это был вопрос времени. Ожидая ответа от Суджи, глава спокойно помешивал заказанный крепкий кофе с ликером.

+1

6

Вечер буднего дня – это время, когда серые улицы бизнес-центра Эдо наполняются серыми людьми в серых одеждах. Все они спешно идут куда-то, даже сами не зная точно, надо ли им так спешить и правильный ли путь себе выбрали. Кто-то возвращается домой к семье, а сам мечтает о встрече с любовницей; кто-то отправляется по внеурочному поручению, мысленно проклиная начальство за произвол и себя за слабоволие; а кто-то идет один или с друзьями в ближайший бар, чтобы напиться и забыться до такой степени, что таксист будет искать долго паспорт в пропахшей табаком одежде, чтобы понять, куда отвозить бессознательное пьяное тело, и обязательно втихую даст себе чаевых из чужого кошелька. Все эти люди раз за разом совершают одни и те же ошибки, но, оступившись, быстро забывают о своих промахах, слепо веря, что завтра будет лучше, завтра все будет по-другому и сама судьба им улыбнется завтра. Поэтому сегодня они на автомате идут по излюбленным проторенным дорожкам, чтобы окунуться в вязкие объятия собственных слабостей, а наутро вновь ощутить горький вкус разочарования. Пожалуй, самой большой проблемой всех этих людей было отсутствие какой-либо цели в жизни. Они даже не жили, а существовали. Они бы только жрали и спали, если бы не нужно было работать. А работать они вынуждены, чтобы можно было пожрать повкуснее и поспать на кровати поудобнее. Даже их чувства атрофировались. Секс стал синонимом любви, под хладнокровностью воспринимается апатия, за верностью скрывается банальная трусость, а чувство собственного достоинства соразмерно количеству денег в кошельке.
Сегодня к этим «серым» воротничкам присоединился еще один казалось бы неприметный человек, который так же возвращался вечером с работы и так же будто бы случайно забрел в одну из этих шумных кафешек, коих полно рядом с деловыми центрами. Подобно многим простым менеджерам ему хотелось отвлечься и выкинуть из головы своих туповатых работников, которые своим отношением ставили под угрозу весь рабочий график и вызывали сомнение в том, что работа будет завершена к дедлайну. Хотелось немного забыть рожу ненавистного коллеги, с которым вышел спор по вопросу оформления договоров. Просто было желание немного уделить времени себе и собраться с мыслями. Все было бы просто и тривиально, если бы у этого человека не было бы одной конкретной цели. Маленькое слово из четырех букв, которое переворачивает все с ног на голову и добавляет в эту серую жизнь красок. В данном случае всех оттенков красного.
Такасуги задумчиво покачивал в руке бокал с виски, наблюдая причудливую игру света на янтарной поверхности напитка. Мерный стук кубиков льда напоминал о сегодняшней разгрузке контрабандного оружия. Он нахмурился. В последнее время в Эдо стало сложнее находить партнеров «по бизнесу». Сегодня пришлось разочароваться еще в одном. Мало того, что один его люди вели себя весьма неосторожно в непосредственной близости с ящиками, полными взрывчатки, так еще и сам «коллега» запросил дополнительных денег. Шинске пригубил виски, наслаждаясь насыщенным терпким вкусом. Какая жалость, что тот парень уже не сможет отведать этот божественный напиток. Убийца усмехнулся и сделал первый глоток. Тем временем жизнь в кафе не стояла на месте и среди всех тех серых людей, которых Такасуги предпочитал не замечать, появились двое достойные внимания. Поправив непривычно тугой воротник рубашки, он кинул быстрый оценивающий взгляд на них. Одного он узнал безошибочно. Таких наемников голубых кровей еще надо было поискать. Второй же вызывал противоречивые чувства. С одной стороны он сильно напоминал Гинтоки, с другой стороны в нем было нечто хищное, весьма чуждое самураю с глазами дохлой рыбы. Шинске поднял бокал перед собой, смотря на мир в отражении горького напитка. Нет, второго он тоже знал. Точнее был осведомлен о нем. В криминальном мире нельзя появиться ниоткуда и остаться незамеченным. Оставался вопрос о причине столь внезапной встречи, однако он разрешился сам собой. Такасуги улыбнулся краем губ и прикрыл глаза. Как было неосмотрительно с вашей стороны встретиться в людном месте... Говорят, что даже у стен есть уши, что уж говорить о других людях?

+2

7

- Я не вижу... - шептала девушка в пустыми глазницами. - Я не вижу... - она пыталась разглядеть перед собой людей, проходящих мимо, но не могла - глаз не было. На правой половине её лица красовался ожог, а на подбородке был рубчатый шрам. Она выглядела пугающе, но, казалось, прохожие её совершенно не боялись. Они просто игнорировали её, но не все были безразличны к судьбе безглазой девушки. Ему не было известно её прошлое, он и понятия не имел, что пережила эта молодая особа, но почему-то... почему-то он остановился рядом с ней и с интересом стал разглядывать. Его не волновала судьба таких, как она, хотя ему не был знаком этот тип женщин. О людях он знал немного, но... Что в сущности о людях, живущих в Эдо, знали аманто, которые не жили на Земле продолжительное время? Нет, вернее... что вообще о людях знают аманто? Ничего,  совсем ничего. Другое мировоззрение, другие ценности, все другое. А как же иначе?... Парень, улыбаясь, присел на корточки перед девушкой. Кажется, она заметила чье-то присутствие и слабо улыбнулась.
- Я не вижу, - громче и четче заявила она. Это жалкое существо только и могло, что твердить "Я не вижу". К чему были эти слова? Зачем она это говорила? Кому были адресованы эти слова? - Я не вижу... Я не вижу! - она почти кричала, но потом начала кашлять и стучать себя по груди.
Прохожие все так же не замечали двух молодых людей. Их совершенно не волновало то, что происходило вокруг. Но разве стоило ожидать чего-то другого? Казалось, что та девушка как раз ожидала, что к ней начнут подходить, расспрашивать о том, что с ней произошло, и почему у неё так изуродовано лицо. Но никого это не интересовало. Все были поглощены собственной жизнью.
- Я расскажу тебе... все... - говорила девушка, продолжая улыбаться. Камуи подошел к ней не для того, чтобы выслушивать слезливые рассказы какой-то девчонки. С какой стати его это вообще интересует? Но это жалкое безглазое существо явно хотело кому-нибудь пожаловаться, ему хотелось сострадания. Увы, космический пират не мог сострадать, да и к чему это ему? Это лишь ослабит его.
- Жалкая и слабая, - улыбка Камуи стала ещё шире после того, как он сказал это. - От тебя никакого толку не будет. Ты уже никогда не станешь сильной и не родишь сильного ребенка. У тебя больше нет шансов. - Одним ударом он продырявил ей насквозь живот. Изо рта девушки медленно потекли струйки крови. Она покинула этот свет. - А, вызывая сострадание у всех подряд, ты только учишь сильных состраданию. А если они начнут сострадать врагу? Смерти не миновать. Ты всего лишь помеха. - Рыжий безумно улыбнулся и принялся слизывать кровь с руки. "Эдо - крайне интересное место..."

Был уже вечер. Привыкшие к космосу аманто воспринимали времена суток как нечто потустороннее, сверхъестественное. Это было чем-то не от мира сего - не от их мира бесконечного мрака, где лишь временами можно наткнуться на свет какой-нибудь звезды. Вечером на Земле было гораздо светлее, чем во тьме космоса. Непривычно. Как будто бы другой мир. Никто никогда не думал о лишениях космических пиратов. Было множество минусов в этой работе... Но пираты не неженки.
Прогулочным шагом Камуи шел по асфальтированным дорогам Эдо. С самого утра у него не было ни крошки во рту, а потому пора было перекусить. Глазами он пытался найти хоть какое-нибудь приличное заведение - в какое попало ходить космическим пиратам не пристало. Вот наконец его поиски и были окончены. Войдя в помещение, он направился к свободному столику в самом дальнем конце кофейни. Теперь мир вокруг него внезапно перестал существовать, пришло время трапезы. Он заказал практически все съедобное из меню - кто же знает, какая еда скрывается за этими причудливыми названиями? Нужно попробовать все, что есть. Ожидая амброзию, ято почувствовал знакомый ему запах, однако не придал этому большого значения - кто знает, может, так пахнут многие кафе в Эдо? Хоть официально самураев не существует, это не мешает им продолжать жить в тени. И кто знает, сколько в Эдо самураев осталось. Может, 5, а может и 1000. Пожалуй, это была та вещь, о которой следовало бы разузнать. И вот официант уже принес несколько простых блюд. И пусть весь мир подождет.

+1

8

- Моя цель...
"Стоп, а какая у меня цель?"
Суджи задумался, стараясь не подавать виду. Отхлебнув немного коктейля, он начал лихорадочно соображать, что бы сказать собеседнику, в то время как тот уставился на него своими странными глазами. Он внушал какое-то трепетное уважение и недоверие, другое дело, что уважать кого-либо Маширо не мог, или же попросту не хотел, а вот не доверять... Глава Потрошителей был слишком гордым и в какой-то степени самонадеянным, чтобы выложить лучшую часть плана этому аманто, а потом еще и не доверять последнему, потому что это значило бы его, Суджи, ошибку. А признавать свои ошибки - дело не царское.
- Мне счесть это риторическим вопросом? - хитро улыбнулся парень, сложа руки на груди. - Продолжайте свой монолог, мсье Шисуи, не торопитесь, я вас очень внимательно слушаю.
"Да ни черта я вас не слушаю!"
Обращение Суджи к главе Намиями писали минут двадцать, зато сплоченно и всем коллективом. Коллективная работа обычно угнетает, но не в этом случае. Каждому хотелось добавить что-то свое, чтобы визит Потрошителя запомнился мсье Шисуи навсегда. Как же парень жалел, что в очередном приступе самолюбия порвал листок на мелкие кусочки. При большом желании, конечно же, всегда можно написать сообщение какой-нибудь Нарико, чтобы та выдала ему какую-нибудь копию подготовленной речи (можно было даже не сомневаться, что у нее подготовлена целая стопка копий, на случай если какому-то белобрысому идиоту опять захочется почувствовать себя самым главным) или отослала самые эпичные части посредством тех же самых сообщений. Но нет, если это и случится, то не в этом мире, и уж точно не в эту минуту. Отчего-то Суджи хотелось почувствовать эйфорию от первого лично им проведенного договора, посмотреть на то, как Шисуи подпишет эту, казалось бы, ничего не значащую бумажку, а потом все - все на свете - уже станет другим. И для "Потрошителей", и для самого НамиЯми в том числе. Маширо очень сомневался, что глава, сейчас рассуждающий о пользе истребления Шинсенгуми, может быть одураченным, может не прочитать мелкий шрифт, может забыться и, последовав мимолетному желанию, просто подписать этот чертов договор. Но эта неуловимая возможность, этот практически несуществующий шанс, эта нулевая вероятность несли за собой такую надежду, такую уверенность, что на сомнения просто не оставалось сил.
"Моя цель, мсье Шисуи, убить. Убить человека. Нет, человека не простого, в какой-то мере единственного в своем роде, человека, который разрушил мою, мсье Шисуи, жизнь, тем самым обеспечив мое нынешнее, достаточно безрадостное и, к слову, скучнейшее существование. Но это вас вряд ли заинтересует, да?"
- Моя цель, мсье Шисуи, вывести мою группировку на новый уровень. Я не хочу вам врать, вы прекрасно знаете цену самоотверженного эгоизма, пустых желаний, так что ваше дело - встать и уйти, либо же остаться и дослушать до конца. Устранив Шинсенгуми, на ваш взгляд, мелких сошек, мы придем к общественной панике. Пусть на день, на два, но в городе будут царить мелкие грабежи, народ будет в страхе закрывать двери. Пока мелкая преступность будет торжествовать, мы сможем работать в полную силу, для нас это тоже - свобода действий. Конечно же, через неделю будут созданы новые Шинсенгуми, или как заблагорассудится назвать эту шайку неудачников Сегуну-саме, но сила будет уже не та, да и опасность не та. А Эдо будет жить в страхе, который сыграет нам на руку, - еще один глоток из стакана. Вновь глупая улыбка и прищуренные глаза. - Если вы понимаете, о чем я, мсье Шисуи.
- Мне не нужны активные головорезы. Мы сами активные головорезы, если уж на то пошло, мсье Шисуи. И вы, и я. Другое дело, что мы - так называемая "интеллигенция". Именно поэтому мне хотелось бы сотрудничать. Я разделю с вами свой доход поровну, мне нечего скрывать, - Суджи развел руками. - Кстати, мсье Шисуи, - Маширо понизил голос, - вы заметили наших новых гостей? - он кивнул в темноту.
"Их просто нельзя не заметить, такие уж они особенные. Одного я видел лет десять тому назад, как его спутника, о втором же знаю понаслышке. Ну, чего вы ждете, я буду только рад знакомству."
Потрошитель облизнул пересохшие губы и залпом допил коктейль.
- Какая же дрянь, этот ваш томатный сок, бармен-сан...

Отредактировано Suji Mashiro (2012-12-26 07:17:17)

+1

9

Шисуи впервые за этот вечер, кажется, задумался о теме их сегодняшней встречи с главой Потрошителей. Несомненно, Намиями отдавал должное внимание всем вопросам о жертвах, которые прошли через «руки» группировки. Блондин не мог судить или, тем более, осуждать Маширо, хотя бы за то, что они сами, Намиями, недалеко ушли от деяний Рипперов. Только жертв у клана намного больше. Да и сами жертвы - не просто прохожие женщины, а некие выскочки, переходящие дорогу их работодателю.
«А ещё я убиваю детей, но к нашей теме это никак не относится»
Устранив Шинсенгуми, в Эдо, конечно, перестанет действовать мирное равновесие. Это действительно было бы на руку самим Намиями. Но тут уже мнение клана можно было отложить куда-нибудь подальше или просто смыть его в белом друге, куда обычно смывает мнение своих соклановцев "дружелюбный" братец Тайке. Тут нужно советоваться с тем самым человеком, на которого вот уже долгое время работал клан. Если ему будет выгодно уничтожение Шинсенгуми, то Намиями вполне могут согласиться на выгодное предложение от лица главы Потрошителей. Но мнение их работодателя на сие предложение известно не было, а звонить в этот поздний час и лишний раз беспокоить его, - Шисуи не хотелось, ибо был риск остаться без работы, а, следовательно, потерять будущие деньги и возможность жить на Земле.
«А на Земле жить благоприятно: деньги платят, работой обеспечивают… Все удобства прям!»
Но и просто так отказать - Шисуи не мог. Шинсенгуми иногда были слишком назойливы. Они, словно мухи, сразу слетаются на место преступления. Органов правопорядка блондин никогда не любил, даже на своей родной планете. Дай Шисуи волю, и он бы давно разогнал всех этих полицаев к чертям. Ну, или в открытый космос. Но, к сожалению, воли нет, так же как и власти на эти деяния тоже нет.
- Ваше предложение действительно заслуживает нашего внимания, Глава-сан. Но не все так просто, как хотелось бы. Могу ли я сделать звонок другу? – блондин все же решил потревожить своего наемника. - Или попросить помощи у зала? – Шисуи обвел «зал» быстрым взглядом отмечая смутно-знакомую, но еле различимую в темноте макушку. Усмехнувшись, мимолетно вспоминая о тех событиях, которые произошли несколько месяцев назад, Намиями снова вернулся к разговору с Суджи. Не заметить гостей невозможно, уж больно аура у них особенная. Да и сами они так и манят этой своей особенностью. Только полный идиот не почувствует и не заметит таких личностей возле себя.
- Дрянь, говорите? Самые соки - это темно-бардовые соки, Маширо-сан. Вишневые, виноградные, гранатовые… и, конечно же, кровавые. И ведь согласитесь, что самый вкусный сок из перечисленных – это вишневый, правда? Но я все же предпочитаю смесь: из спелой вишни и зрелой крови, полученной от новой жертвы. Не откажите ли вы мне в таком удовольствии, Глава Потрошителей-сан? – тихим равномерным голосом проговорил Шисуи с глупо-затейливой улыбкой на своем лице. Смерив Суджи хитрым взглядом, он повысил голос так, чтобы его вполне могли услышать замеченные адресаты:
- А какой сок предпочитаете Вы, уважаемые гости-доно?

+2

10

Такасуги был готов рассмеяться. Как же это глупо обсуждать подобные вещи в окружении людей. Думали скрыться в толпе? Это самоуверенность или безрассудство? Плевать. Янтарная жидкость играла бликами на гранях бокала и холодила руку. Еще один глоток. Звенящая тишина и спокойствие сознания. Черный зверь будто бы совершил прыжок над пропастью, и время замерло в полете, растягивая ощущение невесомости до бесконечности. Отражение полумесяца отразилось в темных зрачках зверя, отпечатываясь в сознании. Хриплое дыхание, смешенное с рыком, жарким паром исказило окружающий звенящий холод. Капельки пота и крови едва отделились от кончиков шерсти, чтобы раствориться в бесконечной тьме. Желание. Ярость. Свобода. Жизнь. Смерть.
Шинске рвано выдохнул, уголком губ ухмыльнувшись. Как же хорошо~
Внезапно стул толкнул какой-то неуклюжий Аманто, явно намеревавшийся присоединится к компании за столиками у барной стойки. Зверь яростно взвыл, исчезая в шуме кафе, гомоне компании, грохоте стаканов, мерзком перешептывании сбоку.
Такасуги нахмурился и обернулся. Аманто. Компания подростков Аманто сидели рядом, шумно галдя и празднуя, судя по всему, какое-то радостное событие, они то и дело звонко чокались, наберебой галдя какие-то тосты, в смысл которых не хотелось вслушиваться. Тц… Неожиданно внимание Шинске привлекла ярко рыжая шевелюра, обладатель которой находился в смежном зале. Ммм.. Неужели Камуи? К столику подошла пара официантов и начала расставлять перед клиентом с десяток тарелок. Камуи… Как же хотелось хоть на вечер скрыться в толпе, подальше от Кихейтая, Харусамэ и остальных. Видимо этому не бывать.
....вишневый, правда? Но я все же предпочитаю смесь: из спелой вишни и зрелой крови, полученной от новой жертвы. Не откажите ли вы мне в таком удовольствии, Глава Потрошителей-сан? Переговоры рядом внезапно приобрели напряженный нотки в голосах, что тут же привлекло внимание Не меняя позы, Такасуги скосил глаз. Оба белобрысых ублюдка то и дело поглядывали на него. Раздражает.
- А какой сок предпочитаете Вы, уважаемые гости-доно? Шинске повернулся вновь к столику и как ни в чем не бывало сделал еще один глоток. Напиток заканчивался, а смысла брать второй, похоже, не было. Да и не хотелось особо. Пора заканчивать этот балаган...~
Такасуги поднял бокал и мягко покачал его в руке, наблюдая за движением напитка внутри.
- Боюсь, что я предпочитаю прекрасное в чистом виде, не смешивая~ Всему свое время и место не так ли? - тихо ответил так, чтобы его было слышно лишь Суджи и Шисуи. - Мой сок - гранатовый.- Шинске ухмыльнулся и, слегка наклонив голову вбок, повернулся в сторону белобрысых. - Существует прекрасная история про гранат и Персифону.. Так что? Не хотите ли отведать гранатового сока? ~ - террорист продолжил держать бокал в одной руке, вторую же слегка припонял, будто бы подзывая бармена. Изумрудный глаз впился в лица убийц, считывая каждую эмоцию. Черный зверь заворочался в углу, то втягивая, то выпуская когти.

+2

11

Полный бред, да-да-да, последняя пачка парацетамола была лишней. И да, я писал без тройки. Вы ведь не против?

Небольшое кафе в самом центре города. Вечер кувырнадцатого бамбаря крысяча дебилсот космодратого гроба. Мягкий предзакатный свет пробивался сквозь окна в помещение. На керамических тарелках, которые ничем не отличались от обычных, весело плясали блики. Еда казалось ещё прекраснее и аппетитнее в лучах солнца. Камуи с упоением трапезничал в течение семи минут — так долго длилось его неистовое поедание еды, принесенной официантом. Вечерняя суета в кафе и за окном ничуть не волновала парня. Он был погружен в свои мысли, далекие от этой кофейни, в которой черт знает что происходило. На сегодня дел больше не запланировано, не ожидается убийств, сражений, торговли, переговоров и прочего, а потому рыжий мог со спокойной душой отдыхать в этом прекрасном человеческом месте, полным слабых существ, не способных даже поцарапать Ято. Закончив трапезу, Камуи уж было собрался покинуть это заведение, он встал и направился к выходу, но неожиданно приметил среди посетителей до ужаса знакомые фигуры: первый — белобрысый парень с короткими мечами, он напоминал и серебряноволосого самурая, и бабу из межгалактического МакДака в одно и тоже время; второй — мужик "вкрутую" с брутальной щетиной, бабской волосней и отвратительной привычкой нравиться дамам, достаточно силен и смог неплохо себя проявить на борту Харусаме; третий — сильный Самурай-сан, с которым парень собирался отправиться на школьную экскурсию в Ад. Все, видимо, были в прекрасном расположении духа, белобрысые беседовали о чем-то, а Такасуги сидел в одиночестве через один стул от Шисуи с каким-то постным выражением лица. На секунду рыжий затормозил и услышал странный вопрос от Гривастого. Очевидно, он обращался к Суджи и Шинске. В тот момент Камуи показалось странным то, что в одном месте собралось столько сильных людей и всплывал невероятно логичный вопрос: для чего они здесь? Это странно, когда такие люди, как они, идут на мирные переговоры. Эти люди принадлежали полю боя, как все Ято и ещё некоторые люди... "Может, они собираются устроить драку?" — подумал рыжий, остановившись рядом с круглым столиком, находящимся неподалеку от барной стойки. Если, конечно, они собираются устроить драку, то почему бы Аманто не присоединиться к ним? Развлечение же... Или же не стоило им мешать?
Странное, давно знакомое чувство, которое часто посещало рыжего, вновь дало о себе знать. То была древняя жажда Ято, от которой невозможно сбежать... Есть лишь один способ утолить её — сразиться, да так, чтобы кровь противника залила все пространство и осталась на руках. Это было животное желание убивать, которое шло из самого естества молодого космического пирата. Он не противился этому желанию, давал ему волю всегда и везде, принимал эту жажду, не шел против этого удивительного и пугающего желания. Рыжий принадлежал полю битвы и не собирался бежать от этого, он принимал себя таким, какой он есть. Это не была слабость, он поддавался инстинктам по собственному желанию, и это, несомненно, делало его сильнее. Здесь сидели трое весьма сильных индивидов, грех не сразиться с ними, когда в Камуи пробудились инстинкты Ято! Его не волновало, что здесь было много людей и Аманто, которым не стоит видеть то, что произойдет через каких-то пару мгновений. Если они увидят это, то это будут их проблемы. Парня ничто не останавливало, он мог сейчас же убить Маширо и Шисуи, но, конечно, сразу этого не сделает. Они созданы не для того, чтобы их убивали, а для того, чтобы с ними сражались. Они ведь не слабаки. Рыжий знал это по собственному опыту. Правда, всей силы этих парней он не знал, а узнать хотелось. "Если они будут драться со мной, то, конечно, выжмут из себя все", — рассуждал пират в мыслях. Сейчас ему, конечно, хотелось сразиться и с Самураем-саном, да вот все ещё нужно повременить с этим — обязан жизнью, связан обещанием, да и вообще не видит смысла убивать его именно сейчас. Аргентинская пословица "Поел — сердцем подобрел" уж никак не относится к Камуи. Если бы она была правдивой, то он бы просто кинул взгляд на знакомых и прошел бы мимо. Зачем ему останавливаться? Дружески поздороваться и выпить? Сходить в зал игровых автоматов и устроить жаркую битву? Ято таким не занимался, не занимается и не собирается заниматься. Скучно, неинтересно, не приносит пользы. С друзьями можно играть в игры, кто больше народу перебьет за пять минут или что-то в этом роде, но только это. Он сделал шаг в сторону барной стойки.
— Я смотрю, у Вас тут весело, Гривастый-сан, Белобрысый-сан, Самурай-сан, — со свойственной ему улыбкой пролепетал Камуи. Логично или не логично начать сейчас драку — неважно. Сражения — это не всегда действие одной только логики. Бывают случаи, когда вместо неё работает желание, которое невозможно утихомирить или проигнорировать. Кровопролитие — это неотъемлемая часть жизни Ято. Убивать — это так же естественно, как дышать. Нельзя отбирать кислород, нельзя отбирать кровь сильных противников. У рыжего стучало в висках, он не желал больше ждать. Напряжение внутри нарастало, он уже хотел сражения. С этим невозможно бороться. Удар ногой — некоторая часть барной стойки разрушена, а также разбиты стаканы, принадлежавшие сильным людям. Нужно же было как-то прекратить этот каламбур, ведь так? — Вам ведь уже надоели эти нудные беседы, не так ли? Не хотите ли поразвлечься? — "Самое интересное только начинается", — подумал пират все с той же улыбкой.

Отредактировано Kamui (2013-06-23 00:44:02)

+3

12

- Крови хотите, мсье Шисуи? Не откажу, конечно же, что я - изверг какой-то? - Суджи улыбнулся, прищурив глаза и потрепав белоснежные волосы. А потом, будто мешкая, пожал плечами и с тем же слащавым выражением лица, которое присуще только официантам, врезал уже надоевшему главе НамиЯми в нос, чувствуя, как тот хрустит под его рукой. Маширо выдохнул, вновь зажмуриваясь от удовольствия, глядя на поверженного и на мгновение ошеломленного врага, по уже не такому идеальному лицу которого стекала юркая, как змейка, красная струйка. Она быстро пробежала по губам, задержалась на кончике квадратного подбородка, а потом - раз - и капнула на красивую и, конечно же, безумно дорогую рубашку. - Еще что-то, мсье Шисуи? Ах да, вишневого сока, бармен.

Суджи сам не понимал, отчего это сделал. Моментальное побуждение было сильнее, намного сильнее его структурированных планов. Угнетаемым и поддающимся босс быть не любил. Ох, была бы тут Рури - она бы его поддержала, набросившись на инопланетного Главу всем своим маленьким телом, нанося меткие удары один за другим. Пожалуй, это была единственная вещь, которую юное дарование могло выполнять безукоризненно.
Виновато оглядевшись, Суджи обвел глазами зал. Люди, ошалело вылупив глаза, смотрели на парня, не в силах вымолвить и слова, а потом, шаг за шагом, пробирались к двери, забывая кланяться хозяину кофейни. - Мсье Шисуи, я вот что хотел сказать, - Потрошитель забрался на высокий стул, поставив ногу на каркас, видимо, выполненный из железа - да, и сюда аманто внесли свою лепту, - пока вы чувствуете себя начальником положения, я обижаюсь. Пока вы ведете беседы на отдаленно-философские темы, я нервничаю. И мне, честно говоря, откровенно скучно в вашем присутствии. Я бы мог смотреть на ваше красивое лицо, мсье Шисуи, на вашу красивую рубашку, на безупречный маникюр - кстати, не скажете, где сделали - но это занимало меня первые пять минут. Я не просил у вас помощи. Что за слово - помощь, по-мощь? Оно похоже на слово не-мощ-ность. Ну ладно, пусть не похоже, но что напоминает - так это точно! Я, глава Потрошителей - группировки, благодаря которой город не засыпает, когда наступает ночь -, и вам, лично вам, мсье Шисуи, досталась уникальная возможность работать со мной на равных, почерпнув из этого выгоду. А вы ее проворонили. Она была у вас под носом ровно пять минут, а потом - фьють - улетела, испарилась. Но я, - Суджи кивнул нервно сглотнувшему бармену, - я великодушен. А поэтому если вы отдадите мне свою рубашку, дадите адрес девушки, сделавшей вам этот удивительный маникюр, и будете умолять меня о соглашении я, так и быть, могу вновь оказать вам услугу - сделать предложение. Вы говорите, что не все так просто, мсье Шисуи. Отнюдь. Все просто - я жду вас здесь же, через три дня. Я согласен на повторные переговоры. Не вздумайте привести кого-то еще из членов своей не такой уж и обширной семьи. У меня есть информаторы, - у меня же есть информаторы? - , мои связи в этом городе настолько широки, что вам и не снилось,- Суджи, детка, ты блефуешь, - приходите, мсье Шисуи. И да, - Маширо ловко спрыгнул со стула, направляясь к двери, - выстирайте свою рубашку. От нее пахнет потом, мсье Шисуи. Воняет - простите мой французский. От нее смердит страхом.

Потянув за деревянную ручку, Маширо обернулся, посмотрев на оставшихся. Их было двое. "Те-самые-гости" - так Глава Потрошителей нарек их. - Бармен, - Суджи лукаво наклонил голову, - отнесите гранатовый сок вон на тот столик. И запишите все на счет мсье Шисуи - он сегодня крупно проиграл, - парень перевел взгляд на второго посетителя. Что-то смутно-знакомое промелькнуло в этих зеленых глазах, но память у босса была далеко не самым услужливым аппаратом. - Я уже развлекся, мсье. Нудные беседы меня утомили. Теперь Белобрысому-сану надо немного прийти в себя - делать мне здесь больше нечего. Выпейте стакан сока за мое хроническое нездоровье, мессиры. Арриведерчи, дорогие.
"Эх, не даются мне переговоры. В следующий раз пошлю Рури с Нарико в коротких шортиках - куда продуктивнее".

0

13

- О да, знаю я твои развлечения, чертов Харусамец. – еле слышно пробурчал блондин так, чтобы никто из присутствующих его не услышал. И пропустил тот момент, когда метко поставленный удар собеседника достиг своей цели. НамиЯми качнулся назад и выпрямился, опустив голову. Шисуи, мягко говоря, удивлен вовсе не был. Нет-нет. Шок, офигевание, внезапность с немым вопросом: «Что за черт?» - все эти неправдоподобные эмоции, конечно, отразилось на лице патлатого главы Намиями.  Но более блондина удивляло то, как умудрился глава Потрошителей достать до его носа? Как? Ведь, по сравнению с ним, с Шисуи, глава Потрошителей был среднего роста. Это же… талант! Это наверняка один из скрытых талантов Суджи – давать в нос таким «шкафам». Люди опять удивляют своими способностями. Да, жители этой планеты уникальны!
Пока Суджи что-то там говорил о рубашках, работе на равных и о «вонизме», Шисуи покрутил затекшей шеей, провел языком по губам, слизывая с них засыхающее капли крови, которые остались там после удара; потрогал нос, повернул его в разные стороны, от чего тот снова неприятно захрустел. Не торопясь и так же не обращая внимания на пламенную речь Потрошителя, блондин достал из кармана сложенный вчетверо белый платок, на уголке которого было вышито витиеватыми красными буквами: «Чтоб ты сдох, Ублюдок!», высморкался в него, не забыв при этом выкинуть его куда-то за барную стойку. После чего наконец посмотрел на Суджи, который уже быстро добрался до выхода.
- Ну, наконе-е-ец-то! – громко и как-то облегченно проголосил Шисуи, заставляя вздрагивать и бармена, и оставшихся посетителей, которые просто не успели покинуть это заведение. - Я уж думал, что Вы, уважаемый Маширо, так и будете блефовать до конца нашей встречи. – блондин поднес ладони друг к другу и начал медленно хлопать, даря аплодисменты главе Потрошителей. – Браво! Я бы попросил на бис. – патлатый усмехнулся. – В этом ударе Вы показали истинного себя. Не зря я с Вами так нудно-долго беседовал. Сразу бы так. Знаете ли, я терпеть не могу, когда меня водят за нос, не договаривая всех обстоятельств. Ко всему прочему, Маширо-кун, Вы ещё слишком молоды. Вы слишком молоды, чтобы указывать мне. Вы не вызываете доверия, необходимого для заключения контракта между нами. Вы не единожды соврали и скрыли Ваши мотивы. То, что Вы относились к той войне и то, что Ваша истинная цель заключается в убийстве одного выжившего человека – Вы же мне этого вовсе не собирались говорить, да? Если бы Вы с самого начала не вели себя так глупо и наивно не полагали, что я без разговоров поставлю подпись в контракте, то, быть может, мы бы с Вами сработались. А так. – Шисуи растянул свои губы в широкой улыбке, от которой у него сразу свело скулы. – Единственный, кто сегодня крупно облажался, так это Вы – Маширо-кун. Но, так и быть, я заплачу за все убытки в этом заведении и в качестве утешения вышлю на адрес Вашей группировки такую же рубашку, приложив к ней номер салона, в котором делался маникюр…
Блондин вздохнул и резко спрыгнул с высокого стула, чтобы в следующий момент оказаться за спиной Потрошителя, дернуть его за плечо, разворачивая к себе лицом. И быстрым точным ударом ноги ниже ребер отправил белобрысого главу на полуразрушенную барную стойку, сшибая столы, стулья и прочие предметы. Испуганный бармен что-то пискнул и убежал из помещения через черный выход. Стоило ещё добавить то, что Суджи полетел на то место, где сидел одноглазый любитель гранатового сока…
Шисуи сплюнул и одновременно чихнул, вдыхая поднявшуюся пыль. Намиями только сейчас понял насколько испорчено его настроение. Оно перевалилось за ту шкалу, когда хочется все крушить и ломать, когда становится хреново только от одного вида раздражающих факторов. Тем более, внутри него, отзываясь на зов сражений, просыпался Гривастый, давая понять хозяину, что нужно прекращать быть добрым крестьянином и стать тем самым НамиЯми, оправдывая имя кровавого и жестокого клана.
Особенно, когда рыжая макушка адмирала Харусамэ настроена поразвлекаться. А уж «развлечения» известного скандалиста Шисуи уже как-то испытывал на себе.

+2

14

Если в первом акте пьесы на стене висит ружье, то в последнем акте оно непременно должно выстрелить…
Кто же сказал эту фразу и откуда Шинске ее знает? История умалчивает. Но одно самурай знал точно: если собрать в одном месте несколько сильных людей и Камуи, то последний обязательно затеет драку. Несомненно, рыжему Ято не хватало рассудительности. Хотя наличие невероятной силы покрывало этот недостаток и позволяло Камуи всегда выйти сухим из воды… Ну почти всегда…Действительно, Абуто сейчас явно не хватало. Шинске слегка вздохнул и отодвинулся от барной стойки, намереваясь наблюдать над разворачивающимся цирком на дистанции. Кто бы знал, как же не хотелось главе опаснейшей террористической организации второй раз за день марать руки… Неожиданно, да? Но точка кипения двух рядом сидящих чайников уже подошла к отметке «крушить-убивать» и потасовка была неизбежна. Ну как неизбежна…
Такасуги уже хмурым взглядом смерил место, где совсем недавно стоял его стакан с недопитым виски, а ныне там возлежал белобрысый выскочка. Какой же соблазн скинуть его со стойки, да смысл?... Даже не закажешь новый виски – бармен трусливо прикрываясь первым попавшимся подносом, быстро прошмыгнул в подсобку и явно забаррикадировался там.
Шисуи-сан, вы решили мне устроить экспресс-доставку сока? – Шинске ухмыльнулся, переведя взгляд на аманто.- Боюсь, вы ошиблись немного с выбором~ Погоди… Участвовал в той войне? Охотишься за выжившим? Внезапно в голове начал складываться пазл… Глава потрошителей… ночные нападения…улики, указывающие на Гинтоки… Шинске быстро глянул в лицо Суджи, перебирая в памяти образы товарищей и знакомых с фронта… Это лицо было определенно ему знакомо! Тц… Хотелось засмеяться. Громко… Лицо Шинске исказил оскал. – Полагаю, мне придется отослать вам эту ошибку обратно~ Поднявшись со стула, Такасуги за шиворот стянул Суджи с барной стойки и прицельным мощным толчком отправил потрошителя прямо в лапы Шисуи. Шинске облокотился о побитую стойку и расстегнул верхнюю пуговицу рубашки. Все-таки после кимоно в подобной одежде чувствуешь себя необычайно скованно и некомфортно. Итак, что мы имеем? Сильный Ято, готовый поразвлечься боем. Раздраженный элитный убийца. Мелкий, но шустрый маньяк. Почти безоружный террорист. Хах…становится интересно…Меч и зверь у одного, короткие мечи у другого. Не самый приятный расклад, однако ведь до появления аманто много самураев погибло именно от встречи с танто. Главное быстро сократить дистанцию и нанести роковой удар. Но пока возможно стоит повременить? В конце-концов есть Камуи, готовый к бою..

+2

15

Происходящее в следующие минуты напоминало какой-то плохой боевик, на создание которого потратили не больше тысячи йен. Такие третьесортные фильмы частенько крутят по кабельному амантовскому TV. Пираты Харусаме время от времени смотрели эти идиотские показушные драки, смысл которых был понятен только режиссеру и, быть может, сценаристу, который во время написания сценария был, очевидно, под кайфом. Если задуматься, то все происходящее действительно казалось какой-то сценой из такого боевика, от которого блевать хочется. С некоторой досадой адмирал посмотрел на лежащего на стойке Суджи, который прямо-таки напоминал очередную проститутку из того же самого третьесортного боевика. Ну или какого-то слабого помощника главного героя, который борется до конца. Отвратительно. Неужели Маширо такой слабый? Почему его вообще смогли кинуть на барную стойку? Или это просто прокол? Он даст отпор позже? Но как же его трагичная речь и попытка уйти? Явный трус, не так ли? Или просто не хочет веселиться? Он слабый. Скорее всего, он слабый. Конечно, рыжий думал совершенно иначе прежде, но сейчас он больше склонялся к тому, что Суджи не ровня ему. Даже если он глава Потрошителей, он все равно какой-то слишком слабый. Или, может, он скрывает силу? Какой загадочный, однако. Камуи просто обязан выяснить сначала, на что способен глава Потрошителей. Или же стоит начать с Шисуи? Уже известно, что Гривастый весьма силен, но, скорее всего, он не всю свою силу показал. Камуи не мог решить, с кого бы лучше начать. Это и понятно: кто-нибудь из них может сбежать. А ведь это так ужасно, когда от тебя сбегают сильные люди. Потом ты целыми днями только и думаешь о сражении с ними... об их крови на своих руках... представляешь, как они дают тебе достойный отпор, но, в конце концов, ты выигрываешь. Потому что ты сильнее и проворнее. Однако это неописуемое удовольствие, когда ты сражаешься с сильным существом... Это, возможно, сравнимо с исполнением мечты или чем-то в этом роде. Просто прекрасная вещь. От этого так просто отойти нельзя. Ещё долгое время воспоминания о таком сражении будут заставлять закипать кровь. Восхитительные воспоминания о прекрасной битве. Все, чего хотел сейчас рыжеволосый, — это сразиться и с Суджи, и с Шисуи. По очереди сражаться — это не вариант. Надо напасть на обоих. Ему ведь хватит сил, так?
На сцену вновь вышел одноглазый самурай-сан. Правда, ничего сверхъестественного он не делал: только кинул Суджи в лапы Шисуи. Точно, ещё ведь есть он. Однако сражаться с ним пока что нельзя — он дал обещание, которое просто не может не выполнить. Но останется ли он для того, чтобы повеселиться вместе с пиратом? Неважно. В данном случае он, конечно, мог повеселить немного рыжего и показать больше своей силы, но... Камуи глянул на его пояс. Нет ширасаи? Как же так? Самурай и без своего меча? Что-то здесь нечисто. Но, если он начал присоединяться к веселью, у него должно быть ещё какое-то оружие или что-то вроде этого. Или же Такасуги неплох и в рукопашном бою? "Надо бы проверить как-нибудь его навыки", — отметил про себя Ято. Но сейчас было и вовсе не до этого. Устроить веселье — вот, что нужно. То, что сейчас происходило, никак нельзя назвать весельем. Все выглядело слишком уныло, слишком скучно.   
— Ара... И это Вы называете весельем? — с удивлением спросил Камуи, а потом хищно улыбнулся. Он просто не мог все так просто оставить. Сейчас здесь собрались достаточно интересные личности, с которыми можно было сразиться. — Лучше я покажу Вам настоящее веселье.
В ту же секунду выражение лица у космического пирата стало похоже на физиономию отца, когда тот сражался. Выражение, выражавшее в одно время и безумие, и готовность уничтожить всех в помещении, и жажду крови... Как известно, Ято принадлежат полю боя. И сегодня эта кофейня станет ничем иным, как местом сражения...
Суджи — слабак. Это был окончательный вывод Камуи. В нем что-то есть, но нет, он действительно слаб. Маширо — самый слабый из них в это проклятой кофейне, которая скоро разукрасится кровью. Рыжего не интересовали слабаки, потому, подбежав к Суджи, он пнул его к потолку. Тот, словно тряпичная кукла, упал где-то поблизости. Больше он не представляет интереса для адмирала, а значит, он здесь ни к чему.  Подняв его, словно тряпичную куклу, он кинул его куда-то в сторону — кажется, там стоял одноглазый самурай-сан, но парня это сейчас не волновало. Его разум был поглощен тем, что он сейчас узрит — силой, которую вновь покажет Шисуи. Да, Намиями был силен. Возможно, даже сильнее самого рыжеволосого. А разве это не заставляет кровь закипать? Разве это не волнующе? Но вот был действительно тот, с кем стоило сразиться сегодня. Но...
— Хватит устраивать балаган в моей кофейне! — выбежал какой-то до ужаса напуганный толстячок, который заплясал прямо перед рыжим. Говорят, что в моменты страха люди не ведают, что творят. Этот мужчина был одним из тех, кому сносило крышу, когда происходила какая-то непонятная чертовщина. — Я на Вас в межгалактический суд подам! Вы мне тут всех клиентов распугали, да барную стойку почти всю разрушили! Изверги! Вы не знаете, с кем связались!
Пирату Харусаме было глубоко наплевать на то, что говорил этот толстяк. Этот человек явно не понимал, что делает. Сам Камуи не отличался пониманием, а потому просто проткнул мешающегося человека своей рукой.
— Я никому не позволю мешать моему веселью, — с улыбкой проговорил рыжий, откинув в сторону мужика, который был уже, по-видимому, мертв. Рука была вся испачкана, но синеглазому было наплевать на это. Подбежав к Гривастому, он сбил его с ног, использовав один финт из игры, в которую часто играл Абуто. — Я так долго ждал этого, Гривастый-сан. — Адмирал поставил ногу на грудь Шисуи. — Вы повторите то чудо? Или нет?

+2

16

С каждой прошедшей минутой, с каждой прошедшей секундой и миле секундой, Шисуи хотелось одного. Да, ему хотелось крови. Много-много крови и мертвых тел, с которых будет стекать не только бордовая жижа, но и органы. Смотреть на то, как у жертвы на темно-красных ниточках свисают оба глаза, выдавленные в тот момент, когда Гривастый находился в неконтролируемой ярости. Убить. Убить. Убить. Убить, несмотря ни на что. Убить. Снова убить. Оставить на когтях капли вязкой крови. Но убить. Убивать. Убивать долго и с наслаждением. Пряча взгляд, заливаясь сумасшедшим смехом, раз за разом пронзать жертву, заставляя её извиваться под натиском шпаги. Словно она – танцующая кобра, которая выползла на зов хозяина. Но этого мало. Жертва должна стонать. Громко и протяжно стонать от боли, приносимой шпагой и когтями Гривастого. Потому что это наслаждение. Истинное наслаждение смотреть за смертью своей жертвы…
Нет, вы, правда, думали, что именно этого хочет сейчас Намиями? В данный момент? Нет-нет. Вовсе не этого хотел патлатый блондин, наблюдая, как Такасуги отправляет в полет главу Потрошителей. Шисуи хотел одного – манерно зевнуть в полный рот, плюнуть на всю и свалить из этой кофейне. И забыть её, как неудавшийся сон после попойки, когда на утро трещит не только голова, но и все тело. Намиями бы так и сделал, но воспитание и сама ситуация этому противоречили.
Блондин лишь молча пронаблюдал, как Суджи был подкинут Камуи и выведен в полный нокаут. Шисуи даже было жаль его. Глава клана вовсе не желал зла белобрысому рипперу. Просто они не сошлись во взглядах и позициях, не так ли? Просто они недопоняли друг друга. Как ни странно, но после того, как Суджи сломал нос Гривастому, то последний даже испытал некую «симпатию» к этому человеку. И он никак не хотел видеть скорую кончину этого славного риппера. Потому что Шисуи хотел понаблюдать за ним. Шисуи было интересно, добьется ли он своей конечной цели или проиграет? В конце концов, сломать такую человеческую пешку, как Суджи, для Намиями труда не составит.
Один выбыл. – Шисуи с досадой снова посмотрел на безвольное тело Маширо и перевел взгляд на Такасуги. С Кихейтаем сражаться тоже не хотелось. Да и зачем? Такасуги Шинске – враг Тендошо, но никак не являлся врагом Намиями. Клану всегда было плевать и на террористов, и на захваты и уничтожение властей. Все это являлось безразличным для Намиями, которые вели свою жизнь. И это не смотря на то, что их работодателем являлся крупный чиновник в правительстве Эдо. Клан просто работал. Работал, чтобы жить. Не более.
Поэтому блондин лишь на секунду закрыл глаза.  Чтобы в следующий момент быть прижатым к полу нескромной ногой рыжего Ято. Вот с кем сегодня действительно выйдет «накладка в расписании»! Какой аманто принес этого пирата в такую убогую кофейню? Почему из всех мест именно это?
- Долго ждал? Скучал, что ли? – недоуменно прохрипел Шисуи, сжимая сильную ногу Камуи и пытаясь её убрать с себя. В голове картинкой пронесся тот вечер на корабле Харусамэ и улыбка растянулась по его лицу. – Чудо? – блондин думал о том, что через несколько таких минут лежаний под железной ногой Ято, у него могут сломаться пара ребер. Надо было что-то делать. Выпустить Гривастого. Выпустить зверя. Сражения с Камуи уже не избежать. Впрочем, как и тогда…
Как же все это… ДОСТАЛО!
В кофейне, да и не только в ней, но в ближайших двух километрах можно было услышать протяжный глубокий вой. Вой проснувшегося волка. Оставшиеся стекла в кофейне и окна близлежащих заведений и домов треснули и полностью рассыпались.
Шисуи замер и тут же был встряхнут электрическим разрядом, которым сопровождалось каждое его превращение в Гривастого. Дым стоял столбом не только от разгрома кофейни, но и от напряжения и опасности, исходящей от оставшихся там личностей.
- Прости, но я не состою в Поколении Чудес, Камуи. – Гривастый выпустил когти и правой рукой со всей силы сжал ногу мальца. Кровь забрызгала лицо Намиями, очень хорошо сочетаясь с серыми глазами, узкими щелками-зрачками и заметно выступившими клыками волка. Второй рукой он достал из кармана свою складную шпагу, быстрым движением пальца нажимая на кнопку и выдвигая длинное лезвие. Которым тут же проткнул левое плечо рыжего Ято, все ещё удерживая того за ногу и не позволяя сдвинуться. Это произошло в считанные секунды, поэтому Шисуи, не вынимая шпаги из его тела, резким ударом отпихнул Камуи, тут же поднимаясь, и ногой, на которой успела исчезнуть обувь и тоже появились когти, со всего размаха врезал пирату, вытаскивая шпагу и стряхивая с неё кровь.
- Если тебя так заводит вид крови, то полюбуйся на свою. – блондину для пафосности момента не хватало сигареты во рту. Но Шисуи никогда не курил, поэтому вместо того, чтобы встать в какую-нибудь геройскую позу, он обратился к Такасуги. – Я не хочу с драться с Вами, Шинске-доно. Я также уверен, что и Вы не хотите драться со мной. Премного извиняюсь, что доставил Вам недоброкачественный сок. А также за то, что разбил Ваш стакан с виски. И за то, что видите эту ужасную форму моего зверя.  – блондин отвесил извиняющийся поклон, чтобы тут же насторожиться, замереть, перехватить шпагу и сделать немного неуклюжий удар в пустоту. Ведь «веселье» только начиналось…

0

17

Обычно люди приходят в кафе, чтобы хорошо провести время с приятелями и друзьями в уютной обстановке, мирно попивая кофе и угощаясь вкусными десертами. Порой здесь назначают переговоры, чтобы в расслабленной атмосфере спокойно решить какие-то вопросы или согласовать договоренность. Бывает, что заблудший ученик коротает здесь время вместо того, чтобы идти на занятия. 
Хорошее кафе – это место, где люди могут расслабиться, отдохнуть, где они чувствуют себя умиротворенно и счастливо.
Кафе «Спиногрызлин» можно было назвать таким кафе. Здесь все соответствовало параметрам хорошего заведения. Прекрасный и необычный интерьер. Сломанная барная стойка, разрушенные несколько столов и валяющиеся в художественном беспорядке стуле. Вкуснейшее меню. Только в самых разбитых стаканах с бритвенно острыми сколами вам подадут любой кровавый коктейль на ваш вкус. Игривая атмосфера напряжения и кровожадности. Увлекательная программа развлечений, включающая в себя полеты под потолки.  Разве не идеальное место, чтобы провести здесь вечер-другой? Хотя, возможно уже к следующему вечеру вы уже идеально впишетесь в интерьер в качестве статуи, причудливо отдекорированной ранениями различной степени тяжести.
Такасуги вовремя успел выставить руку, дабы не оказаться сбитым «истребителем» по имени Суджи. Одновременно с этим самурай обнажил танто, спрятанный доселе под жилеткой, дабы контратаковать. Но потрошителю уже, кажется, хватило впечатлений, поэтому тот благополучно отключился. Он казался удивительно слабым для человека прошедшего Джои войну. Однако это обманчивое впечатление могло сложится лишь у того, кто был незнаком с силой клана Ята, и опасностью, которую мог принести прямой удар Камуи. Последний же решил перейти от закуски к основному блюду и с аппетитом, присущим настоящему хищнику, атаковал Шисуи. Такасуги взглянул в лицо рипперу, периферийным зрением продолжая наблюдать за присутствующими. Белоснежная челка юного убийцы покрылась кровью, лицо оказалось в мелких ранах и царапинах. На одежде так же проступили красные пятна. Сломал ребро?~ Жалко ли было этого парня? Ничуть. Такасуги лишь слегка проникся тем, как риппер использовал собственную схожесть с бывшим товарищем, чтобы удачно повесить на него все подозрения. Однако мелочность и заносчивость самого преступника не вдохновляла. Но, в конце-концов, это проблемы Гинтоки и пусть разбирается сам…
В этот момент жуткий вой Шисуи напомнил о бое рядом. Шинске обернулся. Вот уж действительно каких только существ не найдешь во вселенной… Террорист хмыкнул, приблизившись в паре «дуэлянтов», на что Шисуи тут же среагировал.
- Я не хочу с драться с Вами, Шинске-доно. Я также уверен, что и Вы не хотите драться со мной. Премного извиняюсь, что доставил Вам недоброкачественный сок. А также за то, что разбил Ваш стакан с виски. И за то, что видите эту ужасную форму моего зверя. 
Хоо?... Как это мило…
- Не слишком ли много извинений для наемного убийцы? – Не мог не ухмыльнуться. – Однако, вы правы… С вас хватит и боя с Камуи, так что предоставляю вас друг другу… - Шинске предусмотрительно ушел с линии боя, позволяя атаковать. Любопытный бой, как жаль такое пропускать. Но лидеру Кихейтая нельзя просто взять и наплевать на дела, чтобы насладиться хорошим зрелищем. А жаль. Предусмотрительно спрятав танто, Такасуги покинул кафе, бросив прощальный взгляд на невероятную битву двух сильнейших воинов. Чет или нечет?....

==> Квест №1.11. "Загнанный в угол зверь всегда выпускает свои когти".

Отредактировано Takasugi Shinsuke (2013-09-01 05:08:58)

+2

18

Скучающий взгляд кроваво-красных глаз лениво блуждал по когда-то вполне себе симпатичной кофейне, которая ныне представляла собою лишь груду жалких развалин. Разрушенная барная стойка, мерзко хрустевшие под ногами осколки стекла на полу, хлам, бывший когда-то комфортабельной мебелью, валялся в художественном беспорядке... В воздухе заведения летали еле заметные пылинки, которые становились видны только когда попадали в идущий от пустых оконных проемов свет, и царил пугающий полумрак и тишина, что разбавлялась лишь тихим стуком каблуков единственных посетителей развалин.
Сетсу здесь решительно не нравилось. Нет, женщину абсолютно не пугали эти руины, она не маленькая девочка, ей гораздо больше не нравился повод, по которому она здесь находилась вместе с одним из своих братьев, который сейчас так же осматривал разнесенный в хлам "Спиногрызлин". Два месяца назад, тринадцатого октября пропал глава клана Намиями и по совместительству их брат Шисуи. Он пошел на какую-то важную или нет (Сетсу не могла точно этого вспомнить) встречу и с концами, с тез пор никто из клана больше не видел этого блондина. Не ясно, что с ним. Неизвестно, где он. Будь Кровавая Аристократия самой обычной семьей с привычными земному обществу отношениями между братьями и сестрами, то они бы уже давно поставили весь Эдо на уши, но нашли бы своего Гривастого главу. Но Намиями не люди. Члены клана все так же продолжали заниматься своими делами, сначала не особо волнуясь за Шисуи, все же их незабвенный глава - далеко не слабак, он просто так не погибнет (не доставит такую радость Тайке) и похитить себя тоже не даст. Однако когда этот... Гривастый не соизволил показаться в поместье клана спустя n-ое количество прошедшего времени, его братья и сестры ощутили странное беспокойство за своего брата и начали широкомасштабные поиски пропавшего, временно доверив клан теперь наверняка счастливому Тайке. Стоит ли говорить, насколько сильно самой старшей Намиями не нравился стратег в роли главы? Она привыкла к Шисуи. Поэтому белокурая аристократка очень надеялась, что уже в скором времени удастся найти и доставить его тушку  в дом родной, запереть в кабинете и заставить заниматься делами. Про то, что её блондинистого брата уже могло не быть в живых, женщина даже не думала.  Это нелепое предположение. Бессмысленное. Дабы убить члена клана Кровавой Аристократии с их звериной силой и чутьем на опасности - нужно постараться, сильно постараться.  А значит её "дорогой" брат, наплевав на все свои обязанности, просто где-то ведет праздное существование, напивается в компании красивых девушек. 
Клянусь своим браслетом, Шисуи, если это так, тебе лучше самому удавиться и не ждать пока до тебя доберусь я. Вернее, мы.
Красноглазая покосилась на исследовавшего завалы Тайке. Самый неожиданный напарник. Коварный стратег клана Намиями - последний человек во всей Вселенной, которому было бы действительно нужно возвращение Шисуи. Так какого они* он сейчас вместе с ней роется в завалах заведения, где в последний раз видели блондина? Тайке хочет удостовериться, что Гривастый волк Намиями действительно мертв? Он понял, что заправлять делами клана не так восхитительно, как он предполагал? Что в действительности у него на уме? Всё это напоминало Сетсу какую-то игру. Игру, где ты с непроницаемым выражением лица выкладываешь один свой козырь, а сверху на твою карту ложится что-то еще, что ты должен любой ценой превзойти. И чем круче твои карты, тем веселее тебя обыграть. Очень опасная игра, если ты играешь с тактиком Намиями.
Ладно, пока не стоит об этом думать.
Сетсу надеялась, что их расследование непосредственно с места, где последний раз видели главу Кровавой Аристократии,  прольет свет на исчезновение Гривастого волка. Тут могли остаться хоть какое-то зацепки. Хотя что можно найти в заведении, где не осталось ничего целого? Если уж им с Тайке не повезет, то может хоть от отправившегося к организации, с главой которой последний раз видели Шисуи, Нириши может дать ответы на вопросы Намиями? Однако на это тоже не стоило сильно надеяться, ибо их босс пропал тогда же, тринадцатого октября и его люди его также не нашли.
- Нашел что-нибудь, Тайке?
Красноглазая считала, что у брата больше возможности отыскать какие-то зацепки. И дело тут не в невнимательности самой старшей Намиями. Просто животное чутье Тайке могло больше помочь, чем оно же у Сетсу. Что поделать, её вторая звериная ипостась не могла похвастаться ни отличным обонянием, ни слухом, в отличии от животных братьев и сестры . Только зрением. 
Очевидно, когда душам нашего клана раздавали таланты, я где-то жрала пирожки.

* никаких местоимений! Они (с ударением на первую  букву. Вроде бы) - переводится как "демон". Сетсу типа ругнулась, ага.

Отредактировано NamiYamy Setsu (2014-11-07 18:50:22)

+3

19

Под новеньким начищенным ботинком хрустнул кусок какого-то дерева, видимо некогда бывшего барной стойкой. Тайке поморщился: обувь была покрыта равномерным слоем пыли, кругом была невероятная разруха, и, как ему показалось, шансов на то, чтобы найти в этом помещении, некогда бывшем кофейней, в которую он частенько заглядывал, хоть малейший намек на то, куда пропал их брат, не представлялось возможным. Он нахмурился, прикрывая платком нос и рот, чтобы не наглотаться пыли, которая была повсюду, и взглянул на старшую сестру Сетсу, которая находилась тут вместе с ним. Судя по всему, ее посещали примерно те же мысли. И почему он должен был расследовать исчезновение этого идиотского Шисуи? И куда он мог деться, Шинсенгуми его побери?
Об исчезновении своего «обожаемого» брата Тайке узнал тринадцатого октября, когда тот почему-то не явился домой. Но тогда это не волновало ровным счетом никого – Шисуи часто оставался на ночь в домах своих женщин, а утром как ни в чем не бывало возвращался домой, отсыпался, обедал вместе со всеми и приступал к работе. Но он не явился ни утром, ни в обед, ни на следующий день, ни даже через неделю. Тайке был чрезвычайно обрадован этим фактом, стал любезнее с остальными членами семьи, и даже перестал подтрунивать над Нириши. Однако еще две недели спустя, когда Шисуи все еще не появился, ему стало скучно: не на ком больше оттачивать свое остроумие, некому устраивать жестокие розыгрыши, даже ни над чьими неудачами не посмеешься! Он, конечно, мог попробовать проделать это с другими членами семьи, но все это было и вполовину не так весело. К тому же, у него не было никаких особых причин ненавидеть остальных братьев и сестер. Кроме Шисуи. Того самого Шисуи, который с самого детства знал, что станет главой клана, хотя старше Тайке всего лишь на несколько месяцев, и с тех же самых пор смотрел на него с некоторой снисходительностью, так бесившей его. К которому с явной симпатией относились все члены семьи, кроме, пожалуй, Сетсу. Который частенько уводил женщин, которые нравились Тайке. У которого, как порой казалось стратегу Намиями, все получалось гораздо проще, но при этом успешнее. Чертов братец! От всех этих воспоминаний Тайке испытал сильное желание ударить кулаком по чему-нибудь твердому, но в этом кафе не было ни единого предмета, который бы при его ударе не развалился на части. А это затруднило бы их поиски, и, что еще хуже, запачкало бы ему одежду.
И вот совсем недавно, когда остальные Намиями всерьез забеспокоились о том, куда же мог пропасть их любезный глава клана, они по праву старшинства временно передали пост главы Тайке и занялись поисками. Поначалу счастью Тайке не было предела: пусть Шисуи не возвращается и дальше, его положение в надежных руках. Он был уверен, что не отдаст его, даже если тот объявится здесь, прямо посреди комнаты и именно в данный момент. Он получил бумаги, которые надо было подписывать, частые переговоры с потенциальными партнерами, будущими работодателями, урегулирование дел с полицией, управление финансами клана. Тайке принялся за дело с удвоенным энтузиазмом: еще бы, ведь осуществилась мечта, которая терзала его своей неосуществимостью лет, наверное, с семи.  Однако все оказалось не так радужно. Работа, которая накопилась за почти два месяца отсутствия главы, отнимала много времени и сил, зачастую Тайке не удавалось поспать ночью за составлением какого-то очередного отчета для полиции, он стал реже видеться с женщинами и ходить по барам. К своему ужасу, он стал замечать темные круги у себя под глазами, его кожа перестала быть идеально гладкой, костюмы стали слишком быстро мяться, да и вообще, жизнь главы клана оказалась изрядно утомительной, а веселья в ней было… пожалуй, и вовсе не было. Тайке, всегда полагавший, что Шисуи ведет крайне праздную жизнь, невольно начал проникаться к тому неким подобием уважения: тот справлялся со всеми трудностями, но при этом и выглядел блистательно, и в общении с людьми был воплощением любезности.  Но окончательно оценить брата мешало то, что остальные члены семьи не скрывали своего неудовольствия от назначения Тайке, который, кстати, несмотря на все трудности, идеально справлялся с работой главы и ни словом никому не обмолвился о том, как тяжело ему приходится, и постоянно подчеркивали, что с возвращением Шисуи все наверняка пойдет на лад.
Итак, когда очередная поисковая экспедиция не принесла никаких вестей, Тайке решил, что пора и ему вмешаться под предлогом того, что его крайне интересовало, где их уважаемый бывший глава умудряется отлынивать от своих повседневных обязанностей. В то, что с Шисуи могло приключиться что-то посерьезнее очередной любовной интрижки, стратег не верил. Шисуи далеко не слабак, иначе он уже давно бы пал жертвой особенно беспощадных розыгрышей со стороны брата. Тайке почти гордился тем, что именно он выработал в Шисуи твердость характера и умение переносить любые издевательства. В этот день он собрал всех в гостиной и громогласно провозгласил:
- Мы все помним, что в тот самый день, тринадцатого октября, у Шисуи были запланированы какие-то переговоры в кофейне «Спиногрызлин». Как я считаю, она – одно из немногих мест в городе, которые мы по какой-либо причине не обследовали. Сегодня я предлагаю снарядить небольшую экспедицию в лице меня и… - тут Тайке задумчиво осмотрел остальных членов семьи, выбирая, кто бы из них больше всех пригодился на месте вероятного преступления, и, наконец, решился. – Сетсу, ты пойдешь со мной.
Сказать по правде, Тайке сам не очень понимал, почему он считал, что так важно, чтобы именно он нашел Шисуи. Не то чтобы он рассчитывал на благодарность со стороны членов семьи, или, особенно, самого пропавшего брата – этого ему никогда не дождаться. Просто почему-то в его голове уже сложилась четкая картина того, что он должен найти и спасти этого гулящего идиота, или, что совсем маловероятно, хотя бы найти его труп. В конце концов, кто, если не он? Тайке единственный, кто может справиться с данной непосильной задачей. К тому же, его узы ненависти, связывавшие мужчину с Шисуи, были крепче многих уз более дружеских отношений. Ему не хотелось лишаться столь непримиримого врага. Он просто обязан его найти и высказать то, что думает о внезапных исчезновениях с рабочего места.
Еще раз перебрав в уме все факты, касающиеся исчезновения того, кто едва ли заслуживал зваться теперь главой клана, так как с позором сбежал от своего долга, Тайке осмотрелся. Запах сражения, крови, азарта битвы и страха витал в воздухе, бил в ноздри даже через платок. Казалось, с того памятного момента прошло не два месяца, а два дня.
- Здесь очень воняет. Воняет кровью. Ты чувствуешь? – Тайке, который не любил резких неприятных запахов, немного брезгливо поморщился, взглянув на сестру. – Осталось выяснить, имеет ли это какое-то отношение к Шисуи. Интуиция говорит мне, что имеет, но мы должны проверить.
Тайке еще раз прошелся вдоль помещения, напрягая зрение. В дальнем углу он заметил что-то белое, и, осторожно ступая по ненадежному полу, направился к неизвестному предмету. Потянул за него, и обнаружил, что вытащил за уголок белый шелковый платок со следами крови на нем. И с надписью сбоку: «Чтоб ты сдох, Ублюдок!» - вышитой красными нитками. Явно его,  Тайке, работа. Он кинул находку сестре прямо в руки:
- Вот тебе первая находка. Значит, Шисуи здесь точно был, и, судя по всему, ранен. Но это пока ничего нам не дает. Надо продолжать поиски.
И Тайке снова принялся мерить шагами развалины, в поисках хоть чего-нибудь более конкретного.

+3

20

- Здесь очень воняет. Воняет кровью. Ты чувствуешь? - голос Тайке настиг красноглазую убийцу в тот момент, когда та исследовала тот жуткого вида хлам, что остался от барной стойки. Вопрос брата застал Сетсу врасплох, заставив на миг оторваться от своего увлекательного занятия и уставится на новоявленного главу клана. Конечно же, Сетсу чувствовала этот витающий в помещении солоноватый запах животворящей жидкости сопутствующий безумному, жестокому и яростному бою, пусть ощущала его не так сильно, как стратег Намиями, вынужденный прикрывать нос платком. Но и этого запаха вполне хватало для того, чтобы звериная ипостась начала нервно скребтись где-то на глубине подсознания и клацать зубами, требуя хоть какой-то свободы. Сетсу удалось подавить гавиала, хотя не без усилий со своей стороны. С её личным зверем в последнее время творилось что-то не то. Он мог в любой момент протяжно заскулить без видимых на то причин, заставляя Сетсу чувствовать сильную душевную боль. Мучится. Лить слезы горя без причин. Что это у него за обострение...
- Чувствую. И моё шестое чувство просто орет, говоря, что этот погром имеет к нашему дорогому братцу самое прямое отношение, в форме Гривастого он мог и не такие разрушения устроить. Только с кем это он так... эпично поругался? Уж не с тем ли таинственным дельцом, с которым у него важные переговоры намечались? - усмехнулась Сетсу, облокотившись на какой-то обломок и настраиваясь на зрение своего личного животного. Разум красноглазой выдвинул предположение: а вдруг эти так называемые переговоры были тщательно организованной ловушкой изначально? И пришел этот блондин не на встречу, а ровненько в засаду? А что, теория не хуже прочих. Даже лучше предположения о том, что Шисуи увидел какую-то красивую женщину и принялся за ней ухлестывать. При её муже. В общую картину разрушений эта теория вполне вписывалась.
Зрачки тут же удлинились, становясь вертикальными. Эти глаза принадлежали уже не красноглазой убийце Намиями, а гавиалу - её звериному воплощению. Зрение женщины усилилось в несколько раз, позволяя разглядеть мельчайшие предметы с недостижимой для человеческого облика Сетсу поразительной ясностью. Теперь все стало предельно четким. Белокурая аристократка довольно улыбнулась одними уголками губ, её бодрила эта холодная острота восприятия. Если уж она так видит мир с помощью своего животного, то какие ощущения испытывает Сарико со своими действительно великолепно развитыми глазами?
Впрочем, как хорошо бы сейчас старшая Намиями не видела, а тот момент, когда в неё полетел белый шелковый платок с пятнами крови, едва не проморгала, хотя виду не подала. Успела вовремя обернуться, заметив движение Тайке, и схватить эту вещицу. При ближайшем рассмотрении на нем даже обнаружилась милая надпись, привет от Тайке: "Чтоб ты сдох, Ублюдок!".
Братская любовь прекрасна. Только не в нашем случае.
Глядя на окровавленную вещь, Сетсу уже была готова поверить в версию о ловушке.
- Тайке, скажи, ты не думаешь, что те "переговоры" были лишь фарсом, предлогом, с помощью которого можно было завести главу клана Намиями в тщательно подготовленную ловушку? Правда я даже представить не могу того монстра, который смог одолеть нашего Гривастого братика.
С этими словами Кровавая Аристократка двинулась вдоль остатков диванчиков, расположенных вдоль окон. Намиями тщательно всматривалась в каждую трещинку, обводила внимательным взглядом кроваво-красных глаз  каждый обломок. Она даже принюхивалась для верности. И её старания увенчались успехом: под одной из поваленных на пол спинок дивана что-то резко блеснуло металлическим блеском, который можно было и не заметить из-за валяющихся рядом осколков стекла. Стоило Сетсу только взять его в руки, как она тут же узнала эту вещь. Это был брелок от телефона в виде Гривастого волка. Такой украшал мобильный аппарат Шисуи.
- Посмотри-ка, - Сетсу покачала брелком на подобии того, как если она звонила бы в маленький колокольчик. - Как думаешь, Тайке-нии, здесь ли ещё телефон нашего братца? Моя интуиция говорит, что да. А твоя?
Намиями далеко не один раз пытались дозвониться до своего душеприказчика, но все тщетно. Так может они найдут его мобильный телефон тут? Вот только... где искать его в этих руинах?

Отредактировано NamiYamy Setsu (2014-11-12 07:37:00)

+3

21

Тайке прекрасно понимал, что если он просто будет ходить по развалинам кафе и таращиться по сторонам, то весьма сомнительно, что он обнаружит еще что-то полезное. Да, ему повезло найти платок, но удача же не могла длиться вечно, верно? Сетсу, судя по всему, уже начала использовать свою животную способность для того, чтобы лучше видеть и вероятнее обнаружить какие-то зацепки, и Тайке лениво принялся наблюдать за ней. Сам он использовал свою животную форму, в каком бы то ни было проявлении, крайне редко. В основном ему хватало обостренных инстинктов и чувств, отсутствием физической силы он тоже не страдал. Животная форма давала немало преимуществ, но были и недостатки: Тайке инстинктивно опасался, что может потерять контроль над собой, будучи в животной форме. Потеря контроля над собой олицетворяла собой его самый страшный кошмар, о котором не знали даже члены их большой, но не очень дружной семьи. «А вдруг я сам, не осознавая этого, пойду ласково тереться о ноги этого ублюдка Шисуи? Ну уж нет, лучше умереть», - рассуждал он в таких случаях, хотя на самом деле страшило его скорее не это, а возможная потеря лица. Сдерживать себя, все время быть любезным, улыбаться, шутить, ни одним мускулом на лице не выдавать своих истинных эмоций, что бы ты ни чувствовал на самом деле - этому Тайке научился очень рано, поняв, что так он будет больше нравиться людям. Еще одна причина для своеобразной благодарности старшему брату – только с ним можно было дать волю негативным эмоциям, выплеснуть все, что терзало изнутри. «Устал, не в настроении, неудачный день? Испорти настроение Шисуи, и все пройдет» - так звучал негласный девиз Тайке. Хотя бы для этого брата следовало бы отыскать.
Кроме того, было еще кое-что, беспокоившее его. Несколько недель назад, когда он сидел с двумя дамами в баре и развлекал их разговорами, флиртуя то с одной, то с другой, то с обеими вместе, что-то произошло. Медвежий кускус, зверь, скрывающийся внутри него, беспокойно заворочался и издал звук, больше всего напоминающий вой, полный безысходности, боли и отчаяния. Тайке поперхнулся вином, закашлялся. Отчаяние внутри него было такой силы, что он потерял дар речи, а на глазах выступили слезы. Он быстро сморгнул их, избавился от наваждения, но от дам поспешно ретировался, придумав убедительную отговорку. Общения с людьми, которые видели его таким, он вынести не мог. Что и говорить, такое своеволие зверя, который вырвался даже из-под неустанного контроля, его насторожило.
В тишине кафе неожиданно раздался голос сестры:
- Тайке, скажи, ты не думаешь, что те "переговоры" были лишь фарсом, предлогом, с помощью которого можно было завести главу клана Намиями в тщательно подготовленную ловушку?
Он медленно повернул голову в сторону Сетсу:
- Ты всегда была умницей. Собственно, поэтому я тебя сюда и позвал. Мы, как мозг Намиями, сможем разобраться во всем гораздо быстрее. Да, я думаю, что такой вариант возможен. Только… они должны были действительно хорошо подготовиться. Ну, ты понимаешь. Яростный Шисуи снесет голову кому угодно, а о последствиях задумается когда-нибудь потом. В любом случае, у них должны быть серьезные силы. Ты только посмотри на эту несчастную кофейню! А ведь когда-то здесь подавали такие вкусные пирожные… - стратег показательно вздохнул, застыл на месте и стал следить взглядом за перемещениями Сетсу. Было бы неплохо найти что-нибудь еще…
Не успел он даже додумать эту мысль до конца, как кое-что все-таки обнаружилось. Брелок от телефона Шисуи. Разумеется, отдельно от телефона. «И почему братец продолжает создавать мне трудности, даже когда исчез? И где теперь искать этот чертов аппарат? Он вполне может даже оказаться у самого Шисуи, только без брелка» - раздраженно подумал Тайке.
Но интуиция Сетсу, судя по словам сестры, утверждала обратное, да и сам Тайке был склонен считать, что телефон где-то здесь. Только где? Да и уцелел ли он в этой разрухе?
Стратег прошагал к месту, где сестра обнаружила брелок, попытался вспомнить расположение кафе до того, как здесь побывал Шисуи, восстанавливая в памяти то, где находилась барная стойка, где – столики, где – небольшая кухня. Его посетила идея, и он небрежно поворошил кучу, из которой сестра извлекла брелок, носком ботинка. Ну конечно, осколки фаянса! Белые, крошащиеся под ногами. И какие-то подозрительные лужи, правда, засохшие, но оставившие свои следы на кусках дерева. Телефона видно не было. «О Ками, только не это! Мой новый костюм!» - закатил глаза нынешний глава.
-Итак, здесь мы имеем… имели санузел. Телефона этого умника здесь нет, но зато есть идея, где он может обнаружиться. Как насчет небольшой прогулки по канализации? – Тайке мысленно выразил безумную надежду, что аристократичная Сетсу наморщит нос и откажет ему в этом путешествии. Но такое было слишком маловероятно, ведь они здесь по делу, и пока не доведут его до конца, спокойно уйти домой не могут. Да их любезные братья и сестры в дом не пустят без каких-то определенных результатов! Поэтому он просто попытался подготовиться к данной экспедиции морально. А костюм, видимо, придется покупать новый.

+3

22

- Да, я думаю, что такой вариант возможен. Только… они должны были действительно хорошо подготовиться. Ну, ты понимаешь. Яростный Шисуи снесет голову кому угодно, а о последствиях задумается когда-нибудь потом. В любом случае, у них должны быть серьезные силы.
Эти слова своего брата-стратега Сетсу прокручивала в голове уже по пятому кругу, молча глядя на то, как Тайке несколько брезгливо расчищает ногой пространство от обломков, из под которых белокурая аристократка извлекла брелок от телефонного аппарата Шисуи, явно вознамерившись проверить какое-то свое предположение. Что-то было тут не так, что-то не давало покоя старшей Намиями. В голове настойчиво вертелись какие-то подозрения, хаотичные обрывки мыслей, но они исчезали быстрее чем Сетсу могла бы их поймать, осознать и развить в полноценную идею. Это было похоже на то, как будто ты ориентируешься на ощупь в темной комнате, зная лишь примерное расположение предметов в ней. Странное чувство: точно что-то знать, но в то же время оставаться в неведении. Сетсу выдохнула и попыталась хоть как-то привести всю эту мешанину мыслей и образов в порядок. Итак, что там сказал Тайке? Если действительно принять на веру мысли о засаде и пленении Шисуи, на что красноречиво намекал окровавленный платок брата (хотя кровь могла принадлежать и вовсе не этому бабнику), то возникал вопрос: кто был достаточно силен для того, чтобы повергнуть Гривастого волка Намиями? Кто располагал такими людскими ресурсами и мог подготовить ловушку так, что глава Кровавой Аристократии не справился с ситуацией? Стоило только направить мысли в этом ключе, как в мыслях Сетсу выступило всего два слова. Правительство и пираты Весеннего дождя, в простонародье именуемые просто и красиво Харусамэ.  Правительство Эдо красноглазая отмела сразу, Кровавая Аристократия давно установила свои связи в Бакуфу. Клан Намиями для своих целей достаточно давно использует один мелкий политический деятель Эдо и он же их... хм...  не законные дела, которые являются в большинстве своем именно волей сего чиновника, собственно, и прикрывает. Так что правительство их даже использует. Харусамэ? Это даже не смешно. Клан Намиями практически не имел контактов с космическими пиратами и, на сколько знала Сетсу, ещё не успел нигде перейти сей столь могущественной организации дорогу. Так если не правительство и не Харусамэ, то кто же? Кому мог так понадобится этот чертов извращенец?
- Телефона этого умника здесь нет, но зато есть идея, где он может обнаружиться. Как насчет небольшой прогулки по канализации? - вырвал красноглазую убийцу из пелены заслонивших от окружающего мира раздумий голос стратега Намиями. Белокурая женщина скривилась. Не сказать, что самая старшая из Намиями была просто живым воплощением женственности, Сетсу даже традиционные для женщин кимоно очень редко носила, предпочитая им более удобные для неё косодэ и хакама. Но тем не менее она все же не была обделена особой аристократичностью и обладала свойственной прекрасному полу женской гордостью, а потому желания лезть в канализацию у неё не было абсолютно никакого. Но разве у них с стратегом был выбор? Если у них есть хоть малейший шанс установить местонахождение своего главы, то его нужно использовать по-полной, не смотря на то, куда им с братом придется залезть. В противном случае дома им обоим можно смело ждать какой-нибудь любимой отравы Сарико в еде.
Белокурая убийца взглянула на своего брата. Вот уж кому посещение подобного места смерти подобно. Терпи, Тайке. Вот вернем этого извращенца в дом родной и потребуем от него тройную компенсацию за все то, чем нам пришлось пожертвовать ради его поисков.
- Догадайся сам, - фыркнула Сетсу, направляясь к выходу из кофейни. - Но выбора у нас нет.
Найти и открыть ближайший вход в канализацию оказалось проблем не составило, благо люк был расположен прямо рядом с кафе. Намиями-тян с подозрительностью и явно выраженным опасением глядела в мрачные глубины, которые до этого момента скрывал от посторонних глаз люк. Звериный слух Сетсу ясно различал плеск воды в глубинах городской канализации, а обостренное обоняние ощущало отголоски далеко не сладкого цветочного аромата. Красноглазая Намиями скривилась, белокурой убийце теперь очень хотелось оказаться отсюда подальше. Но интуиция ясно твердила, что именно там они найдут зацепку, которая прольет свет на загадку исчезновения Шисуи. И самое противное: звериная ипостась как-то странно воодушевилась, оказавшись в такой близости к этому мерзкому месту.
- Перед смертью не надышишься. Пошли, - бросила Намиями-тян брату и скользнула в глубины канализации.
Приземлилась Сетсу на обе ноги с характерным, но негромким плеском. Красноглазка сейчас даже думать не желала о том, в какой конкретно жидкости она сейчас стоит. Что может быть отвратительней городской канализации, населенной крысами, тараканами и прочей пугающей живностью, заполненной сточными водами с свойственными для них неприятными ароматами, кучей ответвлений и проходов? Только то, что в ней придется целенаправленно шариться двум существам, которым просто никак не отгородится от её затхлого воздуха, пропитанного   не самыми приятными для носа запахами, который ощутимо бьет по их усиленному обонянию. Пары воды только усиливали царившие тут неприятные ароматы, а Намиями-тян, с её-то принадлежащим к водным обитателям зверем, они просто убивали. На глазах белокурой убийцы выступили едва заметные слезы. Сетсу знала, что стоит только немного привыкнуть и эти "ароматы ванили" она практически перестанет замечать. Но как же тут было мерзко!
И как тут отыскать один единственный телефон?
Телефон точно где-то тут, я чувствую это. Он не мог попасть слишком далеко от кофейни, а значит нужно внимательно обследовать только ведущие к ней проходы и ответвления.

Отредактировано NamiYamy Setsu (2014-11-23 15:54:49)

0

23

Когда Сетсу сказала, что выбора у них нет, придется лезть в зловонную канализацию, Тайке не смог сдержать страдальческого вздоха. Стоило только подумать о том, какие именно запахи будут окружать их, пока они будут искать в кучах… не стоит, пожалуй, уточнять, чего, этот чертов телефон чертова Шисуи, как ему моментально плохело. Иногда чересчур чувствительное обоняние приносит одни проблемы. Пытаться почувствовать запах Шисуи в канализации, используя тот самый хваленый звериный нюх – тоже явно безнадежная попытка, запах брата за два месяца наверняка уже почти сошел на нет, к тому же, его заглушат чересчур сильные местные запахи, отрешиться от которых невозможно.
На самом деле, Тайке совсем не был уверен, что телефон все еще там. Его могли найти и подобрать люди, которые иногда с  какими-то своими тайными целями спускались в канализацию – как правило, бездомные или преступники, ищущие чем поживиться, иногда борцы с заразой, которую разносят крысы и тараканы, обитатели тех мест. Его мог найти и подобрать там сам Шисуи, обнаруживший пропажу. Его могло залить сточными водами, или унести ими же в какой угодно конец города. Но интуиция, как его, так и, судя по всему, Сетсу, прямо-таки кричала о том, что телефон найдется в канализации, без проблем и каких-либо задержек. Интересно, почему здесь,  в этом кафе, у него так обострилось интуитивное предчувствие? Нет, Тайке никогда не мог пожаловаться на плохое чутье, но иногда оно все-таки совершало промашки, или и вовсе молчало. Однако с момента прихода в эту кофейню не затыкалось ни на секунду, и ни разу пока не ошиблось. Неужели это и есть хваленая связь между членами клана Намиями? Часто он слышал разговоры о том, что она есть, но сам на практике ее ни разу не ощущал, поэтому относился к этой идее крайне скептично. А теперь выходит, что стоит придти на место, где один из них попал в неприятности, как чутье подскажет, в каком направлении двигаться, чтобы найти пропавшего, или хотя бы информацию о нем? Весьма удобная способность. Правда, пользоваться ей можно крайне редко – это был первый случай, когда кто-то из членов клана попал в такую передрягу, что другим пришлось его искать. И конечно, кто бы мог сомневаться, что попадет в такую ситуацию первым именно их обожаемый братец Шисуи?
Тайке резко прервал свои размышления, осознав, что таким образом просто оттягивает неприятный момент спуска. На самом-то деле, если верить интуиции, все завершится довольно быстро, главное – найти в себе силы спуститься туда. Чем скорее войдешь в канализацию, тем скорее выйдешь на свежий воздух. Жаль только, что он не взял с собой сменный костюм. Придется возвращаться домой грязным и отнюдь не благоухающим.
Итак, Тайке проследовал за сестрой на улицу, где она указала ему на люк, украшенный каким-то гербом. Под ним находилась искомая канализация, искомый телефон. Они вдвоем подняли крышку люка и оттащили ее в сторону. Первой внутрь спустилась Сетсу, за что Тайке был ей крайне благодарен. Когда она достигла твердой поверхности, раздался негромкий шлепок.
-Ты жива? Все в порядке? – крикнул он вниз и, поняв, что с каждой секундой простаивания его решимость испаряется под влиянием запахов, исходящих из канализации, зажмурился и, наконец, спустился вниз. Его ноги по щиколотку погрузились в зловонную жижу, на мгновение ему показалось, что его голова сейчас взорвется от сильнейшего запаха, ударившего ему в ноздри. О боги, скорее найти телефон и выбраться отсюда! Тайке судорожно прижал платок к носу. Его тошнило, но он держался изо всех сил. Для того чтобы тошнить нужно согнуться над этой мерзостью. Да никогда в жизни, он скорее признается Шисуи в любви.
-Давай разделимся, чтобы поскорее закончить со всем этим. Ты идешь вон в то ответвление, - жестом указал он, махнув рукой наугад. – А я пойду прямо по этой дорожке, вон туда. Мне кажется, там может что-то быть.
Дорога дальше оказалась сравнительно сухой, они с Сетсу оказались достаточно везучими, чтобы спуститься из люка прямиком в лужу отходов. Шагая вперед, стараясь не вдыхать испарения, которые явно не могли принести кучу здоровья тому, кто ими дышал, скорее наоборот, он внимательно смотрел по сторонам. Там – небольшой обвал камней, здесь – крыса прошмыгнула, почти бросившись ему под ноги. Почти у поворота в другое ответвление он заметил на фоне потемневших от сырости камней что-то светлое. Он подошел к нему, наклонился, брезгливо поднял с пола предмет, мысленно возрадовался тому, что Шисуи когда-то давно купил себе бежевый телефон, который легко заметить на серых камнях. Предмет оказался бежевым, и не вызывало никаких сомнений то, что это был именно тот самый искомый аппарат. Если в Эдо найдется еще хоть один человек с бежевым телефоном, стратег Намиями очень удивится. Тайке взглянул на экран, который, разумеется, не засветился – в конце концов, прошло два месяца. Он хотел было крикнуть Сетсу, чтобы она возвращалась, но решил, что это плохая идея.  Вдруг где-то поблизости в канализации находился кто-то еще? У него не было ни малейшего желания проводить здесь еще какое-то время, которое будет потрачено на драку с таинственными незнакомцами. Ему хотелось скорее выйти на поверхность.
Поэтому он поспешно дошел до того места, где они с сестрой разделились, протер рукавом экран телефона, попробовал его включить. Всегда был шанс, что телефон намок, пришел в неисправность, выключился от того, что слишком долго не заряжался… Но нет, экран приветственно засветился, телефон включился, и Тайке стал ждать Сетсу, чтобы выбраться отсюда, и уже на свежем воздухе, желательно подальше от канализации, изучить, нет ли в его памяти каких-нибудь наводок на нынешнее местонахождение их главы. Если их не будет, Тайке разобьет чертов аппарат об ближайшую стену. Ему была невыносима мысль о том, что они могли зря спуститься в это ужасное место, которое теперь наверняка будет сниться ему в самых страшных кошмарах.

0

24

Все получилось как-то бессвязно и скомкано. Прости-прости-прости, Тайке-нии. Стараюсь по мере своих уже совсем никаких сил и вконец скукоженного мозга.
В лексиконе красноглазой Железной девы клана Намиями словосочетания "жалость к себе" места не имело, где бы и в какой ситуации она не оказалась. Но все же Сетсу корёбило и хотелось протяжно взвыть от одной лишь мысли о том, что она вынуждена была появится в таком мерзком месте. Оно провоняло людьми в самом прямом смысле этого слова. Мерзко. Противно. Гадко. Не достойно её. Но нынче острая необходимость брала верх над гордостью красноглазой аристократки, заглушая отчаянные крики последней и взывающей немедленно покинуть канализацию. Раз уж они с братом ввязались во все это дело, то идти следовало до конца. Как там звучало одно из земных выражений? "Если война неизбежна - всё для войны", кажется так? А в их ситуации тогда это же выражение звучит как "если нужно в срочном порядке кого-то найти - все для его поисков". Шисуи... 
- Ты жива? Все в порядке? - раздался тем временем сверху голос брата. Намиями поморщилась. Ксо, не считая царивших здесь жутко неприятного запаха отходов обитателей Земли и полной антисанитарии, которые так и били по чувству прекрасного и усиленному личным зверем обонянию аристократичной Намиями, то да, она в полном порядке. Разумеется, по-другому быть не может. Кем Тайке её вообще считает? Сомкнув веки и слегка опустив голову, женщина сделала глубокий вдох, задерживая дыхание, после чего резко выдохнула, словно намеренно, присвистывая, показывая подобным образом некоторую степень своего собственного недовольства. Не притворяйся, что тебе сейчас есть до меня дело!
- Нет, я умерла, - еле слышно буркнула белокурая убийца, вытирая выступившие на глазах слезы, что появились из-за царившего тут "аромата". Или все же слаба? Нет, такого не может быть. - Лезь уже сюда.
Тайке не заставил себя долго ждать и уже через несколько секунд Сетсу услышала, как рядом что-то противно чавкнуло. Ну вот, братец переборол себя и тоже спустился в это место, попав в ту же лужу, что и она. Для Тайке это уже чуть ли не подвиг. Белокурая женщина повернулась к стратегу лицом и вопросительно посмотрела на него, ожидая дальнейших указаний. Да уж, брату явно приходилось нелегко здесь, как и самой Сетсу. Однако если старшая Намиями уже более-менее притерпелась к здешнему воздуху, то вот Тайке - ещё нет и сейчас ему было, судя по его виду, жуть как нехорошо. Сетсу вполне могла бы действовать и сама, но все же сейчас расследование и поиск брата здесь возглавлял именно нынешний глава Намиями, а сама красноглазая убийца была при нем чем-то вроде исполнителя и помощника. Наверное, старшую из убийц это должно возмущать, но все же ей было абсолютно все равно. Хоть альбиноска и порой возглавляла операции Кровавой Аристократии, но все же больше выполняла роль наводящего страх, дающего отрезвляющего пинка, когда его так не хватает, члена семьи. И эта роль её действительно вполне устраивала. Ну в самом деле, что возмущаться и требовать главенства, если ты вовсе не обладаешь лидерскими качествами?
Сетсу взглянула туда, куда ей предполагалось пойти и обозлилась. Одно из ответвлений канализации? Ксо, просто прекрасно. Как, каким течением туда могло занести телефон Шисуи? Но в клане действовало одно негласное правило: не задавать лишних вопросов своему главе, кем сейчас носитель Медвежего Кускуса и являлся. И хотя красноглазая аристократка была той, кто нарушала это правило с завидной регулярностью, но то же с Шисуи. С Тайке подобного желания не возникало, да и интереса не было.
- Ты ведь выбрал его наугад, верно? - несколько устало спросила убийца, внимательно всматриваясь в предполагаемый маршрут.  Сетсу вовсе не ждала от стратега ответа и просто молча отправилась по своему пути. Честно говоря, аристократка очень сомневалась, что сможет найти мобильный аппарат своего Гривастого брата. Животное чутье просто говорило о том, что её поиски окажутся бесплодными.
Так оно в конечном счете и вышло. Красноглазая вдоль и поперек обследовала свой маршрут, но ничего, кроме как сравнительно небольшого крысиного гнезда, не обнаружила. Что же, в этом плане ей не повезло. Может быть поиски Тайке окажутся более успешными? Должны оказаться! Сетсу знала: они с братом не уйдут из этого ужасного места без телефона, а покинуть его хотелось уже просто нестерпимо сильно. Наверное, и тут свою лепту внесла звериная ипостась белокурой убийцы Намиями. Гавиалу тоже тут не нравилось, он нервно шевелился где-то на краю подсознания, раздражая и без того не особо спокойную аристократку. В конце концов, Сетсу приняла решение вернутся туда, где они с братом разделились, дождаться его и сообщить об её не увенчавшихся успехом поисках. Но ей и не пришлось это делать. Каково же было удивление Намиями-тян, когда, вернувшись к исходной точке, она уже обнаружила там Тайке - ну кто бы сомневался! - в руке которого светился бежевый телефон её блондинистого братика. Быстро же, однако, он его обнаружил. Если бы не определенные обстоятельства, альбиноска бы могла решить, что мобильный аппарат Шисуи все время был у Тайке, а тот просто скрывал по каким-то своим причинам этот факт. Ладно, не важно, кто нашел телефон, цель спуска в это малопривлекательное место достигнута, больше им обоим тут делать нечего.
А значит пора бы убираться отсюда. Не хватало ещё внимание возможных местных проходимцев привлекать. Нам такой антипиар вообще не нужен.
- Пошли отсюда, - стараясь не дышать, не без явных ноток облегчения в голосе сказала Сетсу, остановившись около отверстия, с помощью которого они с Тайке спустились в канализацию.
Подняться наверх труда не составило. Выбравшись из зловонной канализации, женщина первым делом с наслаждением глотнула свежего и относительно чистого воздуха поверхности. Животворящий поток хлынул в легкие белокурой аристократки, принося истинную радость и вмиг повышая настроение убийцы на несколько баллов. Вот уж действительно, не познав неудобств, не дашь оценку мелким окружавшим тебя радостям. Заново, совместно с Тайке, водрузив крышку люка на её законное место, Намиями-тян вновь сосредоточилась на изначальной цели всего этого расследования.
- Итак, давай уже попробуем выяснить, куда это делся наш с тобой обожаемый родственничек, - забрав телефон у стратега Намиями, Кровавая Аристократка быстро сняла блокировку (код разблокировки мобильника Шисуи на самом деле знали все в клане) и принялась думать, куда лезть в первую очередь. Проверять последние звонки? Расписание встреч? Сообщения? А это вариант. С чего-то же в конце-то концов начинать надо.
Переписки Шисуи выглядели... пожалуй, для Сетсу, странно. Переписки с девушками вперемешку с важными сообщениями - вот так выглядели входящие и исходящие СМС её Гривастого брата. Да и не было в них ничего важного. И тогда какая-то неведомая сила,  скорее всего опять животное чутье, потянула альбиноску в черновики. И вот там зацепка обнаружилась. В последнем сделанном там сообщении, оно было оставлено как раз тринадцатого октября, были всего две буквы.
DC.
Сетсу хотелось ругаться. Громко, четко и очень нецензурно. Очередная загадка? После того, что их с братцем-стратегом носы вынесли в канализации?!
- DC? - не поняла красноглазая наемница, обращаясь к Тайке, который все это время стоял у неё за спиной и видел то же, что и она. - Это ещё что? Аббревиатура модного ночного клуба? Борделя? Где, они его сожри, носит нашего брата?
DC... Почему же у Кровавой Аристократки такое чувство, будто она уже слышала где-то эти буквы? Но где? От кого? Вспомнить это было все равно что пытаться расшифровать неразборчивую надпись. Как будто что-то очень важное осталось за дверью её памяти, а она потеряла от этой двери ключ. Малоприятное состояние. Странное. И почему же сердце альбиноски вдруг болезненно сжалось и ускорило свой ритм, и появилось ощущение, что эти буквы ничего хорошего в себе не несут?

Отредактировано NamiYamy Setsu (2014-11-25 17:31:04)

+1

25

Дождавшись старшую сестру, Тайке наконец смог осуществить свою единственную за время пребывания в канализации мечту – оказаться на поверхности, вдохнуть носом свежий чистый воздух Эдо, не боясь наступить в лужу, содержимое которой не внушало ни малейшего доверия. Его все еще мутило, и он, опершись на относительно чистую и относительно прочную стену разрушенного кафе спиной, заглянул на экран телефона, который как раз пытала Сетсу. Она быстро разблокировала его, стала смотреть смс. Тайке мысленно сделал пометку – выписать несколько телефонов девушек, с которыми общался старший брат, назначить им встречу и скрасить их одиночество. Увести прекрасных дам у Шисуи – что может быть лучше! Он поможет им утешиться в разлуке со старшим братцем.
Однако все это стоило сделать не сейчас. Были более насущные проблемы. Одной из них было то, что хоть Тайке и оказался на свежем воздухе, который приятно щекотал ноздри, ему постоянно казалось, что он вынес на себе отвратительный запах канализации, его одежда, и особенно, обувь, хранят ее следы, и возвращаться ему придется в таком, мягко говоря, нелицеприятном состоянии. Да бомжи Эдо примут его за своего! К тому же, запах, который он ощущал, или ему казалось, что ощущал, вызывал в памяти не самые прекрасные ассоциации. «Так, надо отвлечься. Что там интересного нашла Сетсу?» - постарался он переключить мысли в нужное русло. От нынешних размышлений никакой пользы делу не будет, лучше поскорее закончить, вернуться домой, принять успокаивающую ароматную ванну и переодеться.
-Что там? DC? – взглянул Тайке на экран мобильного телефона. – Хм, что бы это могло быть? Может быть, Нинтендо?* Или комиксы?** Если это так, то полезность нашей находки равна нулю, если не уходит в минус. Я уже думаю о том, что если на днях Шисуи вернется из какой-нибудь кругосветной поездки, я стрясу с него кругленькую сумму за моральный и физический ущерб, - тут Тайке нервно отряхнул плечи пиджака, смахивая вновь вернувшиеся воспоминания о канализации. 
На самом деле, он был почти уверен, что и его идеи, и идеи Сетсу насчет этой загадочной аббревиатуры – DC – крайне далеки от правды. Это не могло быть ни борделем,  ни ночным клубом, ни названием комиксов. В этих двух буквах, самом их виде и звучании, крылось что-то неприятное, сопряженное с какими-то трудностями, вероятнее всего, даже опасное. Возможно, когда-то Тайке слышал о чем-то, что сокращается подобным образом, но сейчас ему в голову никак не приходил правильный ответ. «Во что ты опять вляпался, Шисуи? Почему ты так талантливо находишь проблемы на свою… голову? И на наши тоже?» - подумал Тайке с недовольством. И все же – что бы это могло значить?
- Может, стоит попробовать поискать в интернете значение этой аббревиатуры? Раз уж у нас есть телефон… - задумчиво протянул он, взял телефон и ввел в поисковую строку «DC». Нажал «искать». Первые несколько страниц поиска были полны названий брендов, каких-то марок одежды, моделей чего угодно… Но наконец, к пятой странице, когда он уже начал терять надежду найти что-нибудь, подходящее к их ситуации, он набрел на какое-то обсуждение. Речь шла о слухах про межгалактическую тюрьму, расположенную на огромном космическом корабле, настоящий кошмар всех преступников, процент выживания в которой был крайне ничтожен. Называлась она красноречиво «Лагерь Смерти». Или – «Death Camp». Отсюда и эти загадочные две буквы. А ведь когда-то Тайке слышал о существовании этой тюрьмы, вероятно, от кого-то из работодателей. И как ему раньше в голову не пришло? Он был готов кусать локти от досады, что гениальная мысль о расшифровке не пришла ему в голову, пришлось искать подсказки. А ведь это был такой шанс доказать свою догадливость старшей сестре! Но теперь он утерян, придется смириться. Тайке тяжело вздохнул.
- И что нам с этим делать? Если Шисуи действительно в Лагере Смерти,  а это, судя по всему, так, то нам нужно как-то его оттуда вызволять. Соберем всех и объявим о результатах. И вместе решим, как можем попасть туда и вызволить этого умника. Передай всем, завтра в пять вечера пусть явятся в общую гостиную, оторвутся от своих важных дел. – Тайке огласил окончательный вердикт, выдал указание и покинул здание бывшей кофейни.
Он с трудом представлял себе как Шисуи, про которого можно было говорить сколько угодно плохого, но уж точно не то, что он слабак, дал себя поймать. Хотя, возможно, ресурсы этой тюрьмы неисчерпаемы, если уж они решили кого-то поймать? В таком случае, вставал вопрос о том, что именно сделал Шисуи каким-то важным шишкам, что его решили посадить в место, которое приятным не назовешь даже в бредовом сне. Слишком много вопросов. Тайке озадаченно потер лоб, направляясь домой, в поместье Намиями, вместе с сестрой.

* Nintendo DC – игровая приставка.
** DC Comics – издательство, выпускающее комиксы про Бетмена, Супермена и прочих популярных супергероев.

+1

26

- Шисуи интересуется игровыми приставками и комиксами? - с нескрываемым недоверием и некоторой насмешкой сказала Сетсу, словно завороженно глядя на пугающие её буквы. Что такое? Почему DC вызывает у неё такую смутную тревогу? За этой простой аббревиатурой или же сокращением скрывалась какая-то тьма, альбиноска ощущала это шестым чувством своей звериной ипостаси, но кровавая аристократка не могла распознать эту тьму, не могла заставить себя вспомнить хоть-что то про эти таинственные буквы. И это здорово било по уверенности белокурой Намиями-тян, заставляя ту нервничать и непроизвольно закусывать губу. Тайке же оказался куда более проворным и сосредоточенным в плане поисков, чем старшая убийца клана Намиями. Он взял бежевый телефонный аппарат Шисуи из рук Сетсу и, прежде чем та успела выразить свое недовольство, начал вбивать таинственные буквы в поисковик. Коасноглазая убийца едва подавила свой вздох раздражения, адресованный самой себе. И почему она так ломала голову над этой загадкой, если расшифровку таинственных букв просто можно попытаться узнать таким вот незамысловатым способом? На запрос Тайке вывалилось множество различных ссылок, но - вот ведь проблемка! - ни одна из них не могла пролить свет на хоть примерное местонахождение Шисуи. Если только он не пошел выбирать себе новый костюм, предварительно разнеся в хлам некогда вполне себе симпатичную кофейню. Какая глупость.
Честно говоря, Сетсу считала, что шанс найти что-то действительно стоящее и совместимое с их случаем с буквами DC был равен нулю, если вообще в минус не уходил. Эту аббревиатуру использовали многие бренды и марки, даже те, где она выглядела... не очень. Как среди этого многообразия отыскать одну единственную ниточку, которая вела бы к Шисуи и при этом являлась правдоподобной? Однако Тайке определенно родился под яркой звездой, так как где-то на пятой странице, минуя многочисленные ссылки на модные вещи, клубы и тому подобные глупости, он набрел на обсуждение, где речь шла о неком месте с романтичным названием "Death Camp".
DC.
Лагерь Смерти, что являлся самым настоящим адом для преступников.
Тут словно кто-то отдал альбиноске ключ от двери её воспоминаний. Сетсу вспомнила, где и что конкретно она слышала об этой таинственной тюрьме. Этот Лагерь Смерти, по слухам, был расположен на огромном космическом корабле, что парил в глубинах космоса, и откуда не было никакого шанса сбежать живым, только смерть даровала попавшим туда в качестве узников свободу. Мимолетом Намиями-тян подумала о том, что у того, кто придумал это место, было какое-то очень черное чувство юмора. Это же надо, сделать пропитанный кровью и ставший настоящим домом для смерти ад парящим в небесах - символе надежды, мечты и лучшего будущего. Судя по всему, именно туда, в это ужасное место умудрился угодить глава клана Намиями. 
Лишь краем уха альбиноска услышала указания нынешнего главы Кровавой Аристократии, мысли убийцы были слишком далеко от разрушенной кофейни и брата.
- Хорошо, я всех соберу, - отозвалась Сетсу, принимая к сведению приказ Тайке и выходя следом за ним из разрушенного здания.
Всю дорогу до дома из головы белокурой аристократки не выходила мысль о том, какие пытки сейчас вынужден терпеть Шисуи, если он сейчас действительно находится в Лагере Смерти. Сетсу ни во что не ставила своего Гривастого брата, но тем не менее она в жизни не желала ему такого. Женщина внезапно вспомнила о странном поведении своего зверя некоторое время назад. Он... он ведь не мог так себя вести из-за смерти того, кто связан с ним особыми узами, верно?
Нет! - мгновенно одернула себя альбиноска. - Шисуи жив. Возможно, ему сейчас совсем не хорошо, но он не мог умереть. Он не слабак, брат способен выдержать... то, чему его там подвергают.
Сетсу искренне в это верила и мысленном просила Гривастого волка немного подождать. Клан не бросит своего главу, каким бы он не был, в такой беде. Намиями вернут Шисуи в родной дом и после этого знаменательного события Сетсу лично отдубасит этого блондина своим любимым бумерангом. Ибо нужно отбить у его пятой точки желание ввязываться в такие приключения.

+1


Вы здесь » Gintama-TV » Центр » Кофейня "Спиногрызлин"